Тибетский лама

5. Рисование с помощью слов

В свете полной луны древние стены слабо отливали белым, а их яркие черные тени стелились вдоль посыпанной тщательно укатанным гравием подъездной аллеи. Эти очень старые стены были пропитаны любовью, которая обычно поселяется в любимых вещах. От обращенной к луне стены античный герб отражал лунный свет, придавая ему различные оттенки цветов драгоцен­ных камней. На землю из окон падали желтые отблески электрического света. Сегодня вечером старый зал оживлен той радостью, которая приходит только во время помолвки, а они в последнее время случаются так редко.

По ясному небу спокойно плыла луна. По открытым площадкам и лужай­кам медленно двигались тени, и попадавшие в тень деревья окрашивались в цвет эбонита. Внезапно раздался взрыв музыки, и из открывшегося француз­ского окна разлился яркий золотой свет, а на террасе балкона показались молодые мужчина и женщина. Окно за ними тихо закрылось. Держась за руки, мужчина и женщина подошли к каменной балюстраде и остановились, рас­сматривая раскинувшийся перед ними мирный ночной пейзаж. Легкий бриз доносил до них нежный запах мимозы. Мягко обняв молодую женщину за талию, мужчина увлек ее к широким мраморным ступеням, ведущим к низко постриженному газону.

Он был высокого роста, одет в военную форму с эмблемами и пуговица­ми, сверкавшими в лунном свете. У нее были темные волосы и кожа цвета слоновой кости, которая часто встречается у людей такого типа. Она была в длинном вечернем платье того же цвета, что и сама луна. Они медленно шли вдоль газона по направлению к дорожке, по сторонам которой росли ровные ряды деревьев. Время от времени они останавливались и подолгу смотрели друг на друга. Вскоре они подошли к простому деревянному мосту через тихий ручей. Некоторое время они просто стояли, опершись на перила моста и рассматривая свое отражение в спокойной воде, и тихим шепотом разговари­вали друг с другом.

Положив руку на плечо мужчины, женщина указала вверх, на филина, напряженно смотревшего вниз с большого дуба. Устав от безуспешных попы­ток разглядеть, что же происходит внизу, птица раскрыла мощные крылья и стремительно полетела к саду. Мужчина и женщина оживились и продолжили свою прогулку мимо остриженных кустов и клумб с цветами, опустившими на ночь свои головки. Вокруг то и дело раздавались тихие шорохи и скрипы, показывающие, что все маленькие ночные существа знают об их присутствии.

Тропинка повернула, расширилась и привела к покрытому густым кустар­ником берегу. Белый лунный свет мягко стелился по тихой и спокойной воде. Лучи отражались от легкой ряби, и вода казалась покрытой мириадами танцующих светлячков. На расстоянии мили прокладывал свой неспешный путь по морю огромный лайнер, его палубы сверкали яркими огнями. Оттуда едва доносились отголоски музыки — это оркестр развлекал танцующую и отдыха­ющую на палубах публику. Тускло светил красный бортовой огонь, а прожек­торы освещали опознавательные знаки на трубах корабля. В тех местах, где лучи прожекторов касались воды, она покрывалась фосфоресцирующей пе­ной, а волны от корабля с журчанием накатывались на песок пляжа. Мужчина и женщина стояли, держась за руки, и наблюдали за этой чудесной картиной. Вскоре лайнер скрылся за горизонтом, исчез свет его огней, затихли звуки музыки.

Они стояли в бархатно-лиловой дымке под сенью высокой сосны, говоря друг другу только то, что могут говорить влюбленные, строя планы на бу­дущее, заглядывая в лицо самой Жизни. На небе не было ни облачка, а воздух был теплым и ароматным. Мелкие волны нежно ласкали гальку вокруг и играли мелким песком.

Прекрасная лунная ночь создана для влюбленных. И для поэтов, ведь стихи, как и любовь, это соединение мечты и жизни.

* * * * *

Под сияющим полуденным солнцем песок в пустыне был раскален до предела. Даже Мать-Нил, текущая мимо жестоко иссушенных берегов, каза­лась более медленной, чем обычно, повсюду над ее поверхностью поднимались жаркие испарения, и с ними уходила влага, которая так необходима для безвод­ных земель. Несчастные феллахи, вынужденные работать на полях под жарким небом, двигались, словно во сне, слишком уставшие от жары, не способные даже проклинать этот знойный день. В зарослях поникшего тростника прятал­ся ибис. Новые пирамиды Великих Владык стояли, светлые и огромные, с высыхающим на жаре известковым раствором, плотно скрепляющим огром­ные блоки и промежуточные камни.

В относительной прохладе Комнаты Бальзамирования, глубоко под жар­кими песками, морщинистый старик и его помощник, едва ли моложе его, работали, набивая ароматическими травами тело умершего месяц назад.

— Думаю, что Фараон предпримет самые жестокие меры против Жрецов, — сказал старший из двоих.

— Да, — отозвался второй с мрачным удовлетворением. — Я видел, как стражники захватили несколько храмов, кое-кого арестовали, остальных пре­дупредили и изъяли множество папирусов. И действовали они очень реши­тельно!

— Не знаю, что за времена наступили, — сказал Старший. — Когда я был молод, такого не было. Мир РУШИТСЯ, вот что происходит, РУШИТСЯ!

Вздыхая и что-то бормоча, он поднял свою палочку для утрамбовки травы и запихнул еще одну порцию травяной смеси в отверстие в неподвижном теле.

— Во Имя Фараона! — закричал начальник стражи, когда в окружении своих людей он величественно прошествовал в покои Верховного Жреца. — Ты обвиняешься в том, что давал убежище недовольным, которые составили заговор против Него, а также в том, что произносил вредные речи, с целью причинить Ему зло.

Повернувшись к своим людям, он отдал приказ:

—    Разыщите тайник и возьмите все папирусы.

Верховный Жрец вздохнул и спокойно заметил:

— Так было во все времена: тех, кто стремился к высшим знаниям, всегда преследовали невежественные люди, которые боялись познать Истину и дума­ли, что никто не может знать больше, чем они. Уничтожая наши свитки мудрости, вы гасите слабо тлеющие огоньки знания.

День был не из легких; находясь в постоянной готовности, стражники хватали всех подозрительных — чаще всего тех, на кого доносили чем-то недовольные соседи. По улицам тащились влекомые рабами телеги, доверху нагруженные конфискованными папирусами. Но день подошел к концу, как всегда было раньше и как будет потом, и не важно, каким длинным он пока­зался страдающим жертвам нового порядка.

К вечеру поднялся прохладный бриз, он шелестел свитками папирусов, издавая сухой скрипящий звук. Маленькие волны неслись по тусклой поверх­ности Нила и ударялись в иссушенный солнцем берег. У верхней излучины реки перевозчики довольно заулыбались, когда хлопающие паруса наполни­лись ветром и направили их лодки к берегу, откуда начинался путь домой. Спадала неимоверная дневная жара, и крошечные существа выбирались из своих убежищ и отправлялись на поиски добычи.

Люди тоже искали добычу!

Темный небосвод был осыпан сияющими кристаллами звезд. Сегодня луна всходила позже. Слабо светились окошки грязных хижин, а в домах состоятельных людей сиял яркий свет. Воздух был наполнен тяжелыми пред­чувствиями. Этой ночью нигде на улицах не было видно праздных гуляк, не было и влюбленных, которые по старой традиции, держась за руки, давали обеты над широкими водами Нила. Этой ночью люди Фараона, тяжело ступая, прочесывали улицы, постоянно готовые броситься на врагов своего Господи­на. Началась чистка — чистка, направленная против ученых, жрецов и всех тех, кто мог угрожать Фараону предсказанием его ранней кончины. За окнами этой ночью бродила сама СМЕРТЬ — СМЕРТЬ на концах копий стражников Фара­она.

Но в самых темных уголках города молчаливые фигуры, прячась, перехо­дили из тени туда, где тень еще гуще, пока мимо с шумом вышагивали люди Фараона. Постепенно становилось ясно, что эти молчаливые, решительные люди, используя всякое возможное укрытие, старались остаться незамеченны­ми и достичь своей цели. Гвардейцы шумно проходили по улицам, прекрасные звезды кружились над городом, а темные фигуры людей легко проскальзывали в ничем не примечательную темную дверь. Проскальзывали, чтобы сразу же быть схваченными теми, кто находился за дверью. Их крепко держали до тех пор, пока не устанавливали, кто они. Когда последний человек прошел незаме­ченным по этому тайному пути и был узнан находившимися внутри, двое мужчин прислонили к двери большое бревно, чтобы еще раз убедиться, что она прочно закрыта.

Потом в тишине завибрировал хриплый старческий голос:

— Следуйте за мной, пусть все выстроятся в линию и положат руку на плечо стоящего впереди. Следуйте за мной и — НИ ЗВУКА! Потому что сама Смерть сегодня следует за нами по пятам.

Стараясь идти как можно тише, мужчины друг за другом последовали за своим лидером через хорошо скрытую дверь-ловушку. Наклонный путь вел все ниже и ниже, он был длинным-длинным, и наконец они оказались в старом склепе. Здесь был сырой и затхлый воздух.

— Здесь мы будем в безопасности, — прошептал старик ведущий. — Но давайте постараемся говорить как можно тише, чтобы нас не услышали слуги Правителя и никто не узнал о нашей сегодняшней встрече.

Они молча выстроились в круг и расположились среди похоронной утва­ри. Усевшись на колени, все замерли в ожидании слов своего Лидера. Старик окинул коротким взглядом собравшихся вокруг и посмотрел перед собой, собираясь с мыслями. Наконец он сказал:

— Сегодня и вот уже много дней мы видим, как то, что мы больше всего ценили, отвернулось от нас и охвачено пламенем. Мы все — свидетели того, как грубые и необразованные люди, ведомые обезумевшим в своей власти тираном, подвергают гонениям образованных людей и уничтожают Знание, по крупице собранное в течение прошедших веков. Мы собрались здесь, чтобы обсудить, как лучше спасти письменное наследие наших Знаний.

Он окинул собравшихся проницательным взглядом и продолжил:

— Многое уже потеряно. Многое спасено. Некоторые из нас под угрозой жестоких пыток отдали худшие папирусы и сохранили лучшие. Их нам и нужно сохранить… НАДЕЖНО. А сейчас, есть ли у кого-нибудь предложения, которые мы могли бы обсудить?

Некоторое время разговор то угасал, то оживлялся на приглушенных тонах, люди обсуждали целесообразность ТОГО или ЭТОГО. Наконец, моло­дой жрец из Храма в Верхнем Египте встал и громко произнес:

— Почтенные Господа, я прошу вашей снисходительности и разрешения обратиться ко всем вам. — Сидящие вокруг одобрительно закивали, и он продолжал: — Прошлой ночью, оставаясь в Храме, я уснул, и мне явилось видение. Я видел, как Богиня Бубастис предстала передо мной и дала мне указания, не подлежащие обсуждению. Мне было сказано, что Древнее Знание могут скрыть Мудрые Писатели, вначале отделив Мудрость Веков от других учений, а затем скрыв ее в строках прекрасных стихотворений. Как сказала Богиня Бубастис, Знание тогда будет за пределами понимания невежд, но останется совершенно ясным для Посвященных. Так потомки не лишатся ни наших знаний, ни знаний наших предков.

Он сел на место, явно волнуясь. Некоторое время среди основной части собравшихся стояла тишина, а Старшие обсуждали между собой это предло­жение.

Старейший из собравшихся огласил решение.

— Так быть же этому, — сказал он. — Мы зашифруем наши знания в стихах. Мы также подготовим специальные рисунки для Книги Таро. И мы сделаем так, чтобы большинство из этих рисунков были пригодны для карточ­ной игры, и, когда пройдут тяжкие времена, Свет Знаний засияет с новой силой, пополненный и обновленный.

Произошло так, как и было предопределено, и многие годы множество людей высоких целей и бесстрашного характера прилагали усилия, чтобы сох­ранить все то, что было достойно сохранения в стихах и рисунках. А Боги улыбались и были довольны.

* * * * *

Во все времена мужчины, а иногда и женщины любили использовать специальные формы письма, чтобы одновременно скрыть и прояснить свою мысль. Поэзия может очаровать мудрого и озадачить непосвященного.

При помощи соответствующего ритма, размера, рифмы и других прие­мов поэтической речи можно заложить в подсознание человека информацию, которая может стать частью целостной психической сущности человека.

Читая стихотворение, важно разобраться, что оно из себя представляет: простую красивую игру словами или же автор пытается передать какую-то особую информацию. Во многих случаях глубинное содержание, которое не­возможно передать в обычном грубом прозаическом описании, может быть так зашифровано, что только посвященный в состоянии верно его истолко­вать. Многие пророки писали свои послания и предсказания в стихах не пото­му — как полагают скептики, — что они боялись передать их простым языком, но затем, чтобы посвященные могли найти в таких произведениях нечто боль­шее, чем просто стихотворение. Часто невежественные авторы (и, ох! как же их много) любят поглумиться над знаменитыми поэтическими произведения­ми предков. Конечно, те, кто сам не в состоянии ничего написать, предпочита­ют следовать нижайшим инстинктам человечества, унижать других и приво­дить всех к общему знаменателю, — ведь мы живем в Веке Кали. Это век циничного пренебрежения тем элементарным принципом, что люди не одина­ковы. Не в том смысле, что они равны перед Богом, нет! Люди не равны перед Землей! И вот вам очень распространенная форма снобизма наших дней, которая понуждает людей говорить: «Я ничем не хуже его!». Сейчас на примере таких великих лидеров, как Сэр Уинстон Черчилль, Рузвельт и других, полу­чивших имя и репутацию в результате грязных дел, мы видим, что благодарить следует маленьких людей, которые не имеют особых способностей и добива­ются поэтому дружеского расположения, пытаясь поддержать тех, у кого та­кие способности есть.

Давайте прочтем отрывок поэмы, а потом углубимся и истолкуем истин­ный его смысл. Здесь приводится древнее тибетское стихотворение, очень, очень известное стихотворение, и его не только приятно читать, в этом стихот­ворении заключен важный и глубокий подтекст. Вот это стихотворение.

Я не боюсь

Боясь смерти, я построил себе дом, И мой дом — дом чистой истины.

Теперь я не боюсь смерти.

Боясь холода, я купил себе плащ,

И мой плащ — плащ внутреннего огня.

Теперь я не боюсь холода. Боясь нужды, я искал богатства,

И мое богатство — Оно великолепно, бесконечно, семикратно.

Теперь я не боюсь нужды.

Боясь голода, я искал пищу;

И моя пища — это пища медитации об истине.

Теперь я не боюсь голода.

Боясь жажды, я искал питья;

И мое питье — это нектар истинных знаний.

Теперь я не боюсь жажды.

Боясь скуки, я искал компанию;

И моя компания — это вечное чистое блаженство.

Теперь я не боюсь скуки.

Боясь заблудиться, я искал Путь;

И мой Путь — это Путь высшего единения.

Теперь я не боюсь заблудиться.

Я Мудрец, пребывающий во внутренней полноте,

Мое богатство — сокровища страсти;

И где бы я ни был, я счастлив.

Вскоре мы углубимся в эзотерический смысл этого произведения, но прежде давайте обратимся к другому стихотворению. Оно тоже создано в Тибете и, конечно же, имеет особенное значение.

Будь сдержан

Мой сын, будь в согласии с телом, как с монастырем, Потому что телесная оболочка — жилище божества.

Как учитель, будь в согласии с разумом, Потому что знание истины —это преддверие святости.

Как книга, будь в согласии с внешними вещами, Потому что их количество — символ пути освобождения.

Принимая пищу, довольствуйся пищей экстаза, Потому что неподвижность — вот совершенный облик божества.

Одеваясь, довольствуйся одеждой внутреннего огня, Потому что Богини небесных странствий надевают лишь тепло блаженства.

Друзья, — откажись от них, Потому что одиночество —это предвестник божественного собрания.

Гневаясь на врагов, довольствуйся тем, что их избегаешь,

Потому что расправляться с врагами — идти по ложному пути.

С демонами довольствуйся медитацией на пустоте,

Потому что магические видения — творения разума.

Давайте рассмотрим еще одно стихотворение, тибетское стихотворение, написанное Шестым Далай-Ламой, безусловно, очень эрудированным челове­ком. Он был писателем и художником, человеком, которого многие непра­вильно понимали, но одним из тех, кто сделал значительный вклад в культуру Востока. Сегодня в мире очень мало людей такого типа. Здесь приведен анг­лийский перевод; я не знаю, кто его сделал, но не имеет значения, кем был этот переводчик, потому что перевод никак не позволяет судить о всей красоте и мудрости стихотворения на тибетском. Одной из самых обидных вещей явля­ется то, что при переводе на другой язык переводчик редко следует направле­нию мысли, которую автор пытался вложить в стихотворение при его соз­дании. Но вот этот перевод неизвестного автора.

Моя любовь

Моя любовь, та, к которой всем сердцем стремлюсь,

Если бы мы могли соединиться,

Тогда бы я поднял из темных глубин океана

Самую прекрасную жемчужину.

Однажды на своем Пути

Я рискнул отправиться к моей возлюбленной красавице. Я нашел бирюзу чистейшей голубизны,

Нашел, чтобы снова потерять. Высоко на персиковом дереве, так высоко, что не достать,

Висит созревающий плод. Он тоже сотворен из прекрасного источника,

Он так полон жизни и света. Мое сердце далеко, проходят ночи

В бессоннице и борьбе, Даже день не приносит наслаждения моему сердцу,

Потому что моя жизнь безжизненна. Уединенное жилище в Потале, здесь я — Бог на Земле.

Но в городе я главарь бродяг и шумных пирушек, Эти вещи не столь далеки, и мне предстоит скитаться.

Протяни мне крылья, белый журавль. Я отправляюсь не дальше, чем Ли Танг, и оттуда вернусь обратно.

А сейчас давайте вернемся к стихотворению «Я не боюсь», которое напи­сал великий человек по имени Миларепа. Миларепа писал о том и так, что понять определенные строки могут лишь посвященные. В стихотворении есть множество ссылок на скрытые значения:

Боясь смерти, я построил себе дом,

И мой дом — это дом чистой истины.

Теперь я не боюсь смерти.

Значение этих строк может иметь множество толкований. На самом деле, в соответствии с эзотерическими верованиями, оно обозначает, что даже в других планах существования никто не может постоянно оставаться без дви­жения на одном и том же месте туго натянутого каната, кто-то должен двигать­ся вперед, кто-то соскользнуть назад. Нужно всегда помнить, что хотя сейчас мы находимся на Земле, но когда умрем, то следующая инкарнация произой­дет уже на другом этапе существования. Когда мы закончим с тем, что мы можем назвать Земным Этапом существования, мы будем продолжать в сле­дующем Круге, где у нас будут иные возможности, иные стандарты. Например, в этом определенном цикле жизни, нам дано множество ощущений. Когда мы перейдем на следующий этап, у нас будет еще больше ощущений, больше способностей и т. д. Но мы движемся только вперед и никогда назад, за исклю­чением тех случаев, когда нам самим недостает энергии.

Так что, боясь смерти в астральном плане, я творю тело, и мое тело имеет чистоту истины. С истиной я не боюсь смерти. Иными словами, мы знаем, что, когда умираем в одной жизни, мы продолжаем наше существование в следую­щей. Не может быть продолжительной смерти, смерть — это перерождение. Я хочу сказать вам это с абсолютной уверенностью и искренностью; потому что прошел особую подготовку, которая позволяет посетить другие планы сущес­твования, обычно недоступные для того, кто живет на Земле. Конечно же, для этого тот, кто ведет, должен принять особые меры предосторожности, потому что вибрации одного человека — ведь мы всего лишь вибрации — без посто­ронней помощи не могут ускориться настолько, чтобы достичь высших пла­нов существования. Опыт был очень болезненным, это было похоже на ослеп­ляющий свет, это было похоже на прохождение через белое горячее пламя, хотя я был прикрыт и защищен.

Я понял, что для более высокого плана существования я примерно то же, что слизняк на этой Земле по сравнению с высокоразвитым мудрым челове­ком. Самые великие ученые этой Земли нашли бы, что они представляют собой на возвышенных планах существования нечто, подобное всего лишь нашему слизняку. Мы должны постоянно развиваться, и всякий раз в конце нашей жизни, когда мы, так сказать, умираем, у нас появляется шанс перейти на более высокий уровень. Подумайте о гусенице; гусеница — это существо, которое еле передвигается, потом она умирает, превращается в куколку и в конце концов становится бабочкой, которая движется уже совершенно иначе, она летает, вместо того чтобы ползать по земле.

Возьмите классический пример стрекозы. Из какого-то стоячего водоема выползает что-то непритязательное и липкое — личинка. Она медленно взби­рается на тростник или на низкую ветвь и, набравшись сил, крепко цепляется за свое убежище. Потом она прекращает всякие движения и, кажется, умирает, сгнивает. Но в конце концов в мертвой оболочке раздается тихий всплеск, и мертвые покровы раскалываются. Из них появляется стрекоза, вся испачкан­ная и спотыкающаяся. Она медленно расправляет свои крылья, и вскоре они становятся крепкими и радужными. Тогда, освещенная солнечными лучами, стрекоза поднимается в воздух и улетает.

А теперь скажите, разве у людей все происходит иначе? Человеческое тело, как что-то теплое, вы согласитесь, умирает; но из мертвой оболочки появляет­ся нечто, что поднимается вверх к новой жизни. Именно поэтому я так люблю стрекоз, они — перспектива земной жизни, они перспектива того, что есть что-то еще помимо этого жалкого, похотливого тела. Но мне не нужны перс­пективы, потому что я сам видел, что происходит с людьми после смерти.

Если мы решим продолжать с «Я не боюсь…», то перейдем к:

Боясь голода, я искал пищу,

Моя пища — это пища медитации об истине.

Теперь я не боюсь голода.

Это, конечно, обозначает духовный голод — не физический, но духовный. Именно тот случай, когда человек сомневается, он просто не знает, чем занять­ся, куда пойти, чтобы приобрести знание. Сомневающийся человек — это бесполезный человек, несчастный человек. «Боясь духовного голода, я искал знаний, и я медитировал об истине, и сейчас, зная истину, я не боюсь голода». Я говорю вам, что даже из этих простых и маленьких глав вы можете многому научиться, вы можете посеять внутри себя семя знания. Семечко — оно очень маленькое, но из маленького семени может вырасти могучее дерево. Я пыта­юсь взрастить это семя, и я пытаюсь зажечь свет во тьме.

Много веков назад все человечество было обладателем этих знаний, но некоторые люди злоупотребляли им, и поэтому наступили Темные Века, когда в мире гасили светильники знаний, когда Человек сжигал книги Знаний и опускался в бездонные глубины глупости, когда Человек погружался в суеве­рия и предрассудки. Но сейчас мы подходим к новой эре, к новому этапу, с наступлением которого Человек получит дополнительные силы. Я могу ли­шиться популярности» если я хотя бы шепотом скажу, что сброшенная атом­ная бомба не может быть настолько разрушительна, как этого ожидают. Да­вайте на минуту отвлечемся от поэзии и возвратимся к реальности.

В течение веков человечество вырождалось. Ведь если мы хотим получить отличный скот или отличных животных, мы не позволим им создавать пары бесконтрольно и вскармливать неблагополучных особей; За животными вни­мательно следили и разводили для улучшения качества, возможно, с какой-то определенной целью. То же самое и в случае с садовыми деревьями: если мы будем заботиться о них, прививать их, то мы сможем собирать больше фрук­тов и лучшего качества или у наших фруктов будет особый запах. Но если мы перестанем заботиться о животных и позволим им разбрестись, если мы поки­нем фруктовые сады и дадим им возвратиться к природе, тогда все то, чего мы достигли, занимаясь селекцией, — пропадет, и у нас будут худшие фрукты и худшие животные. Представьте на мгновение, что все прекрасные яблони могут превратиться в дички. Люди, как дикие яблони, они скрещивались без всякого контроля, и люди с наименее желательными особенностями обычно имели множество детей, тогда как сильные личности, у которых были знания, оставались бездетны. Часто причиной этому было чрезмерное чувство долга или слишком важные обязанности.

Возможно Старая Мать-Природа, которая должна была чему-то научить­ся после всех этих лет, знает иной путь, чтобы поднять значение человеческой расы. Давайте поразмыслим: может быть Старая Мать-Природа сделала так, что какая-нибудь чужеродная радиация вызвала новую мутацию. Не все му­тации плохи, вы ведь знаете. Возьмем, например, микробы, семью микробов. Их можно уничтожить пенициллином—со многими видами так и произошло, — но некоторые изменились, они приобрели иммунитет против пенициллина. Позже у них появился непросто иммунитет, они стали процветать на пеници­ллине. Откуда мы знаем, что с человечеством не произойдет то же самое? Мы должны постоянно двигаться вверх, постоянно находиться в прогрессе, и это мое твердое убеждение, как и убеждение всего Востока. Каждый должен знать обо всем этом, прежде чем перейти на высший этап эволюции.

Боясь заблудиться, я искал Путь,

И мой Путь — это Путь высшего единения.

Теперь я не боюсь заблудиться.

Иными словами — я не знал, по какому пути двигаться, я не знал, где проходит мой Путь, поэтому я искал знаний у Высших Миров. Я получил это знание и теперь я не боюсь, что в своей жизни совершу ошибку.

Я мудрец, пребывающий во внутренней полноте,

Мое богатство — сокровища страсти,

И где бы я ни был, я счастлив.

И снова: я мудр, потому что из других источников я получил знание о том, чему предстоит произойти, и уверен, что каждый к этому стремится. Поэтому зная, что земная жизнь — всего лишь краткий миг по сравнению с бесконечностью духовной жизни Человека, я могу довольствоваться тем, что у меня есть, где бы я ни жил. Поэтому я не боюсь.

Миларепа был великим мудрецом, он жил в уединенной пещере в горах. Люди приходили к нему спросить совета, учиться. Позвольте мне прояснить следующую деталь: те, кто приходил к нему учиться, заботились о нуждах его тела, чистили его пещеру, чинили одежду, готовили пищу, выполняли различ­ные поручения. На Западе многие думают: «Все знания должны быть бесплат­ными, и, обучая чему-нибудь, с вас не должны требовать плату». Но конечно же, это просто глупость, упрямая и грубая глупость. Так обычно говорят ограниченные люди, а недостаток знаний — безусловно, вещь очень опасная. Все, что имеет высокую цену, должно даваться тяжким трудом. Миларепа учил, что каждый должен быть сдержанным в знаниях. Он учил, что тело, как монастырь, а монахи в этом монастыре — различные силы и способности тела и ума.

Потому что телесная оболочка — жилище божества.

И опять: телесная оболочка, тело, или плоть, или как вы там еще предпо­читаете называть ваше тело, — это дом, в котором приютилась Сверхсущ­ность, или душа, которая здесь, на этой Земле, приобретает земной человечес­кий опыт. На более высоких этапах существования невозможно встретить тех, кто вам глубоко неприятен. Для этого вам нужно спуститься на Землю, где вы постоянно и повсюду сталкиваетесь с такими людьми! Только подумайте — если вы действительно можете беспристрастно подумать об этом — и вы поймете, что не любите довольно большое число людей, и будьте уверены, что, еще большее их число не любит вас. Если вы искренни, то согласитесь, что это правда. Если вы работаете, вы убедитесь, что всегда найдется кто-то, кто жела­ет лишить вас работы, кто-то всегда пытается помешать вам в продвижении по службе, кто-то хочет занять ваше место. Это реальность, не так ли?

Да, Сверхсущность вынуждена спускаться на Землю, чтобы получить та­кой неприятный опыт. Так что именно поэтому тело — это в известной степе­ни надежное и хитроумное приспособление, оно охраняет душу от непредви­денных ударов. Каждый должен быть сдержан в мыслях, потому что в пределах мыслительного процесса можно накапливать и отбирать знания об истине. Ведь пока вы не познаете истину, вы не сможете познать полноту, полноту не в ханжеском смысле, но в ее истинном смысле, который означает, что Сверхсущность контролирует тело, а тело — это всего лишь марионетка.

Миларепа продолжает:

Гневаясь на врагов, довольствуйся тем, что их избегаешь. Потому что расправляться с врагами — идти по ложному Пути.

Это означает, что у вас не должно быть ни чувства ненависти, ни злобы в отношении кого бы то ни было, потому что, если вы сильно ненавидите кого-нибудь, — вы на ложном Пути. Вы не можете оставаться без движения на туго натянутом канате, вам нужно двигаться либо вперед, либо назад, потому что вы ведь знаете, что, находясь на канате нашего духовного развития, невоз­можно свалиться вниз или быть уничтоженным. Практически во всех религи­ях присутствует мысль о вечных муках, о конце света. Не верьте этому, не верьте! Все это было произнесено священниками в древности точно с той же целью, с которой мать может сказать ребенку: «Успокойся, а не то я расскажу обо всем отцу. Он отшлепает тебя!»

В древности люди во многом были похожи на детей. Возможно, им недос­тавало «сильной руки», которая бы веками руководила ими, им часто нужна была угроза для их же собственной пользы. Вы можете обнаружить, что ма­ленький Джо или Чарли не хочет есть свой завтрак. Вы скажете ему — если вы конечно достаточно глупы — «А ну-ка давай ешь скорее, а не то я позову полицейского!» Я знаю, что это случается очень часто. В результате маленький Джо или Чарли решит, что все полицейские изверги и что полицейский всегда готов схватить его, посадить в тюрьму и делать с ним различные немыслимые вещи всю, всю жизнь и даже дольше. Так в былые времена священники люби­ли говорить: «Демоны возьмут тебя! Они поместят тебя во всякие немыслимо страшные места, и со временем они сделают из тебя настоящего беса!» Не верьте этому! Есть лишь Бог, и не имеет значения, как вы его собираетесь называть, он только Бог, Бог добра, и никогда еще ни один человек по его воле не был обречен на вечные страдания.

Однако некоторые из нас помнят о других вещах. Некоторые из нас, как, например, в моем случае, имеют настоящее знание, а непросто воспоминания, а некоторые люди и без воспоминаний и без знаний призваны страдать боль­ше, чем им нужно, потому что они не сделали никакого вывода из уроков прошлого. Мы живем на этой Земле, и, как вы знаете, девять десятых в нас — подсознание и только одна десятая — сознание. Но, посмотрев на некоторых людей на других континентах, многие могут усомниться в том, что сознание человека составляет лишь одну десятую часть! Но сейчас я хочу сказать об еще одной работе, которую выполняет Сверхсущность.

Сверхсущность — это, безусловно, десять десятых сознания. Иными сло­вами, она должна быть человеческим подсознанием, которое не может бодр­ствовать на девять десятых. Сверхсущность не ограничена тем, чтобы иметь дело только с одним лишь телом, есть еще много других способов использова­ния энергии Сверхсущности, и давайте хотя бы поверхностно рассмотрим их.

Некоторые люди приходят на Землю в качестве членов группы, например, маленькая девочка будет чувствовать себя потерянно и неуютно без общества своих братьев, сестер и родителей. Эти люди действуют лучше всего, лишь когда они все вместе. Смерть наносит ужасающий удар, и, даже если кто-ни­будь женился или вышел замуж, он всегда возвращается обратно в свою семью. Такая группа людей может контролироваться одной и той же Сверх­сущностью.

Близнецы и тройняшки тоже часто бывают под контролем одной и той же Сверхсущности. Ведь если лидеры на других Уровнях существования знают, что этот круг существования близится к концу, и вскоре наступит следующий, то они специально делают так, чтобы люди работали здесь на этой Земле в группах так, чтобы каждую группу контролировала одна Сверхсущность. Это очень похоже на то, как коммунистическая диктатура держала под контролем одного надсмотрщика большое количество людей, а все надсмотрщики нахо­дились под контролем старшего надсмотрщика и т. д.

Все вы часто видели группы птиц, примерно из пятидесяти особей, паря­щих и летающих по кругу так, как будто ими командует какая-то одна птица. Должно быть, так и есть, потому что точно таким же образом целый муравей­ник или рой пчел контролируются одной Сверхсущностью.

Более просвещенные, более развитые люди имеют иную систему, и это заставит вас задуматься. Так что давайте разбираться во всем медленно, но уверенно, потому что все, о чем мы беспокоимся, это — как мы все устроены на этой Земле; и давайте оставим другим мирам заботиться о себе самих до тех пор, пока мы их не достигнем.

Существует много различных миров, таких, как Земля, но не в то же — желая найти лучшее слово, я все равно могу сказать только — время. Но, возможно, будет лучше, если мы воспользуемся музыкальным термином — гармония. Мы можем взять музыкальные ноты, чистые ноты, но потом из нот мы можем образовать гармонии. Точно так же и с Землей, которую мы можем назвать Земля «ре», но тогда есть Земли «до», «ми», «ля» и наконец «фа», «соль» и «си». Это похожие Земли, подобные миры, и они называются Параллельны­ми Мирами, или Параллельными Вселенными, как вам больше нравится.

Сверхсущность, которая развивается, осознает, что, контролируя лишь одно слабое земное тело, она зря тратит время и поступает нерационально, ведь она может иметь марионетки в каждом из различных миров. Так что, например, в мире «Ля» маленький Бенни может быть гением, но в мире «Си» маленький Фредди может быть слабоумным. И таким образом Сверхсущность может видеть две стороны медали одновременно и приобретать опыт, нахо­дясь одновременно на противоположных концах шкалы.

Действительно, опытная Сверхсущность может иметь девять разных ма­рионеток, а это то же самое, что прожить девять разных жизней, и благодаря этому ее эволюция значительно ускоряется. Но этот вопрос уже был очень подробно рассмотрен во второй главе.

Как мы уже установили в начале этой главы, поэзия, или стихи, или определенный ритмический рисунок часто используется, чтобы донести сведе­ния вглубь нашего подсознания. Сейчас мы приведем пример произведения, которое создано в Египте. Безусловно, оно потеряло большую часть своей силы при переводе на английский. В исконном египетском языке слова колеб­лются ритмически, так достигается цель — наслаждение. Но подумайте сами, если вам дадут отрывок стихотворения и предложат перевести его с английс­кого или испанского, скажем, на немецкий — оно будет звучать по-иному, изменится ритм, и оно уже не будет производить такой же эффект. На самом деле, некоторые стихотворения не могут быть переведены на другой язык, так и «Исповедь Маату» не так хороша в переводе, как на египетском.

Это храмовая исповедь, которая произносилась в Комнате Маата в Еги­петском Храме Инициации. Она записана в Египетской Книге Мертвых, и в действительности это заклинание. Как вы можете вспомнить, Маат — это египетское слово, обозначающее «Истина». Так что Комната Маата становится Храмом Истины.

Вот Исповедь Маату, которую нужно повторять каждый вечер перед тем, как отправиться спать. Если так делать, то она поможет человеку прийти к более простой жизни. Попробуйте испытать это!

Исповедь Маату

Почтение Тебе, о Великий Господь, Властелин Истины, я пришел к Тебе, о мой Господин, и я пришел сюда, чтобы осознать Твои Законы. Я знаю Тебя, и я в гармонии с Тобой, и Твои два и еще сорок законов существуют с Тобой в этом Храме Маата.

С Истиной я пришел к Созвучию с Тобой, и поместил Маат в свой Разум  и Душу.

Во имя Тебя я изжил злобу.

Яне причинял зла человечеству.

Я не обижал членов моей семьи.

Я не причинял зла местам права и Истины.

Я не имел связей с никчемными людьми.

Я не требовал первым внимания.

Я не требовал, чтобы чрезмерный труд выполнялся мне во благо.

Я не выставлял своего имени перед другими, с тем чтобы его возвеличивали

и прославляли.

Я не отнимал Собственности других путем обмана.

Я никого не заставлял страдать от голода.

Я никого не заставлял плакать.

Я не причинял никакой боли ни животному, ни человеку.

Я не осквернял Жертвенники.

Я никогда не приуменьшал и не преувеличивал.

Я не крал земли.

Я не вторгался в чужие земли.

Я не прибавлял к весу, чтобы обмануть продавца, и не уменьшал вес, чтобы обмануть покупателя.

Я не отнимал молоко ото рта ребенка.

Я не преграждал воду там, где ей надлежит течь.

Я не гасил огонь, когда ему следовало гореть.

Я не отвергал Бога в Его Проявлениях.

ЗАВЕРЕНИЕ

Я Чист! Я Чист! Я Чист!

Моя чистота — это чистота Божества в Священном Храме. В ЭТОМ МИРЕ МЕНЯ МИНУЕТ ЗЛО, ПОТОМУ ЧТО Я БЕСПРИСТРАС­ТЕН И ЗНАЮ ЗАКОНЫ БОГА, КОТОРЫЕ ЕСТЬ САМ БОГ.

Это, как уже отмечалось выше, и есть тот случай, когда проза особой формы используется, чтобы привнести в подсознание специальную информа­цию. А вот молитва, которую составил я сам и которую советую вам повторять каждое утро три раза.

Моей Сверхсущности я молюсь

Позволь мне прожить этот день и всю мою жизнь, как предписано, руководи и направляй мое воображение.

Позволь мне прожить этот день и всю мою жизнь, как предписано, контролируй мои стремления и мои мысли, чтобы я был чист в них.

Даруй мне этот день и все дни, храни мое воображение и мои мысли непоколе­бимо направленными на задачу, которую мне предстоит выполнить, чтобы я мог добиться успеха. Во все времена я буду жить день за днем, владея воображением и мыслями.

* * * * *

Вам также необходима Молитва, которую следует произносить по вече­рам, прежде чем отойти ко сну. Вот пример специально составленной мной Молитвы, призванной исподволь устанавливать порядок в вашем подсоз­нании на всю ночь.

Молитва

Храни меня от злых мыслей. Храни меня вдали от тьмы отчаяния. Во времена, когда мои силы на исходе, зажги во мраке огонь, который сохранит меня.

Дай мне силы, чтобы каждая моя мысль была доброй и чистой. Дай мне силы, чтобы каждое мое действие было во благо других. Дай мне силы, чтобы быть уверенным в моих мыслях, которые укрепят разум.

Я Хозяин своей Судьбы.

Я думаю сегодня, и я уже в завтра. Поэтому дай мне силы избежать злых мыслей. Дай мне силы избежать любых мыслей, которые могут повредить другим. Дай моему духу возвыситься во мне, чтобы я мог успешно выполнить задачи, стоящие передо мной.

Я Хозяин своей Судьбы. Да будет так.

6. Мир, в котором все должны побывать