Тибетский лама

7. Конец Главы

Печально свесив уши к земле, пес жалобно и безутешно скулил. Он скулил и скулил, понуро поджав хвост. Внезапно дрожь предчувствия сотрясла все его тело и заставила коротко, резко залаять. Листва на деревьях зашелес­тела, словно все понимая, а пес сжался в комок у входной двери. Некоторое время он напряженно прислушивался к какому-то отдаленному звуку, но потом снова впал в безысходную тоску. Повинуясь внезапному порыву, он вдруг вскочил и стал скрестись в дверь, оставляя глубокие борозды в покрытом резьбой дереве. Потом, откинув голову, он по-волчьи разразился пронзитель­ным воем.

Из-за угла дома послышались тихие шаги мягких подошв, и старческий голос произнес:

— Бруно, БРУНО! Успокойся, наконец. Нельзя тебе входить, хозяин очень болен, — И подумав, добавил: — Пойдем-ка со мной, я привяжу тебя в сарае, там ты никому не будешь мешать.

Старый садовник порылся в кармане и достал обрывок шнура. Продев один конец в ошейник, он повел пса к стоящей в стороне группе деревьев. Пес подавленно поплелся следом, опустив голову и не переставая скулить.

— В чем там дело, Джордж? — спросил женский голос из кухонного окна.

— Эх! Чувствует пес, что у нас творится, в этом все дело! — ответил Джордж на ходу.

Женщина обернулась к невидимой товарке и тихо промолвила:

— Никогда бы не подумала, что эти безмозглые твари могут так хорошо чувствовать происходящее, вот что я вам скажу.

Шмыгнув носом, она повернулась спиной к окну и снова принялась за работу.

В большом старом доме царила тишина. Ни стука посуды, ни отголосков обычной домашней суеты. Тишина. Почти замогильная. Назойливый теле­фонный звонок прогремел, словно взрыв, и кто-то торопливо поднял трубку. Металлическое стрекотание дальнего абонента и ответ глубоким баритоном:

— Нет, сэр, боюсь, что нет. Надежды никакой. Сейчас у него доктор. — Пауза, затем снова металлическое стрекотание в трубке и новый ответ: — Да, сэр. Я передам ей ваши соболезнования при первом же удобном случае. Всего хорошего!

Издалека послышался тихий звон дверного колокольчика, короткий и полный сочувствия. Торопливое шарканье шагов и едва слышный скрип отк­рываемой двери.

— Ах да, отец мой! — произнес немолодой женский голос. — Вас уже ждут, я проведу вас наверх.

Старая экономка и священник молча прошли по устеленным коврами коридорам и поднялись по широкой лестнице. Неуловимо легкий стук в дверь спальни, и тихий шепот ответных слов священнику. Дверь беззвучно отвори­лась, на площадку вышла молодая женщина и прикрыла ее за собой.

— Он быстро угасает, — сказала она священнику, — и он просил о беседе с вами наедине. Доктор покинет комнату, когда вы войдете. А теперь идемте, пожалуйста, со мной. — С этими словами она провела его в спальню.

Это была просторная комната, очень просторная, настоящий реликт ми­нувшей эпохи. Тяжелые шторы на высоких окнах были задернуты, не допуская в комнату ни света, ни звука. На стенах красовались старинные картины и портреты полузабытых предков. Стоящая у широкой старой кровати лампа под зеленым абажуром озаряла неверным светом мрачный покой. На огром­ной двуспальной кровати неподвижно замерла маленькая иссушенная бо­лезнью фигура — исхудавший и немощный человек с кожей, напоминающей выгоревший пергамент. У постели сидел доктор, который тут же поднялся навстречу священнику.

— Он очень хотел вас видеть, — сказал врач. — Я сейчас выйду и подожду за дверью. Он очень слаб, так что если будет нужно, позовите меня.

Коротко кивнув, он обошел кровать и вместе с молодой женщиной вы­шел из комнаты.

Священник чуть повременил, окинув взглядом покой, а затем поставил на прикроватный столик шкатулку со святыми дарами.

— Ах! ЭТО мне не нужно! — прошептал сухой, как пыль, голос. — Лучше поговорите со мной, отец мой!

Священник приблизился к постели, наклонился и сложил вместе ладони умирающего старика.

— Подготовлена ли ваша душа, сын мой? — спросил он.

— Вот об этом я и хочу вас спросить, — прохрипел старческий голос. — Что будет со мной, что я увижу По Ту Сторону? ЕСТЬ ли иная жизнь после этой?

И священник тихо заговорил, рассказывая лишь то, что разрешала либо знала его религия. Дыхание страдальца становилось все короче и слабее. Свя­щенник поспешил к двери и махнул рукой доктору.

— Не пора ли дать ему последнее причастие? — тихо промолвил он.

Доктор подошел к постели и поднял иссохшую руку. Не нащупав пульса, он попытался стетоскопом прослушать сердце больного. Затем, печально по­качав головой, он натянул простыню на лицо умершего и пробормотал:

— Как бы я хотел знать, отец мой, что ТАКОЕ эта Иная Сторона Жизни. Как бы я хотел знать!

* * * * *

Исходя каждая из собственных соображений, западные религии не осо­бенно распространяются о смерти, хотя в конечном счете смерть, как и рождение, для всех нас является очень серьезным предметом. Поэтому можно счи­тать вполне логически оправданным то, что глава о смерти следует за главой о медиумах. Ведь если бы никто не умирал, никакие медиумы не пытались бы установить контакт с умершими. Вот мы и поговорим здесь о смерти, ибо независимо от того, кто мы такие, смерть приходит ко всем нам так же, как приходит рождение. Дело, однако, в том, что смерть — это фактически то же рождение! Рассмотрим, как это происходит.

Младенец в утробе матери умирает для теплой, уютной жизни в ее чреве и с большой неохотой выходит во внешний холодный и суровый мир. Муки рождения — это и муки смерти, смерти для старого, рождения для нового состояния. Человек умирает на Земле, и муки смерти для него — это муки рождения в иную форму существования. В большинстве случаев смерть — собственно смерть — это вполне безболезненный процесс. При приближении смерти сама Природа с помощью различных метаболических изменений вво­дит в организм некое подобие анестезии. Она притупляет фактические ощу­щения, позволяя в то же время телу производить некие рефлекторные движе­ния, которые и принимаются окружающими за предсмертные муки. Собс­твенно говоря, у людей боль неизменно ассоциируется со смертью, или, если угодно, — смерть с болью, поскольку в большинстве случаев тяжело больные люди явно умирают в мучениях. Следует, однако, помнить, что это не боль смерти, а боль, причиняемая самой болезнью. Возможно, это рак так воздейс­твует на органы тела, терзая или пожирая нервные окончания. Но не будем забывать, что эта боль есть боль недуга, а не самой смерти.

Смерть, то есть состояние фактического перехода из этого мира в иной, состояние оставления данного физического тела, — это процесс совершенно безболезненный, благодаря тем анестетическим свойствам, которые большин­ство тел обретает в момент смерти. Кое-кто из нас хорошо знает, что такое умереть, все запомнить и вернуться в этот мир, ничего не забыв. В процессе умирания функции тела, пораженного недугом, постепенно угасают. Но не будем забывать, что если угасают все функции, то с ними угасает и способность воспринимать, осознавать или ощущать болевые импульсы. Мы знаем, что иногда создается такое впечатление, будто люди умирают в мучениях, однако это всего лишь иллюзия.

Умирающее тело — это тело, которое, как правило (если речь не идет о несчастном случае), достигло предела отпущенного ему срока и больше жить не в состоянии. Его механизмы отказываются служить, метаболические про­цессы не могут более восстанавливать угасающие органы. В конце концов сердце останавливается, дыхание прекращается. Человек считается клиничес­ки мертвым, если зеркальце, поднесенное к его губам, остается незатуманен­ным. Человек мертв клинически и юридически, если не прощупывается пульс и не прослушивается сердцебиение.

Человек, однако, не умирает мгновенно и весь сразу. Вслед за тем, как перестает биться сердце, а легкие прекращают закачивать в организм воздух, наступает очередь головного мозга. Мозг не в состоянии долго прожить без драгоценного кислорода, но даже и он не умирает мгновенно. На это уходит не одна минута. Известны абсолютно достоверные случаи, когда людям отрубали голову, и эта отсеченная от тела голова выставлялась затем на обозрение тол­пы. Губы ее все еще шевелились, и умеющий читать по губам мог разобрать произносимые слова. Разумеется, лишь умеющий читать по губам был в сос­тоянии понять сказанное, поскольку при отсеченной шее прекращается поток воздуха из легких, и никакого голоса не может быть и в помине. Ведь звук образуется только потоком воздуха, проходящим через голосовые связки.

После того, как умирает мозг, после того, как он перестает функциониро­вать из-за недостатка кислорода, постепенно начинает умирать все тело. При­мерно в течение одного дня умирают различные органы. К исходу третьего дня тело становится лишь грудой разлагающейся протоплазмы. Однако тело не имеет уже никакого значения. Бессмертная душа, Сверхсущность — вот что важно. Впрочем, вернемся к моменту клинической смерти.

В данном случае тело лежит на кровати. Дыхание остановилось. Находя­щийся здесь же ясновидец видит, как над телом образуется как бы облачко легкого тумана. Оно тонкой струйкой вытекает из тела, как правило, из пупка, хотя у разных людей точки выхода Серебряной Нити могут находиться в разных местах.

Постепенно это облачко становится все плотнее, его молекулы уже не столь рассеяны. Понемногу над телом вырастает похожий на тень образ. По мере продвижения смерти этот образ все больше приобретает очертания тела. В конце концов, с отмиранием все большего числа органов, облачко разраста­ется и густеет, пока не приобретает точную форму тела, над которым оно зависло.

Нить, которую мы называем Серебряной Нитью, связывает физическое тело с астральным, ибо это облачко, в сущности, и есть астральное тело. По­немногу эта нить становится все тоньше, растворяется в воздухе и прерывает­ся. Только теперь тело по-настоящему мертво, только теперь истинная сущ­ность человека отлетела в иную жизнь, к иной стадии развития. Как только этот туманный образ отлетает прочь, дальнейшая судьба его плотской оболоч­ки не имеет никакого значения. Ее можно сжечь, можно похоронить в земле — все это уже не важно.

Здесь, пожалуй, самое время отвлечься ненадолго к проблеме, которую можно даже назвать предостережением, поскольку слишком уж многие до крайности затрудняют недавно «умершим» переход к новой жизни! Когда человек умирает, его, по возможности, следует на два-три дня оставить в покое. Выставление же тела усопшего в гробу в каком-нибудь ритуальном зале ради того, чтобы целые процессии благонамеренных людей бормотали в его адрес неискренние надгробные похвалы, не принесет ничего, кроме вреда.

Пока не прервется Серебряная Нить и не разобьется Золотой Сосуд, паря­щая над телом астральная форма улавливает мысли тех, кто произносит какие-либо замечания при отходе. Впоследствии, если тело подвергается кремации раньше, чем через три дня после смерти, астральный образ испытывает сильнейшую боль, причем, как ни странно, боль эта не от жаркого пламени, а от лютого холода. Поэтому, если вы действительно дорожите теми, кто ушел раньше вас, и если вы поступаете с другими так, как хотите, чтобы поступали с вами, всемерно старайтесь предоставить умершему три спокойных дня, чтобы позволить ему полностью отрешиться от физического тела.

Но вот мы пришли к моменту, когда дух или астральная форма покидает тело. Дух отправляется туда, где он встречается с другими духами, и там, разумеется, они друг для друга так же вещественны и осязаемы, как люди на Земле. Это вашему взору предстает только так называемый «призрак» — проз­рачная или полупрозрачная фигура, поскольку у призрака вибрации более высокого порядка, чем у человека из плоти и крови. Однако — я и не думаю здесь шутить — два призрака являются друг для друга совершенно осязаемыми людьми точно так же, как двое людей из плоти и крови.

Если взглянуть на ту же картину из иного измерения, то вполне возможно, что и в их глазах живые люди похожи на призраков, ибо подумайте вот о чем: двухмерный предмет отбрасывает одномерную тень, трехмерный предмет от­брасывает двухмерную тень, но четырехмерный предмет (опять это четвертое измерение!) отбрасывает трехмерную тень. А посему откуда вам знать, что для четырехмерного существа вы не окажетесь всего лишь полупрозрачной тенью?

Итак, дух покинул тело и удалился прочь, и если это дух развитой, то есть если он подготовлен к жизни после смерти, тогда ему могут указать путь к месту, известному как Зал Памяти, где просматриваются все события минув­шей жизни, где осознаются и получают должную оценку все ошибки. Согласно некоторым религиям, это и есть Судный День или Зал Страшного Суда, но, согласно НАШЕЙ религии, Человек судит себя сам и нет для него более суро­вого судьи, чем он сам.

Нередко, к сожалению, случается так, что человек умирает, не веря в жизнь после смерти. В этом случае он некоторое время парит во тьме, словно в бездонном черном тумане. Так он безвольно носится во мраке, чувствуя себя все более несчастным и жалким, пока наконец не осознает, что пребывает в некоей форме существования. Затем, возможно, на помощь ему придут какие-то познания, полученные в детстве. Может быть, когда-то он посещал воскрес­ную школу. Причем не важно, христианин он или мусульманин, главное, что­бы в свое время ему были преподаны основы. И если только у него есть хоть какое-то представление об этих вещах, ему еще можно помочь.

Если, скажем, этот человек был воспитан в христианской вере, то у него могут быть свои мыслеобразы Рая и Ангелов и всего остального. Если же он воспитывался где-нибудь на Востоке, в его представлении возникнет иной рай, где все плотские наслаждения, которых он не смог получить в течение жизни, или, вернее, не мог получить, пока пребывал в теле из плоти и крови, теперь к его услугам.

Итак, наш человек, имеющий самое поверхностное представление о ре­лигии, попадает на некоторое время в воображаемый мир, населенный им же самим сотворенными мыслеобразами — мыслеобразами ангелов или прекрасных дев, в зависимости от того, из какой части света он явился. Там он нахо­дится неопределенное время, пока, наконец, не начинает замечать различные мелкие недостатки и погрешности в том, что его окружает. К примеру, он может обнаружить, что крылья ангелов покрыты плесенью, либо, если это человек с Востока, что прекрасные девы вовсе не так прекрасны, как он ожи­дал! Христианин может прийти к выводу, что не так уж хорош этот рай, где люди носят медные нимбы, поскольку не могут же они только и делать, что играть на арфах, рассевшись по облакам в праздничных ночных рубашках. Так закрадывается сомнение, сомнение в мыслеобразах, сомнение в реальности того, что у него перед глазами. Рассмотрим, однако, другую сторону.

Наш приятель при жизни не отличался благонравием, и потому думает об аде и претерпевает всевозможные страдания и муки, так как перед ним возни­кает образ старикана Сатаны, который тычет ему вилами в самые чувствитель­ные места. Его одолевают мысли о пламени, сере и тому подобных атрибутах, подходящих скорее для фармацевтической лаборатории. И снова начинает закрадываться сомнение: в чем же смысл всех этих мучений и боли, и как это его протыкают насквозь, а крови нет и в помине, и как это каждые пять минут можно заново ломать ему кости, и так далее!

Постепенно сомнения нарастают, постепенно его духовный разум стано­вится открытым для тех, кого мы могли бы назвать «работниками социальной службы» духовного мира. И наконец, когда оказание помощи становится воз­можным, они берут его в свои руки, убирают прочь все театральные деко­рации, выстроенные его воображением, и позволяют ему увидеть истинную реальность, позволяют увидеть, что та сторона смерти — это намного лучшее место, чем эта (земная) сторона.

Давайте еще раз немного отклонимся от темы. Это, правда, уже входит в привычку, но все-таки. Представим себе человека перед микрофоном на ради­остудии. Допустим, он издает определенный звук — «А!» Это «а» покидает его, входит в микрофон в виде воздушных колебаний, преобразуется в электричес­кие импульсы и странствует весьма сложными путями. В конечном счете, пройдя через бесчисленную аппаратуру, оно становится высокочастотной раз­новидностью все того же «а». Так же и тело на Земле — это голос, вибрирую­щий на низкой частоте. А Дух, или Душа, или Сверхсущность, или Атман, словом, называйте это как хотите, может быть сродни радиочастотному вари­анту звука «а».

Следите ли вы за ходом моей мысли? Весьма непросто объяснить это понятие, не прибегая к санскритской терминологии и не вдаваясь в филосо­фию буддизма, но пока что мы не собираемся этого делать. Имея дело с реальными явлениями, будем оперировать реальными категориями. Смерть — это вполне реальное явление, все мы вновь и вновь проходим через нее, пока, наконец, не освобождаемся от страдания и мук рождений и смертей на Земле. Но помните, что, даже если мы продвигаемся в высшие сферы и в иные формы существования, нам все равно приходится переносить тяготы «рождения» и «смерти». Однако чем выше мы поднимаемся, тем безболезненнее и приятнее становятся две эти стадии нашего существования.

Что ж, вернемся теперь к нашему бедняге, которого мы оставили в духов­ном мире. Может быть, он уже устал нас дожидаться. Запомним, однако, что духовный мир или, вернее, астральная ступень — это ступень промежуточная. Некоторые религии соотносят ее с земным раем; для них существует земная сфера, земной рай и, наконец, рай небесный — если только жертву сначала не отправляют в ад.

Наш человек попадает в духовный мир, чтобы увидеть, до какой степени он загубил свою жизнь. Выполнил ли он то, что должен был сделать? Делал ли то, чего делать был не должен? Если это нормальный человек, то в обоих случаях ответ будет «да». И вот он отправляется в Зал Памяти увидеть, что он натворил в минувших жизнях и как не усвоил того, что должен был усвоить. И обозревая свои проступки и достижения, он обсуждает их с особого рода проводниками — кстати, отнюдь не с какими-нибудь краснокожими индейца­ми и не с престарелыми длиннобородыми китайцами — а с проводниками особого склада, принадлежащими к тому же земному типу, что и сам человек, с теми же представлениями о жизни и т. д., словом, с людьми, знающими те проблемы, с которыми он сталкивался. Они знают, через что пришлось пройти ему, знают, как сами поступали в подобных ситуациях. Они чуть более разви­ты, чуть более подготовлены, им видно, что этому человеку еще предстоит усвоить. Они чем-то похожи на опытного советника по вопросам карьеры, который может подсказать человеку, как приобрести определенную квалифи­кацию, чтобы впоследствии претендовать на определенную должность.

После такой встречи условия и обстоятельства подбираются таким обра­зом, чтобы этот человек снова вернулся на Землю в теле младенца, возможно мужского, а возможно — и женского пола. Кое-кого из вас это, вероятно, приведет в замешательство, но люди приходят на эту Землю то в мужском, то в женском обличье. Все зависит от того, какой облик наиболее подходит для усвоения конкретного урока. И если сейчас вы мужчина до мозга костей или до крайности женственная женщина, то это вовсе не значит, что вы сохраните свой пол и в следующей жизни или в той жизни, которая придет за нею. Вам, возможно, понадобится изменить точку зрения, понадобится увидеть, с чем приходится мириться человеку другого пола.

После того как раз за разом человек проходит череду рождений, для него наступает состояние, при котором он никогда больше не будет рожден в зем­ной сфере. Однако почти всегда человек, проживающий на Земле последнюю жизнь, испытывает тяжелейшие невзгоды, жизнь его преисполнена бедствий, страданий, нищеты и непонимания. Но как бы там ни было, все эти бедствия, непонимание и всевозможные страдания можно было бы назвать прощаль­ным даром, который в конечном счете возвышает человека и делает его доброй душой (добрым духом) вместо безразличного ко всему человеческого существа.

Человека, живущего на Земле в последний раз, нередко считают (на Земле) редкостным неудачником, хотя на самом деле ему повезло, так как он живет здесь в последний раз. Все невзгоды этих людей связаны с тем, что они проходят очищение, готовятся к отъезду, платят долги и т. д. Некоторых уроков им уже не усвоить в грядущей жизни, потому в этой они и получают все полной мерой. И вот они умирают, и почти всегда, стоит лишь им об этом задуматься, они бесконечно этому рады.

Вернувшись в духовный мир, они вдоволь отдыхают, поскольку вполне это заслужили. Во время этого отдыха они могут погрузиться в сон на добрых несколько лет по земным меркам. Затем они восстанавливают силы, поправля­ются, так сказать, выздоравливают. И после этого они все начинают сначала, ступив на путь, ведущий вверх, вверх, все время вверх. Так тот, кто был в одной из жизней великим пророком, познавшим все, что можно было познать, или считавшим, что познал все на свете, переходит к иному этапу развития, на котором должен овладеть бесчисленным множеством талантов и способнос­тей, которых у него прежде не было. Что-то похожее происходит с мальчиком, которому достался велосипед, — сначала он учится ездить на этой зловредной штуковине. Затем, научившись не падая держаться в седле, он пробует себя на мотоцикле. Здесь уже задача посложнее, потому что надо освоиться еще и с разными рукоятками. С мотоцикла на автомобиль, с автомобиля на самолет, с обычного самолета на более сложный, реактивный. И все время человек обу­чается все более сложным вещам.

Когда мы засыпаем, все мы — ну, для точности скажем, примерно девя­носто процентов из нас — совершаем астральные путешествия, мы отправля­емся в духовный мир, астральный мир. Как сказал Христос: «В доме Моего Отца много Палат. Я иду приготовить вам путь». В духовном мире есть много сфер существования, много «Палат». Сфера, ближайшая к Земле, — это сфера астральная, за которой лежит так называемый духовный мир. Люди, умершие на Земле, отправляются в духовный мир, но при желании они могут спуститься в астральный мир, чтобы увидеть тех, чьи земные дни приходят к концу. Это похоже на посещение узников в тюрьме. Впрочем, для вас, возможно, послу­жит утешением то, что, находясь в духовном мире, вы временами можете повидаться с теми, к кому были привязаны на Земле.

Перейдя в высшую сферу, вы утешитесь еще больше, когда осознаете, что находясь в духовном (не астральном) мире, вы сможете видеться только с теми, кто с вами как-то совместим. Там вы никогда не встретите тех, кого ненавидите сами или кто ненавидит вас. Вас будут окружать только те, кто вам приятен, и встречаться вы будете только с теми, с кем вас объединяет совмес­тимость, доброта, уважение или любовь.

В астральной же сфере вам будут часто попадаться люди, которые не особенно вам нравятся. При жизни на Земле вам может быть резко неприятен какой-нибудь человек, но стоит вам обоим покинуть ночью свои тела и отпра­виться в астральную сферу, как вы встречаетесь с ним и начинаете беседу на языке астрала, либо по-испански, по-английски, по-немецки или на каком-нибудь ином языке. И тогда вы, может быть, решите, что можно попытаться как-то сгладить существующие между вами разногласия. Вы можете почувс­твовать, что трения между вами давно ушли в прошлое. И тогда вы и ваш противник, оба находясь в астральной сфере, вступаете в беседу и решаете, что можно предпринять, чтобы найти путь к примирению.

В астрале вы также можете обсудить то, что собираетесь предпринять в физическом мире на Земле. В астрале вы можете повстречать тетушку Фанни, которая живет в Аделаиде или еще где-нибудь, и она вам скажет: «О, Мария-Матильда (или назовет иное имя), некоторое время назад я написала тебе такое-то письмо, и завтра, когда ты вернешься в свое земное тело, ты его получишь». Наутро, когда вы просыпаетесь, у вас остается неясное воспомина­ние о тетушке Фанни или еще о ком-то, и вы подсознательно дожидаетесь появления почтальона у вашего почтового ящика, после чего вас уже не удив­ляет получение письма от тетушки Фанни из Аделаиды или о ком вы там еще думали.

К тому же, находясь в астральном мире, нередко можно встретить обита­телей мира духовного, имеющих доступ к определенному знанию. Такой чело­век может сказать: «Теперь, когда ты сделал все что мог, там, на Земле, через одну-две недели тебе предстоит столкновение с автобусом, в котором победу одержит автобус. Поэтому приведи в порядок свои дела, так как ты почти завершил выполнение своего задания в этой жизни». Пока человек пребывает в астрале, он испытывает огромную радость при мысли, что его жизнь на Земле приблизилась к концу. Но вернувшись на Землю, он угнетен и встревожен. Он делится своими тревогами с женой, если она у него есть, рассказывает, что ему приснился страшный сон, в котором он увидел, что она скоро станет вдовой. Она, разумеется, старается скрыть свою радость, но когда он уходит на службу или в магазин, поспешно бросается к сейфу, чтобы убедиться, что с лакомым страховым полисом все в полном порядке и все взносы аккуратно выплачены.

Другой способ для высокоразвитого человека узнать о будущем состоит в следующем. Он способен отправиться за пределы астральной сферы вверх, в то место, которое за отсутствием лучшего названия мы можем именовать первичным* духовным миром. Там он может заглянуть в Хронику Акаши либо в Хронику Вероятностей, ибо совсем нетрудно увидеть, каковы вероятные пути развития событий в жизни человека или целого народа. Не всегда можно сказать с точностью до астральной минуты или часа, что произойдет с тем или иным человеком, но совершенно уверенно можно предсказать судьбу отдель­ной страны или всего мира.

* Англ. — «primary».

Что ж, в этой главе мы ведем основательный разговор о смерти, и вам следует относиться к ней как к очень приятному явлению, как дети с нетерпе­нием дожидаются последнего звонка, который означает для них завершение школьной жизни. Давайте немного поразмыслим о том, как готовиться к смерти. Ведь если, к примеру, человек тщательно готовится к собственной свадьбе, он получит больше удовольствия, зная, чего следует ожидать.

В Тибете этим вещам посвящено несколько книг. Тибетская Книга Мер­твых — это один из величайших классических трудов Востока. В ней до мельчайших подробностей повествуется обо всем, что может произойти с душой, которая покидает тело и отправляется в путешествие к следующей жизни. В Тибете лама, отличающийся особым ясновидением и прошедший особую подготовку, сидит у постели умирающего и поддерживает с ним теле­патический контакт, так что даже после того, как астральное тело покинуло тело физическое, разговор может быть продолжен. Позвольте мне самым решительным образом заявить, что независимо от того, что могут сказать западные скептики, люди на Востоке ЗНАЮТ о возможности получать посла­ния от так называемых «мертвых». Все это рассказано в мельчайших подроб­ностях — и что происходит, и какие при этом бывают ощущения.

У египтян тоже была своя Книга Мертвых, но в те времена жрецы предпо­читали ни с кем не делиться своими познаниями. Потому они создали множес­тво символов, связанных с богами Гором и Озирисом, и взвешивание души на одной чаше весов и пушинки — на другой. Это очень красивая сказка, но она не соответствует реальным фактам. Разве что приученные ко всем этим вещам египтяне уходили в смерть с умами, до того напичканными всякими предвзя­тыми идеями, что и в самом деле видели бога Озириса, видели Судебную Палату, переживали глазами разума все эти забавные несуразицы, где душа порхала, словно птичка, где обитала кошачья богиня Бубастис и иже с нею. Но не будем забывать, что это всего лишь красивая картинка, которая должна быть разрушена, прежде чем человек сможет перейти к Реальности. Это напо­минает попытку жить в диснеевском мире вместо мира настоящего.

У многих людей есть свои предвзятые представления, которые подкреп­лены либо какой-то определенной верой, либо отсутствием всякой веры. Они не знают, чего им ожидать, стоя на пороге смерти, и потому оказываются в плену ими же созданных фантазий или, что еще хуже, оказываются во власти мрака и тьмы из-за недостатка понимания.

Я прошу вас взглянуть на это с открытым разумом. Не имеет значения, верующий вы или нет. Пусть ваш разум просто будет открыт, и подумайте над тем, что я вам сейчас скажу. Позднее это вам поможет.

Посвятите час или два медитации (см. главу о медитации ниже) на тему смерти, подготовьте себя к восприятию идеи того, что, когда придет ваше время покинуть эту Землю, вы совершенно безболезненно высвободитесь из этого ужасного глиняного тела, которое понемногу будет остывать и цепенеть, а затем соберетесь в облачко над этим распростертым телом. Потом, уже в форме этого облачка, вы направите ментальный призыв о помощи к тем вашим близким, кто раньше вас отправился в иную жизнь. Вы можете не слишком разбираться в телепатии, но это не имеет никакого значения. Когда вы покидаете эту жизнь для Высшей Жизни, телепатические способности приходят к вам автоматически. Но чтобы помочь вам сейчас, позвольте мне сказать вот что: умирая, старайтесь припомнить самого дорогого вам человека, который находится теперь ПО ТУ СТОРОНУ. Постарайтесь представить его зримый образ, постарайтесь направить к нему мысленный призыв явиться и оказать вам помощь. Ведь отправляясь в путешествие, вы иногда посылаете телеграмму со словами: «Встречай такой-то поезд». После этого засыпайте спокойно, вас охватит ощущение легкости, ощущение того, что вы вырвались из тесного, гнетущего подземелья.

Сохраняйте разум открытым, не допускайте ни насмешек, ни слепой ве­ры. Просто хорошенько все обдумайте, поупражняйтесь, что вы станете де­лать, когда к вам придет смерть, поупражняйтесь, как будете выбираться из умирающего тела в новую жизнь. Подумайте о том, как это похоже на рожде­ние, подумайте, как будете звать на помощь самого дорогого вам человека, и впоследствии, когда пробьет ваш час, вы обнаружите, что ваш уход будет безболезненным, а все то, что испытывает ваша плоть, ни в малейшей степени вас не потревожит.

Вы обнаружите, паря над своим телом, что соединяющая вас с ним Нить становится все тоньше и тает, словно струйка дыма на ветру. И вы отплывете вверх, в объятия ваших близких, которые явились вас встретить, Пока Нить не прервется, они не так уж много могут для вас сделать. Но ведь и вы не можете пожать руки друзьям, пока поезд только подходит к станции.

Одна из загадок смерти, тревожащая многие умы, заключается вот в чем: почему все испытывают непреодолимый страх перед смертью, если за нею ожидает лишь покой и дальнейшее развитие? Ответ очень прост. Если бы живущие на Земле люди знали, как хорошо им будет после ухода из этого мира, они не захотели бы жить здесь. Тогда совершалось бы множество самоубийств, и это было бы очень плохо, ибо самоубийство есть грех. Поэтому люди прихо­дят в этот мир с врожденным страхом смерти. Так предусмотрела сама Приро­да, чтобы отвратить людей от сведения счетов с жизнью или попыток удовлет­ворения своего «желания смерти».

Когда смерть приходит к вам всерьез, все страхи понемногу рассеиваются. Впрочем, если вы боитесь умереть в расцвете сил, то это вполне нормальное явление, потому что здесь мы должны находиться так же, как дети должны находиться в школе. Ведь дети, которые до времени сбегают с уроков, не пользуются особой любовью школьного инспектора!

Когда приходит ваше время умирать, сохраняйте разум открытым, удер­живайте в сознании мысль о том, что вас ждут и готовы помочь, помните, что ада не существует, что не существует вечного проклятия, что нет Бога-мстите­ля, который желает лишь вашего истребления. Мы не верим, что в человеке должен быть «страх Божий», наоборот, мы верим, что если Бог есть благо, то Бога следует любить, а не страшиться. И смерть — это тоже благо, ее тоже следует любить и принимать с раскрытыми объятиями, когда приходит ваш черед. Но пока ваше время не пришло, живите, руководствуясь законом: «Пос­тупай так, как хочешь, чтобы с тобой поступали другие».

Если вы пожелаете посвятить этому свое время, терпение и немалую толику веры, тогда, несомненно, вы сможете заняться изучением вопроса смерти как всерьез заинтересованный наблюдатель. Однако вскоре вы обнару­жите, что подобные исследования потребуют определенных жертв. Вы, напри­мер, не сможете ходить на вечеринки, в кино, не сможете забежать в бар и пропустить стаканчик. Вместо всего этого вам придется стать настоящим от­шельником.

Сам я тоже отшельник и предпочитаю оставаться таковым, поскольку обладаю всеми теми способностями, о которых пишу. Многие эти способнос­ти могут стать и вашими, если вы хорошенько постараетесь и проявите доста­точно веры. Я могу совершать астральные путешествия, я могу увидеть Хро­нику Акаши, и несколько ниже в этой главе я намерен поговорить о даре пророчества.

Очень многое достижимо с помощью медитации и сосредоточения. Для этого, разумеется, надо быть отшельником. Отшельники, монахи, ламы — называйте их как хотите — это одинокие люди, ушедшие из обычного круга человеческого общения, уединившиеся по собственному выбору, чтобы иметь возможность сосредоточиваться, медитировать и совершать астральные путе­шествия. Астральные путешествия вполне реальны, и совершать их так же просто, как дышать. Проблема лишь в том, что туда не возьмешь с собой багажа. Нет смысла переплывать океан ради того, чтобы провести выходной с друзьями. Трудность заключается еще и в том, что ваши друзья, если только они не на том же уровне, что и вы, возможно, не смогут вас принять. Трудность и в том, что вы ничего не можете взять с собой в дорогу и не можете принести обратно ничего материального и осязаемого.

Чрезвычайно интересно то, что в астрале можно увидеть Хронику Акаши, разумеется, если вы относитесь к числу немногих счастливцев, имеющих на то особое разрешение. Попутно хочу заявить, что многие из тех, кто делает вид, будто совершает астральные путешествия и заглядывает в вашу Хронику Ака­ши, — это лжецы и мошенники. Они берут с вас деньги, обычно около полу­сотни долларов, но при этом совершенно неспособны сделать то, на что пре­тендуют. Поэтому если кто-нибудь вам скажет, что собирается отправиться в астральный мир и принести за пятьдесят долларов вашу Хронику Акаши — держитесь покрепче за свои полсотни!

К счастью, давно было предусмотрено, что далеко не каждому дано загля­нуть в Хронику Акаши, ибо подумайте только, какое страшное оружие могло бы попасть в руки преступников и шантажистов. Беспорядочное использова­ние Хроники Акаши могло бы причинить невообразимый вред. А посему лишь тот, чьи намерения безукоризненно чисты, может получить доступ к Хронике Акаши.

Что же такое эта Хроника Акаши? Она похожа на кинофильм. Например, вы видите на экране большую эпическую киноленту, и если вы знаете, как это сделать, то можете просмотреть любую часть фильма по собственному выбо­ру. Точно так же все, что происходило когда-либо в прошлом, запечатлено в Хронике Акаши. Посмотрим на это иначе. Давайте допустим то, что возможно только в астрале. Допустим, что в физическом мире мы можем совершить мгновенное путешествие на бесконечно удаленную планету в тысяче световых лет от Земли. Тогда, если в руках у нас окажется оптический инструмент, позволяющий нам видеть все происходящее на Земле, вы увидите Землю не такой, какая она сейчас, а какой она была много лет назад. Поскольку свет обладает известной скоростью, все, что вы увидите, совершилось в далеком прошлом. Ведь скорость света чрезвычайно велика.

Давайте теперь задумаемся о звуке. Видите того человека в полумиле отсюда? В руках у него топор, которым он энергично обтесывает бревно. Вы видите, как топор с силой опускается на бревно, и лишь некоторое время спустя слышите звук удара. А вот с ревом промчался сверхзвуковой реактив­ный самолет. Вы поднимаете взгляд туда, откуда послышался звук, но к этому моменту самолет уже на пять миль обогнал услышанный вами грохот. Ско­рость звука невелика по сравнению со скоростью света.

Предположим, вы способны мгновенно переместиться в пространстве, остановиться в любой точке космоса и увидеть четкий световой образ, посту­пающий с Земли. Отдалитесь на несколько световых лет, и вы уже сами можете сказать, что откроется вашему взору. Ну, что, например? Мы можем увидеть Наполеона, двинувшегося в поход на Москву, или генерала Эйзенхауэра, игра­ющего в гольф. Но улетите чуть дальше — и вы увидите просторы нынешних Соединенных Штатов, покрытые лесами, вигвамами и населенные индейцами. Кое-где вам, возможно, даже попадутся знаменитые крытые фургоны пересе­ленцев.

Загляните дальше, вглубь веков, на одну-две тысячи лет назад, перелис­тайте в обратном порядке страницы истории. Вы обнаружите, что реальная история значительно отличается от той, которая фигурирует в школьных учебниках. История пишется в угоду политическим интересам своего времени, подгоняется под настроения и убеждения людей той или иной страны. Стран­ствия по Хронике Акаши откроют вам истину. Возьмем для примера великого героя Англии Фрэнсиса Дрейка. Кто он на самом деле? Сэр Фрэнсис Дрейк, великий герой Англии, или пират и морской разбойник Фрэнсис Дрейк, каким он был в глазах испанцев, человек, сокрушивший морскую торговлю Испании?

Посмотрим на испанскую инквизицию. Где здесь правда? И кем были инквизиторы — святыми или палачами, как в Бельзене или других германских концлагерях? Обо всем этом вам расскажет Хроника Акаши.

Но видите ли, Хроника — это не только то, что происходило в прошлом. В ней можно увидеть и наиболее вероятные варианты развития событий в будущем. В данном месте и времени мы похожи на одинокого путника на горной дороге, окруженной высокими скалами, за которыми ничего не видно. Но поднимите нашего путника на вертолете, и перед ним откроется даль, он увидит то, что было скрыто за скалами, увидит перед собой дорогу. Так и с помощью Хроники Акаши вы можете увидеть ожидающие вас впереди веро­ятности.

Это вовсе не означает, что в будущем все предопределено. Основные события — разумеется, да. Скажем, нам известно, что непременно наступит завтрашний день, а за ним — послезавтрашний, а следом — очередная неделя. Все это можно предсказать совершенно спокойно. Но предсказать что-либо до мельчайших подробностей просто невозможно. Можно сказать, что автобус отправится отсюда в другой город. В расписании сказано, что отправление будет в такое-то время, что остановки по маршруту будут в такое-то время, и в конце концов автобус по расписанию прибудет к месту назначения. Вам не приходят в голову опасения, что автобус или поезд может не доехать до места. Иными словами, вы предсказываете то, что должно произойти. Вы предсказы­ваете будущее этого автобуса.

Существует одна весьма запутанная теория, которая, впрочем, полностью соответствует истине, — теория параллельных миров. Она гласит, что все уже когда-то где-то произошло, а сами мы обитаем просто в ином временном континууме. Мы, однако, не станем вдаваться во все по дробности этой теории, скажем только, что Пророки древних времен умели заглядывать в будущее, да и Пророки наших дней могут делать то же самое. И сейчас я представлю вам иллюстрацию. Вот что произошло со мной однажды, когда я полностью конт­ролировал себя. Я вошел в состояние транса и увидел следующее.

Вначале я увидел вероятность начала новой войны. Сейчас, оглядываясь в прошлое, я могу сказать, что так оно и было. Была война, которая разгорелась во Вьетнаме после ухода оттуда французов и расформирования Иностранного легиона. Но это получило подтверждение реальными событиями.

Увидел я и другое: Италия в будущем будет захвачена коммунизмом. На некоторое время христианская религия придет в упадок, а Ватикан будет зак­рыт, кардиналы и епископы перебиты. Это будет не тот коммунизм, что в России. Он будет несколько видоизменен. Изначальный коммунизм в России был намного грубее и жестче, чем сейчас, и больше походил на коммунизм китайского толка. Англия и Соединенные Штаты в конечном счете объединят­ся в целях самообороны. Англия подпадет под управление Соединенных Шта­тов, и даже правителем ее станет американец. Сама по себе эта мысль довольно забавна, если вспомнить, что некогда англичане отправились открывать Аме­рику, а теперь американцы возвращаются и заново открывают Англию.

Со временем в земной коре появится огромная трещина. Если вы знако­мились с докладами по программе Международного геофизического года, вам должно быть известно, что под дном океана существуют огромные поля нап­ряжения, где происходят постоянные перемены. Кое-где морское дно уже поднимается. Затонувшие континенты, которые лежат пока на морском дне, поднимутся и образуют новые участки суши. Старые участки будут поглоще­ны морем, и на какое-то время мир охватит паника и смятение. Нью-Йорк будет стерт с лица Земли и затоплен водами Атлантики. Лос-Анжелес и Сан-Франциско, Сиэтл и Ванкувер на тихоокеанском побережье тоже будут пол­ностью разрушены и затоплены водами океана. Большая часть побережья скроется под водой, облик суши совершенно преобразится. В Соединенных

Штатах и Канаде будут огромные разрушения. На североамериканском конти­ненте лишь немногие из тех, кому удалось уцелеть, будут ютиться в Скалистых горах, чтобы впоследствии заново заселить континент.

Великие озера Канады, сейчас полные пресной воды, из-за изменения угла наклона земной оси хлынут чудовищным потопом, и целое море воды ринется от Квебека до Монреаля, от Монреаля до Буффало, от Буффало к Детройту. Воды сбегутся к Чикаго, затопят город и его окрестности и пробьют соленый водосток в Миссисипи. Гигантские водные потоки, вызванные смещением земной оси, вскоре размоют огромную часть суши, так что образуется новый остров. Все, что будет отделено от материка водой и океаном, станет новой землей.

В Европе дно Средиземного моря поднимется и станет сушей, на которой откроются древние гробницы, часть затонувшего Египта и часть земли, зато­нувшей еще раньше.

Весь южноамериканский континент будет содрогаться от землетрясений. Фолклендские острова перестанут быть островами и окажутся единым целым с нижней третью Аргентины. Примерно в той же нижней трети Аргентины образуется гигантский разлом, по которому воды Тихого океана хлынут в Атлантику. Разлом этот будет не шире Гибралтарского пролива. Из-за смеще­ния в распределении массы Земли угол ее наклона станет еще больше, пол­ностью изменится облик времен года. Снежные шапки на полюсах растают, высвободив в этих краях много суши, богатой редкими ископаемыми и мно­гими новыми ресурсами.

Япония, Корея и часть китайского побережья уйдут под воду, но из моря поднимутся новые участки суши. Русские запустят в космос новые огромные спутники. Вскоре китайцы тоже выйдут в космос, поскольку им удастся захва­тить американских ученых, бежавших от наводнений и разрушений. 2000 год станет свидетелем великих свершений в космосе, не всегда, правда, в мирных целях. Между русскими и китайцами возникнет сильнейшая вражда. В 2004 году между Россией и Китаем разразится колоссальная война в космосе. Оби­татели Земли спрячутся в глубокие убежища, и благодаря этому многие уцеле­ют. Все новые участки суши будут подвергаться затоплению и подниматься на поверхность.

Одна часть этого пророчества настолько меня озадачила, что я усомнился, не следует ли мне хранить благоразумное молчание и не упоминать о ней вовсе. Впрочем, нужды нет, давайте скажем правду, давайте, как мы это делали до сих пор, заглянем немного вперед.

Примерно в 2008 году русские и китайцы преодолеют старые разногласия, оказавшись перед лицом гораздо более серьезной опасности. Из глубины кос­моса, из-за пределов всей нашей системы явятся похожие на людей пришель­цы, которые захотят поселиться на Земле. Обитателей Земли все это страшно разозлит, и они будут косо смотреть на незваных гостей. В течение какого-то времени будут происходить значительные потрясения, однако в конечном счете возобладает здравый смысл.

Пришельцы из космоса продемонстрируют свои мирные намерения, ко­торых до прискорбия мало на Земле. Со временем пришельцы из космоса мирно уживутся с коренными жителями Земли, появятся смешанные браки между всеми расами, так что в конце концов образуется единая раса, известная под названием Расы Тан (Смуглой), поскольку смешение всех цветов кожи — белого, черного, желтого и коричневого — приведет к появлению красивого смуглого оттенка.

На этом этапе эволюции Земли наступит Золотой век, век мира, век спо­койствия и высокого оккультного знания. Это будет век, в котором Человек — как земной так и внеземной — будет жить в полной гармонии.

Что дальше? Да, там тоже все ясно, но давайте удовлетворимся этим первым эпизодом, ибо он совершенно правдив.

Вы смеетесь, не скрывая цинизма и скептицизма? Что ж, у вас такое же право на собственное мнение, как у меня — право на знание. Если бы вы обладали моим знанием, то сейчас вы бы меня и не слушали, и не смеялись.

Совсем недавно утверждалось, что человек никогда не сможет отправить радиосигнал через Атлантику. Утверждалось, что человек никогда не переле­тит Атлантику на самолете. Утверждалось, что никто и никогда не сможет передвигаться быстрее скорости звука, потому что люди от такой скорости умрут. Утверждалось, что человек никогда не проникнет в космос, поскольку высокая температура, порожденная космической скоростью, сожжет его дот­ла. Мужчина и вслед за ним женщина вышли в космос. То, что совершенно невозможно сегодня, завтра станет самым обычным явлением. Сегодня мы принимаем телепрограммы со спутников, принимаем радиосигналы с Луны, Марса, Венеры. Как же вы можете сказать, что мое пророчество неверно?

Весьма прискорбно, что люди осуждают то, чего не в силах понять. Весьма прискорбно, что если люди не могут чего-то сделать, то сразу же заявляют: «Но это же невозможно, совершенно невозможно, такие вещи выходят за пределы человеческого познания». Все это сущий вздор, ибо если можно увидеть в Хронике Акаши все, что когда-либо происходило, то можно увидеть и Хрони­ку Вероятностей.

Если вам интересно, что представляет собой Хроника Вероятностей, поз­вольте мне привести простую иллюстрацию. Вероятности — это вещи, кото­рые по вашим предположениям должны произойти. Вы предполагаете, что завтра, послезавтра и многие годы спустя корабли будут выходить в море, самолеты — летать в небесах, а автомашины, немилосердно дымя, разъезжать по суше. Вы действительно ожидаете, что так оно и будет, поскольку это вполне вероятно. Будущее расы или страны может быть предсказано с высо­кой степенью точности, и Хроника Вероятностей показывает, как все может произойти. Здесь вы уже заглянули в события будущего, но есть и другие вещи, небольшие события, как бы вехи, отмечающие путь. Хотите больше?

Хорошо — в грядущие годы Англия станет еще одним штатом Соединен­ных Штатов так же, как ими стали Аляска и Гавайи. Англия постепенно будет попадать под все большее влияние и контроль Соединенных Штатов, пока, наконец, не подпишет Федерального Закона Соединенных Штатов.

Канада станет одной из ведущих стран мира в грядущие столетия. Канада и Бразилия. В настоящее время Бразилия пребывает в упадке, но ее ожидает подъем, и она, возможно, станет второй по значению державой мира, то есть фактически снова станет «великой» Бразилией.

Франция и Россия в будущем объединятся, чтобы окончательно сокру­шить Германию. И Франция, и Россия чувствуют угрозу со стороны Германии и потому объединят силы, чтобы раз и навсегда покончить с этой угрозой. В результате германская раса окажется рассеянной среди других народов подоб­но тому, как были рассеяны евреи.

Соединенные Штаты и Россия объединятся, чтобы поразить Китай, но­вый Китай, который будет представлять угрозу всей цивилизации. Итак, Орел и Медведь объединятся, чтобы поразить Дракона, и до тех пор пока Дракон не будет повергнут, не воцарится сколько-нибудь прочный мир.

Любители астрологии могут вспомнить, что 5 февраля 1962 года затмение на 16 градусов скрыло Солнце, Луну, Меркурий, Венеру, Марс, Юпитер и Сатурн. В следующий раз подобное явление произойдет 5 мая 2000 года, а незадолго до этого в апреле 1986 года к Земле вернется комета Галлея. Все эти конфигурации приведут к эпохальным событиям во всем мире. Это будет началом Нового Века, временем, когда вновь расцветет надежда, подобно тому, как оживают нежные весенние цветы, когда тают под лучами солнца зимние снега. И подобно тому, как со сменой времен года возрождаются и зацветают новым цветом весенние цветы, так и Человек, его надежды и духов­ные устремления возродятся после 2000 года.

Здесь уместно было бы сказать и о климатических изменениях в этом мире, поскольку эти великие перемены наверняка уже стали заметны почти каждому жителю Земли. Климат — это тоже достойная тема для предсказаний.

В грядущие годы произойдет множество землетрясений, участки суши будут подниматься и опускаться, и немалая часть суши скроется под водой. В глубинах Тихого океана есть огромный разлом длиною в тысячи миль. Это разлом в земной коре, и если все новые страны начнут взрывать атомные бомбы или что-нибудь похуже, разлом немного расширится и значительно сдвинется в сторону, что вызовет целый ряд землетрясений и наводнений.

Уже многие тысячи лет можно более или менее точно предсказывать погоду. Можно заглянуть в синоптические карты, которые покажут, что тем­пература, скажем, в Канаде, обычно колеблется между такими-то показателя­ми в такой-то период времени, тогда как в Буэнос-Айресе предельные значе­ния температур будут совершенно иными. Можно предсказать погоду в Мос­кве или Тимбукту — словом, где угодно, основываясь на многолетних наблю­дениях, указывающих средние значения температур в разных краях в то или иное время года. Мы знаем, что может произойти в то или иное время года. Мы знаем, что если лето теплее, чем зима, то какой может быть максимальная жара и каким может быть максимальный холод. Но все это сейчас претерпевает изменения, причем изменения стремительные в силу целого ряда причин, в большинстве своем порожденных человеком.

Не обратили ли вы внимания, что с недавних пор заметно участились сообщения о необычных капризах погоды? В Соединенных Штатах отмеча­лись чрезвычайно холодные зимы. В Джорджии термометр опускался значи­тельно ниже нуля. Даже в Аризоне стояли сильные, временами сорокаградус­ные морозы.

Я получал письма от друзей из Канады и Соединенных Штатов, в которых сообщалось о невероятных капризах погоды, о лютых морозах. А неделю спустя накатывала волна жары. На днях я получил известие из Ниагара-Фоле, что в Канаде. Там стояла сильнейшая жара, внезапно сменившаяся не менее сильным морозом. А в Детройте на смену стуже пришла внезапная жара.

На севере и востоке Соединенных Штатов была засуха. Собственно, ны­нешний апрель был самым засушливым за всю историю метеорологических наблюдений. Не было воды для растений, не работали ирригационные систе­мы. Посевы выгорали на потрескавшейся земле.

Не знаю, многие ли из вас бывали в Соединенных Штатах, но в Монтане, недалеко от канадской границы находится крупный национальный парк, а в этом парке есть большой ледник, собственно, даже несколько ледников. Так вот, некоторые из них полностью растаяли, а остальные значительно умень­шились в размерах.

Некоторые районы Соединенных Штатов и Канады полностью обязаны своим процветанием зимнему отдыху, для которого требуется много снега и льда. Так вот, не было там ни снега, ни льда, из-за чего люди, попавшие в зависимость от погодных условий, разорились.

Средний Запад постоянно терзали торнадо, сильнейшие смерчи. Их коли­чество, скорость и сила все время нарастает. Совсем недавно на Среднем Западе было отмечено более 800 смерчей.

Но оставим в покое Соединенные Штаты. На свете есть и другие края. Я получаю почту со всего мира, хотя, впрочем, информацию о погоде можно получать и из газет. В Англии отмечалась совершенно необычная погода — самые лютые холода за всю историю наблюдений. В той же Англии была самая сильная за всю историю снежная буря, весь транспорт остановился, возникла нехватка продуктов, люди замерзали насмерть, от морозов и бескормицы на­чался падеж скота.

В Средиземноморье сплошь и рядом отмечались погодные аномалии, например необычно сильные холода и метровые снежные заносы на Сицилии, которая с гордостью именует себя Солнечной Сицилией. Что ж, солнца у них, возможно, и было вдоволь, но были и жестокие морозы. Погода капризничает повсюду, а это значит, что климат Земли меняется. В Риме все заледенело, впервые за последние 500 лет покрылся льдом Тибр. Обычно Рим, Италия ассоциируются в нашем представлении с теплом и мягким, благодатным кли­матом, но уж никак не с заледеневшим Тибром, по которому можно кататься на коньках.

Возьмем другую часть света — Японию. У них была самая суровая за всю историю зима. Тайфуны, сильные неурожаи — все у них было плохо.

С другой стороны, в России климат, похоже, становится мягче. Сибирь уже не так скована морозами. И, разумеется, за всеми этими переменами климатических условий последуют еще большие перемены, ибо если нагрева­ется какой-либо участок суши, воздух над ним поднимается вверх и образует кучевые облака. Вполне возможно, что многочисленные атомные взрывы соз­дали экран, препятствующий попаданию солнечной радиации на Землю и обратному излучению с Земли в космос, в результате чего произошло смеще­ние температурных зон во всем мире. Так и сбывается предсказание о том, что в не столь отдаленном будущем на нашей планете произойдут большие пере­мены.

Задумывались ли вы когда-нибудь над этим? Если растают снежные шап­ки Северного и Южного полюсов, то уровень моря на всей планете поднимется по меньшей мере на 180 метров. Подумайте о том, что если даже растают снега только вдоль северного побережья России, то вызванный этим потоп сотрет с лица земли Нью-Йорк или Монтевидео. В сущности, понадобится не такой уж высокий подъем воды, чтобы затопить весь Уругвай. Но на случай, если уруг­вайцы вздумают хвататься за купальные костюмы и виндсерфинги, позвольте добавить, что согласно предсказаниям эта часть суши поднимется и не только не скроется под водой, но и окажется довольно высоко над уровнем моря. Нью-Йорк уйдет на дно океана — так гласит предсказание. А в южной оконеч­ности Аргентины возникнет огромный разлом, который отделит хвост этой страны от материка, так что в результате образуется остров и откроется более удобный проход в Тихий океан. Это само по себе вызовет некоторые потрясе­ния, ибо воды Тихого океана более солены, чем воды Атлантики, и мы окажем­ся перед лицом весьма своеобразного парадокса. Тихоокеанская вода окажется теплее, но тяжелее и потому уйдет в донные слои холодных, но не таких соленых и, следовательно, более легких вод Атлантики.

Русские вовсю занимаются изменением климата в собственных интересах, манипулируя Гольфстримом, в результате чего его теплые воды, которые обычно должны омывать берега Европы, будут направлены к берегам Сибири. Сибирь начнет оттаивать и станет открытым для освоения краем России. Но при таком резком смещении климатического баланса Англию может ожидать второе оледенение, да и большая часть Европы тоже может покрыться льдом.

Земля обычно окутана многочисленными слоями воздуха, и некоторые из них перемещаются в виде воздушных потоков, похожих на морские течения. Обычно количество космических лучей, проникающих в атмосферу и достига­ющих земной поверхности, более или менее постоянно. Но теперь из-за того, что верхние слои атмосферы постоянно повреждаются ракетами и взрывами бомб, эти воздушные потоки оказались нарушенными и повернутыми вспять. Отсюда и возникают температурные отклонения, при которых нагретый воз­дух не может подняться вверх, и земля выгорает из-за недостатка влаги и избытка тепла. Во всем мире происходят смещения температурных зон, главным образом, к худшему, и если только человечество не возьмется как следует за тех, кто жаждет войны, то прежде чем дожить до счастливых времен, чело­вечеству придется перенести неисчислимые беды. Впрочем, мы и живем сейчас в веке Кали, в веке боли, страданий и отчаяния. Но скоро уже забрезжит заря, когда человек снова сможет надеяться, зная, что он продвигается к великим свершениям, большему счастью, большей духовности и большей вере в своих собратьев-людей.

8. Медитация