Тибетский лама

Логово

Лаз, скорее даже расщелина в стене, был довольно тесным. Мы едва протиснулись в него. Лама двинулся первым, я за ним, Лео замыкал процессию.

Мы пробирались вперед не более десяти-пятнадцати минут. Затем расщелина кончилась. Нашему взору открылась сырая промозглая и отвратительно пахнущая пещера. Она освещалась тусклым светом, ис­ходящим от тлеющих там и сям костерков. Еще через несколько секунд мы увидели примитивную клетку, сооруженную из жердей и проволоки. В клетке лежала женщина.

«Это случайно не та иллюзия, которая являлась нам в штольне?» — шепотом спросил я.

«Ш-ш-ш..,. — поднял палец к губам учитель. — Нет. Она реальная девушка с поверхности, и ей нужна наша помощь. Взгляни в тот конец пещеры — вон они, ее похитители».

Устремив туда напряженный взгляд, я едва различил десяток или два силуэтов у дальней стены. Даже в сумраке было ясно: это те самые твари, которых нам совсем недавно довелось узреть. Похоже, они спали.

«Пора действовать, — распорядился Мингьяр. — Сейчас они в пол­ном ступоре, «накачались» до беспамятства машинными лучами».

Мы осторожно двинулись к девушке. Она также была без сознания. Пока мы разбирали стенку клетки, каждый из нас внимательно следил за спящими тварями, готовый к их возможному пробуждению.

Подхватив девушку под руки, мы отступили обратно к расщелине. Затем быстро вернулись в штольню и завалили вход в расщелину кам­нями.

«Поспешим, — велел Мингьяр. — Чем больше расстояние между нами и теми тварями, тем целее мы будем. Они медленно приходят в себя после лучей, так что запас времени у нас есть».

«Возьмем ее к моему народу, — предложил наш проводник, — там она будет в безопасности».

Мы соорудили из одеял подобие носилок, осторожно положили на них девушку и двинулись в путь.

На вид ей было лет двадцать или около того. Адские создания обра­щались с ней хуже некуда. Ее тело покрывали ссадины, кровоподтеки и запекшиеся неглубокие рубцы (скорее всего, следы когтей). То, что ос­талось от ее одежды, свисало лохмотьями. Я содрогался при одной мыс­ли о том, какие ужасы она перенесла в плену, и стал безмолвно молиться за нее. Полагаю, то же самое делали и остальные.

Не могу сказать, сколь долго мы шли. Мое тело и разум словно око­ченели от усталости и пережитого. Если бы не годы практики тибетской йоги и других мистических дисциплин, я бы давно уже рухнул наземь. Но и во всеоружии этих навыков, я едва удерживал свой конец перевязи носилок, на которых мы несли девушку, все еще пребывающую в бессо­знательном состоянии. По счастью, ничего экстраординарного больше не происходило (что было как нельзя кстати — ввиду чрезвычайной хрупкости тогдашнего состояния нашей психики).

Я готов был закричать от радости (если бы у меня на то достало сил), когда Лео объявил, что селение уже близко. Итак, по крайней мере, этот этап нашего путешествия вот-вот должен был закончиться. Обретя вто­рое дыхание, я распрямил спину и ускорил шаг.

Туннель завершился огромным гротом, и спустя какое-то время мы, наконец, вступили в селение Лео.

Добрый народ