Тибетский лама

Врата вечности

Мы продолжали спускаться все глубже и глубже, скользя по туннелю в аппарате, посланном за нами Добрым народом. Ток Хамир сообщил, что пункт назначения уже близко. Я все еще беспокоился о судьбе нашего нового друга, Алисы.

«Не волнуйся, — унял мою тревогу Хамир. — Мой народ приютит ее. У нас есть машины Старейших, и мы вылечим ее истерзанное тело и раненную душу. Затем мы удалим из ее памяти все воспоминания о пещере и злобных бестиях. Она начисто забудет все, что стряслось с того момента, как она вошла в злосчастный лифт. Мы доставим ее обратно на поверхность и положим в клинику, которая специализируется имен­но на таких случаях. Вначале ее будут несколько смущать провалы в памяти, но вскоре это пройдет и она заживет как прежде».

Я знаю: тысячи людей, подобно Алисе, исчезают ежегодно с лица Земли. Некоторые из них позднее появляются вновь, страдая необъяс­нимой амнезией. Остальных больше никто никогда не видит. Их исчез­новение навсегда остается загадкой для тех, кто их знал. На самом деле они не в добрый час повстречались с утерявшими человеческий облик тварями из подземелья.

Пока я сидел и размышлял о столь горестном положении дел, Алиса проснулась. Вскоре наш аппарат ощутимо замедлил ход и через минуту-две совсем остановился. Хамир сообщил нам, что мы прибыли, наконец, в пункт назначения.

Девушка опять стала благодарить нас за помощь. Сдерживая слезы, она по очереди крепко нас обняла и горячо пообещала, что никогда не забудет нашего отважного поступка (в глубине души мы надеялись, что ей не удастся сдержать свое обещание, ибо ее полное выздоровление предполагало также и утрату воспоминаний обо мне и ламе).

Мы склонились в прощальном поклоне. Опять взревели турбины, аппарат поднялся в воздух, тронулся, разогнался и, словно пуля в ру­жейном стволе, унесся по туннелю в незримую даль.

Внезапно осознав всю необычность того, что нас окружало, я огля­делся. Грот, в котором мы очутились, был необозримо огромен (как если бы это был земной простор, накрытый скальным «небом»). Его стены простирались ввысь, теряясь в горней тьме. В центре грота ярко пылал вихрь туманного света. Вокруг были тысячи, миллионы существ всевоз­можных видов, форм и размеров! Они вступали на мерцавшую золотом дорогу, ведущую прямо в сердцевину пылающей световой воронки.

«Это эфирный портал в святую Агхарту, Лобсанг, — пояснил мне Мингьяр. — Проход сквозь пространство и время, соединяющий внут­ренний мир с внешним. Центр нашей планеты — не просто пустота внутри сферы. В действительности это пространство превосходит мате­риальный уровень, существуя одновременно в бесчисленных измерени­ях и мирах. Частота вибрационного поля тех, кто вступает в вихрь, по­вышается настолько, чтобы оно могло вступить в резонанс с полем Аг-харты. Только так существа, обладающие физическим телом, такие, как мы с тобой, способны посетить заветную страну».

«Откуда здесь все эти создания?»

«Это светлые души со всей Вселенной, Лобсанг. Как и мы, они были избраны божественным светом — Создателем всего сущего. Они будут помогать другим постигать свое истинное «Я» и смысл жизни. Нас по­звали в Агхарту во имя исключительной цели. Смотри и сам все увидишь».

Я огляделся. Некоторые величайшие умы были узнаны мною с пер­вого взгляда. Других я не знал, но интуитивно понимал, что в будущем они воплотятся и станут Учителями человечества. Здесь время теряло всякое значение: эры, зоны и кальпы сошлись в одной точке.

«Мы вступаем на путь жизни, — сказал Мингьяр, указав на золотис­тую дорогу у наших ног. — По этому пути проходят все, живущие в материальном мире, когда наступает их черед сбросить свою телесную оболочку».

Я благоговейно смотрел на великие души, шедшие рядом с нами. Вот Сиддхартха Гаутама, известный как Будда, вот иранский пророк Заратустра. Вот Эммануэль Сведенборг, ученый, духовидец, философ. Вот Елена Петровна Блаватская, основательница Теософского общества.

Великие души планеты продолжали шествовать предо мной: Саббатай Цви, иудейский мистик; Жанна д’Арк, святая и национальная геро­иня Франции; граф Сен-Жермен, про которого Вольтер сказал: «Этот человек все знает и никогда не умрет»; астролог Мишель Нострадамус; Элифас Леви, возродивший оккультизм в начале XIX в.

Эти и множество иных духовных Учителей человечества из прошло­го, настоящего, будущего являли собой лучшее, что есть на Земле. И ме­ня почтили честью быть в их числе.

Портал предстал перед нами. Его духовная энергия отделяла сей мир от великой Агхарты. Вихрящийся свет вобрал нас, словно океанская воронка.

Мы неслись сквозь пространство и время, осознавая не только себя, но и миллиарды других душ, мчащихся вместе с нами. Мы все стали единым целым.

Святая Агхарта