Тибетский лама

Часть 1. Обитель Богов

Летающие тарелки? Конечно же, летающие тарелки существуют. Я видел множество и в небе, и на земле. Я и сам разок путешествовал в одной из них.

Тибет — самая подходящая страна для летающих тарелок, она нахо­дится вдали от суетного мира и населена людьми, ставящими религию и научные концепции выше материальных благ. На протяжении многих веков жители Тибета знали истину о летающих тарелках, понимали, зачем те существуют, как они работают и что за всем этим кроется. Люди, управ­ляющие летающими тарелками, известны как боги, несущиеся по небу в своих огненных колесницах. Но позвольте привести вам случай, о кото­ром, безусловно, не слышали ранее ни в одной стране, кроме Тибета.

***

Погода была ужасной. Твердые шарики льда, несомые завывающим ветром, врезались, словно пули, в наши развевающиеся одежды и жестоко обжигали незащищенную кожу. Небо было пурпурным в заплатах неверо­ятно белых туч, уносящихся вглубь страны. Здесь, на высоте тридцати тысяч футов над уровнем моря, в Чан-Танских горах Тибета, мы продви­гались все выше и выше.

Пять миль отделяло нас от места последнего привала, когда мы услы­шали голос: «Не сдавайтесь, братья мои, не сдавайтесь! Проникните сквозь туманный пояс еще раз, ибо там вам предстоит увидеть многое».

Нас было семеро — высших тибетских лам, способных на телепати­ческое общение с Богами Небес. От них мы узнали о тайне колесниц, проносящихся над нашей Землей и опускающихся время от времени в отдаленных районах страны.

Мы продвигались вверх, все выше и выше, цепляясь ногами за твер­дую землю, нащупывая руками малейшие трещины в скалах. Наконец мы достигли таинственного туманного пояса и вошли в него. За ним откры­лась нам земля ушедших веков, прогретая солнцем.

«Еще один переход длиной в день, братья мои, — произнес голос, — и вы увидите колесницу древних».

Ночь мы отдыхали в тепле и уюте Скрытой Земли. Мы нежились на постелях из мха, а утром приняли великолепную ванну в теплых водах широкой реки, прежде чем продолжить поход. Здесь же мы запаслись прекрасными фруктами, заменившими нам приевшуюся тсампу!

Весь день мы взбирались вверх, и по пути нам то и дело встречались ореховые деревья и рододендроны, а также деревья, которых мы раньше никогда не видели. И шли мы только вверх по этой прекрасной теплой земле. Когда наступила ночь, мы расположились под деревьями, завернув­шись в собственные одежды, и заснули. С первыми лучами солнца мы отправились дальше. Мы прошагали еще две или две с половиной мили, когда перед нами открылась равнина. Мы остановились как вкопанные: равнина была огромной и потрясающей.

Открытая местность простиралась, вероятно, на пять миль, и ланд­шафт был настолько необычным, что и сейчас я сомневаюсь в том, стоит ли его описывать, так как знаю, что мне все равно не поверят. Равнина простиралась на пять миль, а за ней лежал пласт льда, словно стеклянная стена, вздымавшаяся в небо. Но не это поражало более всего: на равнине стоял разрушенный город, и все же некоторые дома были не тронуты временем. Некоторые из них казались совершенно новыми. Невдалеке, в просторном дворе, стояло огромное металлическое сооружение, напоми­нающее два соединенных вместе блюда, которыми пользуются в наших храмах. Безусловно, это было какое-то средство передвижения.

Благоговейное безмолвие нарушил голос моего наставника, Ламы Мингьяра Дондупа:

«Это место было обителью Богов полмиллиона лет тому назад, — сказал он. В те времена люди вступили в битву с Богами и изобрели орудия, расколовшие атом, которые принесли катастрофу. Они зас­тавили земли подниматься из моря и погружаться в море, разрушая старые горы и создавая новые. Здесь был огромный город-метропо­лия, и это был когда-то берег моря. Судороги земли, последовавшие за взрывом, подняли эти земли на тысячи фунтов, а сотрясение, вызванное взрывом, заставило Землю вращаться по-иному. Мы по­дойдем поближе и увидим иные части города, замурованные в лед­нике, — в леднике, который медленно тает в этой жаркой долине, не разрушая древних строений».

Мы слушали речь и молчали как зачарованные, а затем, движимые одним порывом, устремились вперед. Только приблизившись к зданиям, мы осознали, что люди, жившие тут, достигали роста не менее чем двенадцать футов. Все здесь было гигантским, и невольно я вспомнил о гигант­ских фигурах, виденных мною в глубоких подземных тайниках Поталы.

Мы подошли к странному металлическому сооружению. Оно было невероятным. Около пятнадцати-шестнадцати футов в диаметре, потем­невшее от времени. Мы увидели лестницу, ведущую к черному отверстию, и стали взбираться по ней друг за другом, чувствуя себя так, словно попи­рали ногами священную землю. Первым поднялся наверх Лама Мингьяр Дондуп и вскоре исчез в черной дыре. Я был вторым и, достигнув вершины лестницы, вошел внутрь металлической оболочки и оказался в большой комнате. Там я увидел своего наставника, склонившегося над предметом, напоминающим большую парту. Он прикоснулся к чему-то, и в поме­щении разлился голубоватый свет и послышался тихий жужжащий звук. К нашему ужасу и изумлению, в дальнем углу комнаты появились фигуры. Они повернулись к нам и стали приближаться.

Первым нашим порывом было развернуться и убежать из этого маги­ческого дома, но голос отчетливо раздался в наших головах:

«Не пугайтесь, — произнес он. — Мы знали, что вы придете, и ожида­ли вашего появления последнюю сотню лет. Мы приготовились, так что смельчаки, рискнувшие проникнуть в корабль, должны познать прош­лое».

Мы были словно загипнотизированы, не в силах шелохнуться, не в силах повиноваться своим животным инстинктам и пуститься наутек.

«Садитесь же, — произнес голос. — Разговор будет долгим, а усталый не способен внимать».

Мы сели в ряд, все семеро, обратив лица к дальнему концу комнаты, и стали ждать. Несколько секунд мы слышали только жужжащий звук. Свет в комнате начал гаснуть, и мы оказались в столь полной темноте, что нельзя было увидеть даже собственных рук.

Жужжание прекратилось, раздался тихий щелчок, и на стене появи­лись картины, — картины настолько странные, что мы почти ничего не могли понять. На картинах мы увидели великий город — тот самый, среди руин которого мы сейчас сидели. Город стоял на берегу моря, по которому плыли причудливые корабли. Над головой в небе парили дискообразные аппараты, проносясь по воздуху легко и бесшумно. По берегу расхаживали гиганты, и казалось, что пальмы раскачиваются, когда те проходят мимо. Можно было услышать счастливые голоса детей, играющих и плещущихся в волнах. Мы видели, что происходило на улицах, в домах, в гостиницах. Мы наблюдали за жизнью, словно с летательного аппарата, поднявшегося над землей.

Это так живо напомнило мне о моем воздушном змее, что я чуть не вцепился в его несуществующую поперечину. Затем воздух сотряс ужаса­ющий взрыв, и вдалеке стало расти грибообразное облако. Оно поднялось на несколько миль, испещренное малиновыми и желтыми полосами. Ка­залось, что само дыхание богов стало огненным.

В пучине

С нашего места наблюдения мы увидели, как падают здания и как люди пытаются спастись бегством. Затем мы услышали рев приближающей­ся гигантской волны высотой в пятьдесят, а может быть, и сотню фунтов. Она неслась по побережью, поглощая дома некогда гордой метрополии. Земля дрогнула, картина закружилась, померкла и воз­никла вновь. Нам казалось, что и мы стали падать и кружиться, вокруг нас разлилась тьма.

Не знаю, сколько времени мы провели в темноте, но затем на стене вновь возникла картина, но картина была иной. Мы увидели долину, и на ней стояли странные аппараты, подобные тому, в котором мы сейчас сидели. Вокруг них хлопотали люди, очевидно обслуживая их. Аппараты беспрерывно взлетали в воздух, а на их место приземлялись новые. Каза­лось, что люди подразделяются на множество видов, их рост колебался от пяти до пятнадцати футов.

Затем картина сменилась, и мы увидели то, что происходит вне Земли, и обратную сторону Луны. Голос за экраном давал нам разъяснения во время всего просмотра. Мы узнали, что существует Сообщество — Белое Братство*, состоящее из инкарнированных (воплощенных) и дискарнированных (бесплотных) людей. Инкарнированные прибыли с других планет, и их целью является сохранение жизни. Люди, как нам было сказано, стоят не на высшей ступени эволюции, и эти люди, эти хранители, заботились обо всех существах, не только о человеке.

* Просим не путать со скандально известным современным.— Прим. ред.

Захват

Нам сказали, что Тибет будет захвачен, и эти захватчики, коммунисты, распространятся по телу Земли, как болезнь. Коммунизм будет иско­ренен, и в последующей эпохе существа всех видов соединятся, как это было в незапамятные времена.

Тибет будет захвачен, но все равно будет продолжать играть важную роль благодаря ламам-телепатам, способным легко вступать в контакт с космическими кораблями.

Нам сказали, что Земля является колонией, и космические наблюда­тели смогли смягчить эффект радиации, и существует надежда, что они спасут человечество, не дав ему разорвать Землю на куски.

Мы, семеро лам-телепатов, находились на борту космического кораб­ля, поднявшегося в воздух. За полчаса мы смогли увидеть свою землю — Тибет, которую можно пересечь на самой быстрой лошади не меньше, чем за три месяца. Затем, не ощущая изменения гравитации, не чувствуя ско­рости, мы взлетели над атмосферой Земли в открытый космос.

Мы знаем принцип работы космического корабля, знаем также, поче­му человек, находящийся в нем, не страдает от силы ускорения, но это тема другого рассказа.

Часть 2. На борту корабля