Тибетский лама

Часть 2. На борту корабля

Яркий пурпур предвечернего неба внезапно пересекла белоснежная линия» словно рука Бога раздвинула тьму, чтобы показать свет, лежа­щий за ней. Серебряное сверкание в начале линии неслось по небу с такой скоростью, что глаз с трудом успевал следить за ним. Внезапно вспышка и серебро исчезли из виду, устремившись в космическую ночь.

Мы, ламы, лежали на мягкой зеленой траве Скрытой Долины, на высоте двадцати пяти тысяч футов над уровнем моря. Но еще выше взды­мались зубцы гор, защищающие эту благодатную землю от жестоких хо­лодных ветров. Тибет, превышающий по площади Британские острова более чем в восемь раз, таит в себе немало диковин, но ни одна из них не может сравниться с этой великолепной тропической долиной, лежащей посреди субарктического холода. В долине расположен Скрытый Город, восходящий ко временам Потопа, но самое изумительное — то, что боги небес обосновались в нем.

В прошлых веках ламы-телепаты высокого посвящения могли об­щаться с богами и многому научились у них. А сейчас мы, счастливцы, повстречались с ними.

Мы лежали на спине и думали о пережитых чудесах. Справа от нас на огромной равнине стояли странные аппараты; аппараты, казавшиеся странными даже в этом фантастическом мире. Люди из других миров прохаживались вокруг, одни спокойно дышали тем же воздухом, которым дышим мы, другие же передвигались не столь легко в своих прозрачных костюмах, содержащих атмосферу, отличную от нашей.

Таким образом мы провели несколько часов, наблюдая, изумляясь и постигая посредством телепатии цель их деятельности. Нашу концентра­цию нарушил низкий гудящий звук, донесшийся сверху. Повернув голо­вы, мы увидели приближающийся вращающийся диск. Когда он пронесся над нами, наши тела вдавились в землю, словно их распластал порыв ветра или наш вес увеличился вдвое на мгновение. Но скоро это прошло, и мы приподнялись, наблюдая за приземлением аппарата.

Он напоминал две плоские тибетские миски, сложенные вместе, в центре которых находился прозрачный купол или, скорее, пропускающий свет, так как, хотя он и был безусловно прозрачным, мы не могли ясно различить, что происходит внутри. Сейчас весь аппарат вращался вокруг купола, рассекая воздух со свистом, напоминавшим мне о Молитвенных флагах, колышущихся по ветру. Низкий гул прекратился, когда аппарат завис над местом посадки. Постепенно аппарат стал опускаться все ниже и ниже, пока не скрылся из виду, заслоненный более крупным кораблем. Из близлежащего строения к приземлившемуся аппарату заспешила машина грушевидной формы. Через несколько минут мы вновь увидели ее, еду­щую в противоположном направлении.

От этого зрелища нас отвлек голос подошедшего к нам человека: «Идите за мной, братья, так как мы хотим показать вам очень многое», — сказал он.

Мы поднялись на ноги и еще раз устыдились своего роста: Лама Мингьяр Дондуп был не ниже шести футов, мы же были почти на три дюйма ниже его, но этот человек был вдвое выше Мингьяра Дондупа! Мне показалось, что мы были семилетними мальчуганами, впервые пришед­шими в ламаистский монастырь.

Высокий человек, очевидно, угадал мои мысли или прочел их телепа­тически, так как сказал: «Не рост важен, брат мой, а важно, насколько велика твоя аура и твоя душа. Здесь ты увидишь людей, которые ниже тебя, и людей, которые выше меня».

Он повел нас по земле, покрытой зеленым мхом. Мох был твердым, как камень, гладким и без единого изъяна, но не царапал наших ног.

Я оглядывался по сторонам, зачарованный той странной деятель­ностью, которая кипела вокруг. Высокий Человек был, видимо, здесь важ­ной персоной, так как все встречные приветствовали его, касаясь сердца. Это приветствие мы, по невежеству, до сих пор считали своим восточным обычаем. Мы чувствовали себя неловко в своих изношенных одеждах, прохудившихся и изорвавшихся во время нашего трудного путешествия из Лхасы.

По дороге Высокий Человек подробно говорил нам о том, что мы услышали вчера. Рассказывал нам, что Земля — это колония, пораженная ужасной болезнью, из-за которой большинство ее обитателей вели себя, подобно бешеным псам. За Землей наблюдали на протяжении многих веков, чтобы помочь человечеству в нужную минуту. Эта минута скоро наступит. Наблюдатели были уверены в Тибете с его развитой эзотерикой и искусством телепатии, таким образом, нам сообщалась необходимая информация и передавался опыт.

«А сейчас, — сказал он, — мы собираемся показать вам мир из космо­са. Для этого вам будет лучше взойти на космический корабль, управляе­мый существами вашего роста».

В корабле

Мы стояли у корабля трубчатой формы, длиной в триста пятьдесят футов и шириной около шестидесяти. К люку был приставлен широ­кий трап. Навстречу нам спустился человек среднего роста, но очень широкий в плечах. Он обратил взгляд на Высокого Человека и привет­ствовал его, коснувшись сердца. Несколько секунд они обменивались безмолвными сообщениями. Затем Широкий Человек повернулся к нам и жестом пригласил следовать за ним. Мы, последовав примеру моего наставника Ламы Мингьяра Дондупа, вначале повернулись к Высокому Человеку и, поднеся правую руку к сердцу, поклонились ему, затем стали подниматься за Широким Человеком.

Неведомое всегда страшит. Мое сердцебиение участилось, когда мы поднимались по трапу и вошли в незнакомый проем. Отсюда начинался длинный коридор бледно-зеленого цвета, от стен которого, казалось, исхо­дил фосфорический свет. Освещение было ровным, и теней не было. Ши­рокий Человек провел нас по коридору, затем через несколько ярдов оста­новился и поднял руки. Секция стены отъехала в сторону, и перед нами открылась красивая комната, одна стена и пол которой были столь проз­рачны, что мы не решились входить.

«Не бойтесь, — сказал наш спутник, — пол очень крепкий и легко выдержит вас. То, что вы видите, — это особый экран, позволяющий наблюдать за внешним миром. Здесь нет окон».

Со вздохом мы вошли вовнутрь — было такое ощущение, словно ты ступаешь в пустоту, и мне показалось, что я сейчас упаду на землю.

Широкий Человек глядел на стену, и казалось, что на некоторое время он мысленно унесся далеко от нас. Я бездумно смотрел на то, что вначале принимал за прозрачный пол, но знал уже, что это особый экран. Я наблю­дал за другими кораблями, стоящими невдалеке, и за людьми, работающи­ми на них. И вдруг мои ноги подкосились от страха. Окружающий мир внезапно начал уноситься назад, земля провалилась вниз, я ожидал, что и мы сейчас начнем падать, но не испытывал никакого чувства движения. Широкий Человек вышел из своей кажущейся задумчивости.

«Мы хотим показать вам вашу землю издалека, — сказал он. — Мы улетаем с Земли».

«Но мы не движемся, — ответил я. — Если бы мы двигались, то ощущали бы что-нибудь. Когда я раскачиваюсь на канате или лечу на воздушном змее, я что-то чувствую, но сейчас я не ощущаю ничего».

Широкий Человек ответил: «Да, здесь не существует ощущений, но мы имеем дело с такими скоростями, которых не сможет выдержать ни плоть, ни кровь, таким образом мы используем специальные приспособ­ления, которые нейтрализуют эффект ускорения. Находясь на этом кораб­ле, вы не почувствуете ничего, и вам здесь не о чем беспокоиться. Мы давно постигли науку гравитации. Скоро я покажу вам корабль, но внача­ле…» — и он указал рукой на экраны.

Не ощущая движения

Вниз уходила изборожденная ущельями земля Тибета. Могучие горы, вздымающиеся выше прославленного Эвереста, распластывались с увеличением расстояния, превращались в бугорки на ровной поверх­ности. Мы неслись все выше, и последнее, что нам удалось различить, была наша Счастливая Река (как мы, тибетцы, зовем ее), впадающая в могучую священную реку Индии, несущую свои воды в океан, который мы раньше никогда не видели. Мы наблюдали за очертанием берега и могли различить Бенгальский залив и перевести взгляд на Китай. Видна была даже Великая Китайская Стена — узенькая морщинка на Земле.

Казалось, что солнце находится под нами, огромное, увеличенное рефракцией воздуха, огненно-красное, как горнило монастырской печи.

Но все оставалось недвижимым, и не возникало никаких ощущений. Мы просто стояли и наблюдали, как далеко было все это от обычной жизни на нашей бесплодной земле.

Широкий Человек указал на стену. Он прикоснулся к чему-то, и из ее гладкой поверхности выскочили сиденья.

«Садитесь, — сказал он. — Нам будет удобнее смотреть сидя».

Мы с готовностью уселись, но вновь были смущены, когда ощутили, что проваливаемся во что-то, облегающее наши тела.

«Эти подстраивающиеся под формы тела кресла, — сказал Широкий Человек, — очень удобны. Они не дают вам соскользнуть, уступая в то же время малейшему давлению».

«Действительно «подстраивающиеся»», — подумал я, не привыкший к подобным изыскам. Но все же я думаю, что свыкнусь с ними. Сейчас, удобно усевшись, я снова взглянул на экран, и у меня перехватило дух от изумления. Я всегда считал, что Земля плоская, сейчас же я увидел, что она круглая, как мяч, которым я часто играл. Вот куда мы взобрались, высоко над Землей, все дальше и дальше, пока не покинули атмосферу. Земля медленно вращалась под нами — огромный шар, в основном покрытый сине-зелеными пространствами океанов. Материки выглядели незначи­тельными, покрытые зелеными и бурыми пятнами. Большие участки Зем­ли были скрыты из виду белым руном облаков. Сквозь просветы можно было различить очертания континентов и островов. Мы могли видеть озера, лежащие в глубине материков, но о присутствии городов даже нель­зя было догадаться. С этой высоты признаки жизни на Земле были нераз­личимы.

Как выглядит Вселенная

Земля была окружена голубой дымкой, довольно густой у поверхности и совершенно исчезающей на высоте нескольких миль.

Земля неторопливо вращалась, словно ястреб, парящий в небе. Широ­кий Человек сказал:

«Вы не отрываете глаз от Земли, но вся Вселенная раскинулась перед вами, разве не стоит взглянуть на нее?»

Это возвратило нас к жизни, и мы посмотрели наверх. Тьма над нами была расцвечена яркими светящимися точками. Отдаленные планеты представлялись четко очерченными кружками различных оттенков, тогда как поверхность ближайших планет была вполне различима. Для того чтобы мы смогли смотреть на Солнце, Широкий Человек прикрыл часть экрана черным светофильтром. Мы ясно увидели Солнце, оно было ог­ромным и вид его вселял в нас ужас, так как нам показалось, что оно охвачено огнем. Широкие языки пламени плясали по его периметру, а поверхность казалась корчащейся массой, покрытой темными пузырями.

«У нас есть база на том, что вы зовете Луной, — сказал Широкий Человек. — Луна всегда обращена одной стороной к Земле. Наша база на другой стороне, и мы отправляемся сейчас туда».

Фильтр был убран с экрана, и перед нами предстала ослепительно яркая поверхность Луны, этого безвоздушного мира, хранящего жизнь в своих глубинах. Мы приближались к ней со скоростью, непостижимой уму, но ощущения движения мы не испытывали!

«Вы должны еще многое узнать о нас, — сказал Широкий Человек. — Да, на Земле вас учат, что нас не существует. Людям приходится считать так, потому что религии учат тому, что Человек является подобием Бога и Человек — это земное существо. На сегодняшний день признание сущес­твования Человека на других планетах равносильно опровержению рели­гиозных догм. И те, кто держат в своих руках бразды правления, те, кто решают вопросы жизни и смерти наций, не позволяют человечеству узнать о существовании более могущественной власти, так как это может ослабить их влияние на порабощенный народ.

Принцип движения

Затем нас повели на экскурсию по кораблю и представили команде. Мы чувствовали себя полными невеждами рядом с ними, но те с охотой отвечали на любые вопросы и делали все, чтобы мы не ощущали неловкости. Меня очень интересовал принцип движения космическо­го корабля, и меня посвятили во все тонкости. При космических пере­летах используется множество методов, и, в зависимости от цели, применяют различные способы движения. Корабль, на котором мы путешествовали, обладает собственным магнетизмом, отталкиваю­щимся от магнетизма Земли.

Электричество, используемое землянами, является примитивной формой электроэнергии. Во Вселенной используют другое электричество — магнетизм космической энергии. Энергию улавливают из космоса пос­редством особых коллекторов, расположенных на поверхности корабля, и передают в «машинное отделение». Здесь при помощи катушек происхо­дит «запитка» двух половинок корабля. Та половина, которая обращена к Земле, получает энергию, отталкивающую земной магнетизм, другая же половина притягивается к планете, к которой направляется корабль, — в нашем случае это была Луна.

У поверхности планеты силу отталкивания можно отрегулировать так, что аппарат может зависать, приземляться или взлетать. Внутреннос­ти корабля покрыты сеткой проводников, позволяющих распределять гравитационную силу таким образом, что независимо от положения ко­рабля человек чувствует себя комфортно. Нам показали необычайно прос­тое устройство, автоматически регулирующее силу гравитации.

Но сейчас не время углубляться в детали. Как печально, что люди Запада столь скептичны. Трагично, когда человеку есть что рассказать, но он ЗНАЕТ, что просто теряет впустую время, так как ему все равно не поверят. Летающие тарелки реальны. Совершенно реальны.

Часть 3. Мой визит на Венеру