Тибетский лама

Глава 6

Отвечать на вопросы было очень утомительно. Старый человек лежал на кровати, а мистер Телли сидел у него в ногах, копаясь в ворохе бумажек и выуживая из карманов все новые записки. Время от времени во внезапном порыве вдохновения он хватал карандаш и записывал пришедший в голову вопрос. Когда же мистер Телли не записывал вопросы, он рисовал всевозможные завитушки. На это он был большой мастер, и завитушки его были весьма красноречивы.

«Так, продолжим, — сказал Старый человек, — что у нас даль­ше?»

В: Если вы обладаете такими силами и знаниями, почему же вы себя не вылечите?

О: Ну, это уже предел абсурда. Вот что я вам скажу. Лет пятнад­цать назад лежал я в одном из известнейших лондонских госпиталей. Там меня тщательно обследовали и пришли к выводу, что жить мне осталось не больше полугода. А затем я лег в другой, столь же извес­тный лондонский госпиталь, где подтвердили первый прогноз. И все это не далее как пятнадцать лет назад.

Два с половиной года назад, уже в Канаде, мне сказали, что в запасе у меня два-три месяца жизни. Это прогноз более чем двухлет­ней давности. Скажу одну вещь, которая вряд ли приходила вам в голову. Вся эта газетная травля отнюдь не прибавляет мне здоровья, но даже величайшая вера неспособна отрастить ампутированную ногу или руку, и ни величайшая вера, ни медицинская наука не способны отрастить удаленное легкое. Какой же болван мог задать такой вопрос?

В: По мнению французской Прессы, вы, возможно, подражаете г-же Блаватской. Так ли это? А если нет, то, может быть, вы что-то позаимствовали у Александры Дэвид-Пил?

О: Дела приобретают поистине забавный оборот, вам не кажется? Нет, я никому не подражал. У меня нет первоисточников. Я никогда не читал ни одной книги г-жи Блаватской, ни одного сочинения Александры Дэвид-Нил.

Я пишу, основываясь исключительно на собственных познаниях и опыте, чего мне вполне достаточно. Но почему бы вам самому не прочесть г-жу Блаватскую и Дэвид-Нил и не сравнить наши книги?

Если между ними есть сходство, немедля дайте знать, ибо мне это будет крайне интересно.

В: Вот заметка из французской газеты, где говорится, что вас нанял Гитлер с тем, чтобы вы отправились в Тибет, выведали там все, что можно, а затем давали ему советы, как выиграть войну.

О: Неужели вы всерьез думаете, что я стану отвечать на такие вопросы?! Впрочем, я отвечу, хотя вы, похоже, прочесали все психи­атрические лечебницы в поисках самых идиотских вопросов.

Нет, Гитлер никогда не нанимал меня для поездки в Тибет. Если же вы хотите знать истинную правду и ничего кроме правды, тогда прочтите все мои книги, вышедшие в свет.

В: Не могли бы вы ответить на те вопросы, с которыми к вам обращаются постоянно? Например, многие не понимают, что такое реинкарнация, не имеют представления о трансмиграции. Прошу вас ответить и на них.

О: Не знаю, что еще можно об этом сказать. Я уже говорил, что если бы вы прочли все мои книги, то все это было бы вам известно. Для того они и написаны. Читая мои книги, люди узнают о трансмиг­рации, узнают о реинкарнации, узнают об ауре.

В: Хорошо, тогда всего несколько слов о переходе из одного тела в другое. Что это такое?

О: Возьмите лучше фрагмент из книги История Рампы, напеча­тайте его, и вот вам описание достоверного случая.

В: Почему вы так скрытны во всем, что касается перехода из тела в тело и всего прочего? Почему бы вам не обнародовать эти сведения?

О: Минуточку. Вот выдержка из Третьего глаза 1956 года изда­ния. Эту самую выдержку я вручаю вам. Будьте добры опубликовать полный текст этого заявления, и тогда станет совершенно ясно, что с 1956 года я только тем и занимался, что «обнародовал эти сведе­ния», а вовсе не «скрывал их».

В: Но почему теперь вы носите имя Рампа? Зачем вы его сменили?

О: Хотите верьте, хотите — нет! Отправился я как-то в Южную Америку, в Уругвай, и там никак не могли взять в толк, что у человека могут быть два имени — псевдоним и имя собственное, — и даже не разрешали получать почту, приходившую на одно из имен. Мне было велено придерживаться какого-нибудь одного, вот я и сменил имя официально, в полном соответствии с законом, и теперь мое единственное имя Тьюзди Лобсанг Рампа. Да, вы получите на руки копию юридического свидетельства и сможете его опубликовать.

О, неужто еще одна кипа вопросов? А я было решил, что мы со всем этим покончили. Но лучше, пожалуй, разделаться с ними здесь и сейчас, позднее я просто не смогу физически на них отвечать, так что если кто-то не верит — пусть себе не верит.

Это все равно что подвести лошадь к водопою: можно загнать ее в воду, но нельзя заставить пить. Можно представить человеку абсо­лютно неопровержимые факты, но заставить поверить в них невоз­можно, если он этого не хочет или разум его закрыт. Ладно, какой следующий вопрос?

В: Многие задают серьезные вопросы, но не получают ответов. Спрашивают о той же трансмиграции. Что это, собственно, такое? Как она происходит?

О: Господи Боже ты мой! Я столько раз писал и говорил о ней, что мне это до смерти надоело. Обо всем рассказано в моих книгах, и я никак не поверю, что вы не можете сесть да и прочитать их. Для того они и написаны! Но что такое трансмиграция?

Что ж, это перекрестная миграция. Это попросту означает, что одна душа покидает свое тело и переходит в другое, из которого в этот самый момент уходит прежний жилец. Ничего в этом сложного нет. Но вернемся немного назад.

Если мы веруем в Бога или в некую Всевышнюю Сущность, тогда мы должны верить в изначальную благость, изначальную справедли­вость этой Сущности. Если же мы верим и в это — я говорю так только потому, что вы чудовищно невежественны в этих вопросах — тогда, разумеется, мы с полным правом можем ожидать, что всебла­гой Господь будет справедлив ко всем.

Тогда почему один человек от рождения занимает высокое поло­жение в обществе, имеет все, что пожелает, живет без всяких забот, не знает газетной травли и ненависти, а другой, возможно, его ровес­ник, осужден на болезни и нищету, и газетные стервятники травят его просто за то, что он не похож на всех? Оба живут и оба умирают — один в радости, другой в печали. Но если мы веруем в справедли­вость Бога, такого быть не должно.

В любом случае, известны достоверные свидетельства и факты взаимной замены тел. Видите ли, тела можно сравнить с автомаши­нами. Нынешняя западная наука с трудом пробирается к истине, которая многие века назад была известна на Востоке. Человек есть внешняя оболочка Высшей Сущности, Человеком правит душа, или

Сверхсущность, — называйте ее как хотите. Назовем ее душой, ибо, не разбираясь в этой проблеме хоть самую малость, вы легко собь­етесь с толку.

Впрочем, сама принадлежность к сословию газетчиков достаточ­но сбила вас с толку, но речь сейчас не об этом.

Так вот, когда человек пребывает в состоянии одной лишь души, это состояние невыразимо прекрасно. В нем он не испытывает боли, не страдает от злобных преследований, но ему, возможно, необходи­мо усвоить определенные уроки, что можно сделать только через страдание. Страданий на его долю может выпасть с лихвой, могу подтвердить это на собственном опыте.

Но эта душа, приходя на Землю, сама выбирает в каком теле поселиться. Желая много путешествовать, вы выберете мощную ма­шину, которая легко проедет по бездорожью, надежный вездеход, похожий на крепкую рабочую лошадь. Если же вам больше по душе гонки, вы выберете более темпераментную модель, ибо гоночные машины отличаются взрывным темпераментом. И так же как вы выбираете машину в соответствии со своими замыслами и целями, так и душа выбирает тело, которое предоставит ему тот диапазон испытаний, которые она должна претерпеть или преодолеть.

Находясь По Ту Сторону жизни, можно во многом предусмот­реть ход событий на Земле. Допустим, вы стоите, окруженный высо­кими деревьями в небольшом лесочке. Вам этот лес представляется огромным, поле вашего зрения ограничено густыми зарослями, а этот лесок, возможно, огибает большая река, либо вы вообще нахо­дитесь на крохотном островке. Если так, то в этом островке будет заключен весь ваш мир.

Однако пролетев над ним в самолете, вы увидите, что этот могу­чий лес — всего лишь крохотная рощица, а островок, бывший для вас всем миром, окажется лишь лоскутком земли чьей-то фермы. Так же все воспринимается и с Той Стороны жизни.

Что и говорить, писатели-завистники и болваны-газетчики не­выносимо докучают в этой земной жизни, но им же самим придется пройти через это в будущем. Возможно, это их кое-чему научит, а если нет, тогда раз за разом они будут возвращаться, пока не усвоят своего урока. Но мы отвлеклись от трансмиграции, а потому вернем­ся к нашим машинам.

Допустим, вы совершаете путешествие и добрались до каких-то отдаленных мест. Обстоятельства решительно требуют от вас дейс­твий, для которых необходима иная модель машины. Это может быть гоночный автомобиль или даже бульдозер, но суть дела в том, чтобы вы, то есть душа машины, покинули свой автомобиль и сели за руль, скажем, гоночной машины или бульдозера.

Пересев, вы выполняете определенные действия, и бульдозер оживает. Вы, душа, даете машине понять, что требуется сделать. Вы управляете ею, осваиваетесь с ее внутренним устройством, особенно когда загоняете ее в глубокую канаву! Но сами вы примерно в том же положении, что и душа, перешедшая в другое тело.

В: Да, но зачем человеку переселяться в другое тело? Вот что очень интересует людей — зачем менять одно тело на другое?

О: Мне казалось, что это вполне очевидно. Во всяком случае, я старался выразиться ясно. Но возьмем пример, на который вы столь туманно намекаете. Вот человек, которому отчаянно требуется дру­гое тело, чтобы продолжить выполнение назначенного ему задания. Причем он этого задания не выбирал, оно ему не по душе и принято лишь по чужому настоянию. Человеческая жестокость довела его собственное тело до грани гибели. Оно слишком старо, слишком измождено и уже не годится для выполнения поставленного задания.

А вот другое тело. Этому человеку смертельно надоела жизнь, все его сенситивные способности придавлены тяжким грузом неблагоп­риятных жизненных обстоятельств. Это сломленный человек, неу­дачник, если угодно, но если в ваших глазах он может выглядеть неудачником, то на самом деле это не так. Здесь-то он может оказать­ся в выигрыше, а вы, те, кто препятствовал выполнению задания, наверняка проиграете. Но так или иначе, душа этого другого тела донельзя утомилась жизнью на Земле, ибо некоторое время назад он направился по ложному Пути и потому знал, что в этой жизни своего задания ему не выполнить.

Он подумывал о самоубийстве, надеялся на скорую смерть, меч­тал о том, чтобы умереть усилием воли, словом, был несчастен. Но тело его вибрировало в той же гармонике, что и другое тело, у кото­рого уже не оставалось сил жить. То есть между этими телами сущес­твовала взаимная совместимость.

Позволю себе ненадолго отвлечься и напомнить, что вы можете очень любить свою машину, и, перебравшись в другую, горько сожа­леть о покинутой, однако дальше вы едете уже в новой. К тому же, пересев из своей машины в какую-нибудь знаменитую модель, вы можете обнаружить, что она не соответствует вашему темпераменту. И потому, несмотря на ее полную исправность, вам в ней как-то не по себе, вы ей не слишком рады и все время сожалеете о том, что у вас нет чего-то более подходящего, пусть даже не столь совершенно­го технически.

В данном случае нашему человеку удалось войти в контакт с обитателем тела и соглашение состоялось. В Истории Рампы вы все это найдете, так что я просто не пойму, какой смысл разглагольство­вать до бесконечности на эту тему. Все давно написано, обговорено, да и за всю историю человечества было множество случаев трансмиг­рации.

В; Да, все вроде бы ясно, за исключением того, почему было избрано именно это тело.

О: Должен признать, что не совсем понял ваш вопрос. Допустим, что вместо Тела Y было взято Тело Z. Вы и тогда задали бы тот же вопрос: почему именно это? Но ведь я уже пытался вам объяснить. Потому что у обоих тел была одна основная частота вибраций, пото­му что они были взаимно совместимы, потому что их «ручки управ­ления» были во многом схожи, что значительно облегчало мгновен­ный переход; потому что тело было готово быть покинутым душой, и потому, что этот человек сам страстно этого хотел.

Что вам еще? Самое главное здесь в том, что тело оказалось в нужное время в нужном месте и для нужной цели, так что не было необходимости вопить, подобно средневековому джентльмену, «Ко­ня, коня, полцарства за коня!»

«Конь», вернее, «оболочка» был на своем месте. Вот и все. Тот факт, что этот человек был женат, имел второстепенное значение и, я полагаю, не принимался во внимание, но в конечном счете все обернулось к лучшему.

Вот вы, между прочим, задаете множество вопросов. Теперь позвольте и мне задать вам парочку и послушать ваши ответы. Вот что мне хотелось бы знать. Мы с вами добрые друзья, и мне казалось, что наша дружба была довольно крепкой. Я всегда стараюсь вам помогать, но с тех пор, как грянул этот скандальный репортаж, ваше отношение ко мне стало резко отрицательным. Но я ведь остался прежним. Не всплыло на поверхность ничего такого, что не было бы известно добрых полтора десятка лет назад. Почему же вы так изме­нились?

Мы слышали, что какой-то злопыхатель, которому не дает покоя огромный спрос на мои книги, и его недоразвитые приспешники собираются написать книгу обо мне. Но почему вы так резко изме­нили свое отношение ко мне, откуда берется ваша враждебность, я никак не могу понять. У меня-то к вам нет никакой вражды, ибо мне многое открыто под внешней человеческой оболочкой.

Можете ли вы сообщить что-либо заслуживающее внесения в мою будущую книгу? Видите ли, вот уже не один год меня изводит бесконечными нападками один недоумок, совершенный невежда в этих делах, даже не читавший мои книги. Например, несколько лет назад в Англии покончил с собой один паренек, и только потому, что рядом с ним была найдена моя книга Ты вечен, на нее тотчас навесили ярлык «смертоносной».

Но я решительно заявляю, что всегда категорически осуждал самоубийства. Самоубийство — не выход, а отступление. Однако Пресса, к которой, между прочим, принадлежите и вы, набросилась на меня с обвинениями, будто я подстрекаю людей к самоубийству. Обратившись к английской Прессе, я потребовал показать, где и в какой книге я хоть как-то одобрительно отзывался или склонял ко­го-либо к самоубийству. Но моего вызова они не приняли. А вы его примете? Вы действительно читали мои книги?

Все основные факты моей жизни приведены в Истории Рампы. Вы ее читали? А если читали, тогда почему так изменилось ваше отношение ко мне? Мне кажется, вы считаете меня каким-то особо зловонным отбросом, который пес приволок в дом. А ведь я прини­маю это к сердцу так же близко, а может, еще ближе, чем вы. Вот и все. Теперь ваш ход.

Впрочем, пока оставим это и займемся разбором вопросов, ко­торые не дают покоя великим умам Прессы.

Вы, наверное, говорите в душе: «Почему он не помнит своих внетелесных переживаний?»

Я получаю горы писем от огромного числа людей, которые, прочтя мои книги, пишут, что стали припоминать свои внетелесные переживания. Так что с постепенным продвижением вперед прихо­дит и память. Если удалось один раз, то будет удаваться и в дальней­шем. Дело вот в чем. Внизу, на Земле, предусмотрено, чтобы человек не помнил ни своих внетелесных переживаний, ни того, кем он был в своих минувших жизнях, и это правильно, ибо если в далеком прошлом человек был королем, а теперь стал нищим, то нынешнее положение покажется ему невыносимым, превратив его в наглого попрошайку.

Где сказано, что те, кто испил воду Леты, забывают прошлое, чтобы жить настоящим и готовиться к будущему? Что-то в этом роде я читал. Но это лишь мудрая предусмотрительность Природы или Бога, если хотите, приносящая людям временное забвение прошло­го, с тем чтобы они могли жить в будущем и настоящем.

Вот я начал со слов о том, что если мы веруем во всеблагого Господа, то должны верить и в существование своего рода компен­сации для тех, кто приходит в мир нищими страдальцами. А иначе, если жизнь всего лишь одна, как же вы, господин Газетчик, объясни­те справедливость Бога, позволяющего одному родиться в богатстве и роскоши, с малых лет наделенным всей мыслимой властью и не имеющим никаких забот, а другому явиться на свет инвалидом или даже психически больным, да еще в беспросветной нищете?

Если жизнь только одна, тогда, разумеется, на долю одних выпа­дет горькая несправедливость, а другим достанется роль любимчи­ков судьбы. Это, естественно, лишь один аспект проблемы. Индус­ские религии дают множество доказательств реального существова­ния реинкарнации. У христианства, как вам известно, более короткая история, чем у ряда индусских религий, которые, по сути, выступают ее предшественниками.

Известно, что Христос воплотился в Иисусе — «Иисус, испол­ненный Духа Святого… поведен был Духом в пустыню» (Лука, 4:1). Так оно и было. Он отправился на Дальний Восток и прошел Индию, прошел Тибет, повстречался с тогдашними мудрецами и из всех изученных Им вероучений сформировал религию, наиболее подхо­дящую для людей того времени. Так что изобретенное Христом хрис­тианство оказалось  смешением восточных религий и мифологии.

Но затем, в году примерно 60-м от Рождества Христова, священ­нослужители, бросившись вдогонку за уходящим поездом и вско­чившие, так сказать, на подножку, почувствовали, что простота и чистота христианской религии исподволь лишает их власти, и затея­ли вокруг нее лихорадочную суету. Они сами определили, чему сле­дует учить верующих, и во многих случаях это полностью противо­речило изначальному учению Христа.

Христос никогда не был женоненавистником, никогда не считал женщину нечистой. Изучив подлинные документы, вы бы увидели, что Христос на самом деле был женатым человеком, имел семью, но этот факт тщательнейшим образом скрывается, а христианские «эк­сперты» предпочитают хранить эти сведения в тайне от рядовых верующих, ибо полагают, что от этого христианство утратит свои мистические черты.

Но вы никак не можете распрощаться с вопросом реинкар­нации? Что ж, я не намерен ничего доказывать. Вы сами знаете, тому есть свидетельства, причем вполне достоверные, однако в последние годы я обнаружил, что ничего нельзя доказать человеку, который не желает вас слушать. Это все равно что повести лошадь на водопой: можно загнать животное в воду, но нельзя заставить его пить. Попы­тайтесь сделать это силой, и лошадь просто задохнется.

А потому я лишь говорю, что для тех, кто изучает восточные религии, реинкарнация является доказанным фактом, но если вы беретесь осуждать меня, не удосужившись прочесть мои книги, то как же вы собираетесь изучать индуизм, брахманизм, мусульманство и прочее? В этом случае вам лучше отказаться от своей затеи и подож­дать, пока горький опыт не убедит вас в существовании чего-то большего, чем вам казалось до сих пор.

Я вижу у вас вопрос, на который я уже ответил.

В: А что в этом плохого? Почему нас никто не учит извечному коловращению жизни?

О: Но мы уже говорили на эту тему чуть не до тошноты! Мину­точку — где этот ваш вопрос? — «Почему нас никто не учит извеч­ному коловращению жизни?»

Что ж, некогда так и было, то есть я говорю о христианах. Это учение было составной частью христианской доктрины. Верующие ломают голову над словами «В Доме Отца Моего обителей много», не понимая их истинного значения. А они, в сущности, означают мно­гочисленные уровни бытия, многие уровни астральной жизни.

В древние времена зарождения христианства и его формирова­ния на основе некоторых индусских религий, бытовало учение о реинкарнации, проповедовался весь ее механизм, как он и пропове­дуется до сей поры в странах Востока. Но, к сожалению, христиане считают свою религию единственно правильным вероучением. Поэ­тому если вы спросите: «Почему нас не учат?», я отвечу: «Но вас же учат. Просто кое-кто из ваших учителей пытается всячески скрывать эту проблему». Не относясь к числу крупнейших, по количеству ве­рующих, религий, христианство не может считаться важнейшей. За­то занявшись изучением других религий, вы найдете в них учение о реинкарнации.

К сожалению, католическая вера не признает никаких истин, кроме на редкость косных постулатов, установленных служителями церкви с целью укрепления своей власти. А уж они сделали все воз­можное, чтобы умение мыслить самостоятельно почиталось смерт­ным грехом. Они учили слепо принимать на веру все, что исходит из уст священников, сколь бы нелепым это ни было в глазах здравомыслящих людей. В итоге католические прелаты так заворожили и запу­гали свою паству, что та и не осмеливается думать самостоятельно.

В наше время сам папа римский считает, что в католической религии немало недостатков, и потому вносит многочисленные поп­равки в вероучение. И даже Далай-Лама признал — по-моему, в прессе, — что не является реинкарнацией Ченрези. Если не ошиба­юсь, он даже привел все обстоятельства своего избрания на пост Далай-Ламы. Словом, обстоятельно изучив эту проблему, вы увиди­те, что истина реинкарнации открыта тем, кто готов ее принять и смотрит на мир широко раскрытыми глазами.

В:  Почему наша жизнь полна проблем?

О: Учась в школе или колледже, вы постоянно сталкиваетесь с необходимостью решать те или иные задачи. Вы ходите в школу для того, чтобы учиться, в том числе и тому, как решать различные задачи. Например, в арифметическом классе вам велят решить такую задачу: один человек способен скосить такой-то луг за столько-то дней; сколько времени потребуется на ту же работу, скажем, трем косарям и собаке.

Сплошные вопросы. Пока вы учитесь в школе, все это может казаться донельзя глупым, но впоследствии оказывается, что этим же методом можно решить другие житейские задачи, с которыми вы сталкиваетесь за пределами школы. Вот и на Земле несть числа все­возможным проблемам, которые тем сложнее, чем более развит че­ловек. Но затем, когда он уходит в Великую Жизнь за пределами Земли, чтобы никогда более не вернуться на нее в очередной реин­карнации, оказывается, что обретенное на Земле умение решать свои проблемы помогает ему в иных сферах деятельности.

Не будь на Земле проблем, не было бы смысла на ней жить. Если бы люди изо дня в день только и делали, что забавлялись деньгами или тем, что можно на них купить, они бы ничему не учились, бесцельно убивая время. Вот почему вместо этого человеку прихо­дится решать все больше задач, которые неизменно усложняются по мере его прогресса и развития. Ведь и выпускнику университета задачи для первоклассников покажутся детскими игрушками, зато задачи старшекурсников будут совершенно непосильны для ребенка в детском саду.

Так что трудности, выпадающие на долю того или иного челове­ка, вовсе не означают, что этот человек плох или должен расплачи­ваться за прошлые грехи. Это лишь указание на то, что он в достаточ­ной мере развит, чтобы пройти испытание трудным экзаменом.

Поэтому если я и говорю, что вы добавляете мне хлопот, то я ведь учусь с ними справляться! Ну а все ваше несправедливое отно­шение ко мне рано или поздно к вам и вернется. Если вы хотите денег, но не желаете их зарабатывать, то их можно у кого-нибудь занять, но и возвращать долг придется с лихвой. И скажу вам без тени шутки, что вся ненависть невежд, которые осуждают человека, не дав ему слова сказать в свою защиту, обрушится на самих же ненавист­ников с солидными процентами.

Это не сказка, это факт, и вы сами в этом убедитесь. Рано или поздно вы узнаете, попав в беду, что преданность и дружба не имеют цены. Не проявляя преданности, не даря ближних своей дружбой, вы в трудную минуту обнаружите тот же недостаток преданности и дружбы со стороны вашего окружения. Это неизбежно. Подчеркни­те это место в тексте, когда книга выйдет в свет, заложите страницу закладкой и со временем сами увидите, как люди, которым вы дове­ряли, покинут вас в беде.

Ситуация, видите ли, такова. Я не сделал ничего дурного. Я все время говорю только правду. Я ничего не скрываю. И все же Пресса, к которой принадлежите и вы, берет на себя роль обвинителя, судьи, присяжных и палача в одном лице. Но я ведь пока не умер, я еще полон жизни.

О Прессе могу только сказать, что всем вам было бы очень полез­но прочесть в вашей христианской Библии стихи из Главы 22 книги Исход, гласящие: «Пришельца не притесняй и не угнетай его; ибо вы сами были пришельцами в земле Египетской» (Исх. 21:22). Остается слово «Египет» заменить словом «Канада». И все встанет на свои места.

Вот еще вопрос, явно подброшенный Прессой.

В: Переходят ли животные в духовный мир, и можем ли мы там с ними встретиться? Наделены ли они душой и разумом?

О: Разумны ли животные? Боже правый, конечно, да! А некото­рые даже гораздо разумнее людей. Моя сиамская кошечка Клеопатра поистине самое разумное на свете существо. Ей присуще и чувство благодарности, и интеллект, А Тадалинка наделена исключительны­ми ясновидческими и телепатическими способностями, чего никак не скажешь о большинстве представителей рода человеческого.

Да, животные переходят в духовный мир. Допуская существова­ние Бога, — да и как нам быть без Бога — мы должны согласиться с тем, что и большие, и малые животные имеют свои права, имеют право на внимание Бога, ибо род человеческий — это лишь одна из форм животной жизни, иногда даже более дикая, чем сами живот­ные. Говорят, что на изнасилование способны только люди и пауки. Над этим тоже стоит призадуматься.

Но животные — да, они переходят в астральный мир точно так же, как люди. Снова и снова проходят они череду рождений, но каждое совершает это в соответствии со своей видовой принадлеж­ностью. То есть люди не становятся животными, а животные — людьми. Это существа совершенно разного порядка. Но опять же, если вы читали все мои книги, то должны были прочесть о кошках и их повадках.

Только христиане отказывают животным в наличии души. Впрочем, большинство христиан без особого почтения относится и к своей собственной. Они всеми силами стараются навредить ближ­ним, всегда готовы воспользоваться чужой оплошностью, чего не скажешь о животных. Звери убивают только ради пропитания, а никак не за деньги. Как им это и следует, они живут по Закону Природы, но вы ведь никогда не слышали, чтобы какой-нибудь зверь стрелял уток или перепелов ради забавы.

Вы никогда не увидите, чтобы животные от нечего делать заго­няли насмерть своего слабого сородича. А люди — сколько угодно. Ответ на ваш вопрос — да, у животных есть душа, есть разум. Да, если человек и животное захотят встретиться По Ту Сторону жизни, то при обоюдном желании смогут это сделать, ибо человек отнюдь не является Повелителем Природы. В иных мирах и на иных уровнях существования люди значат не больше земляных червей мира здеш­него.

В: Почему вы никого не принимаете? Почему бы вам не стать более общительным?

О: На это я уже дал ответ. Я говорил, что каждый имеет право сам решать, с кем ему встречаться или не встречаться, да и, грубо говоря, чего ради мне общаться с Прессой? Мое отношение к ней таково: газетчики из кожи вон лезут, лишь бы уличить меня во лжи, доказать, что все мои писания — вранье.

Но, дорогой мой, вообразите, что этим занимается именно Прес­са — из всех сущих на Земле людей! Да кто они такие, чтобы рядиться в судейскую тогу? Прежде чем обвинять во лжи других, лучше бы порадели о чистоте собственной совести. До чего же дошло, знаете, если сам Папа, епископы и другие столь же важные персоны вынуж­дены просить Прессу писать больше правды. И тем не менее находят­ся люди, пытающиеся судить меня. Смех, да и только!

Вообще говоря, у меня есть очень веская причина оставаться «затворником». Я наделен необычными способностями и, рискуя повториться, скажу, что все в моих книгах правда и я могу делать все, о чем в них написано. Но это значит, что мои сенситивные способ­ности резко отличаются от среднего уровня. Кое-что из обычных для среднего человека вещей для меня недоступно, но, живя в одиночес­тве, я развиваю в себе иные качества.

Взгляните на это дело так: если человек слеп, то у него развива­ется обостренное осязание или слух, компенсируя в какой-то мере потерю зрения. Если люди живут в стаде, то все они низводятся до общего стадного уровня. Если же человек уединяется на какое-то время в пустыне, его органы чувств — зрение, слух, обоняние — обостряются. Живущие в диких местах кочевники обладают весьма обостренными физическими чувствами. Некоторые австралийские аборигены даже могут идти по следу человека, прошедшего несколь­кими днями раньше, и даже там, где заурядный белый человек не заметит ничего необычного.

Так что, желая сохранить и развивать в себе особые качества, человек должен жить в одиночестве. От чрезмерного общения его чувствительность притупляется. У монахов-затворников эти качест­ва нередко обретают особую силу. Они становятся телепатами либо ясновидцами, называя это общением с Богом или вроде того. На самом же деле это самое обычное явление.

Итак, желая достигнуть развития, вы должны уединиться, и это, пожалуй, главное. Я бы даже сказал, что при значительном скоп­лении народа встречаются люди как с позитивными, так и с негатив­ными аурами, иные с добрыми помыслами, иные — с дурными, и все это смешивается, приводя к истощению нервной энергии. Как часто вы чувствовали себя изможденным, утомленным, вконец усталым после того, как побывали в людской толпе?

Скажем, вы отправились на многолюдный прием — кругом все ходят, пьют, болтают и танцуют. Пока вы там, все в порядке, но позже вас одолевает сильнейшая усталость, своего рода похмелье, которое вы относите за счет неумеренной выпивки, однако это не так. Причина в оттоке нервной энергии вследствие общения с боль­шим числом людей, обладающих противоположными аурами.

Возьмите несколько магнитов и бросьте их кучкой на стол. В зависимости от расположения негативных и позитивных полюсов одни притянутся друг к другу, другие будут взаимно отталкиваться. Таковы же и люди, ибо оболочка, именуемая человеком, — это всего лишь электрический прибор, издающий, в частности, мозговые вол­ны, существование которых в наши дни общепризнано. Признано и то, что мысли можно передать зигзагообразными линиями на бума­ге, а мозговые напряжения можно легко измерить. И все это вступает в конфликт при чрезмерном общении с другими людьми.

У каждого человека есть своя главная нота — можно назвать ее музыкальной — разве что некоторые частоты не слишком музыкаль­но звучат. Тем не менее каждый человек издает свой особый звук, подобный легкому гудению в радиоэфире. Нечто подобное можно услышать, подойдя поближе к улью. Люди жужжат, тикают и гудят, но они так привыкли к этим звукам, что перестали их замечать.

Точно так же каждая раса отличается своим особым запахом. Белые сторонятся чернокожих, утверждая, будто от них дурно пах­нет, однако черные слишком вежливы, чтобы взять да и выпалить белому: «А от тебя-то воняет еще хуже!» Но это именно так. Каждому из нас присущ запах своей расы, на который налагается наш индиви­дуальный запах.

К тому же каждый из нас издает свою звуковую ноту, которую можно уловить с помощью приборов, и это тоже нота расы с нало­женной на нее индивидуальной нотой того или иного человека. Меж­ду ними может быть гармония либо дисгармония, и в последнем случае с человеком чрезвычайно трудно общаться, ибо собеседник ощущает сильнейший отток энергии и при общении происходит острое столкновение личностей.

В: Что вы думаете о медитации?

О: Медитация — это весьма реальная и весьма полезная вещь. Недавно американские исследователи обнаружили, что состояние медитации оказывает сильнейшее воздействие на общие метаболи­ческие процессы человеческого организма — изменяется состав его крови, изменяется все его существо, что без особого труда фиксиру­ется с помощью приборов.

Хуже всего в проблеме медитации то, что о ней написаны горы всевозможного вздора. Все эти культы, заочные курсы и прочая, и прочая — никуда не годятся, и вся эта чепуха никому не поможет научиться медитировать. В несомненном выигрыше остается лишь банковский счет того, кто обучает медитации. Медитация так же естественна, как дыхание или мышление. Но фантастические байки о том, как следует медитировать и что такое медитация, кого угодно сведут с ума.

Наибольшая трудность заключается в существовании несметной рати всяческих шарлатанов от оккультизма, но люди сами в этом виноваты, ибо будь их разум более открыт, тогда можно было бы организовать целенаправленные исследования, позволяющие отли­чить подлинное от вымысла.

Все это я принимаю очень близко к сердцу. Мы без всякой нужды посылаем людей в космос, ибо то же самое можно сделать с по­мощью астральных путешествий с гораздо лучшими результатами. И вот люди летают в космос, но в изучение того, что происходит после смерти, не вкладывается ни гроша.

Существуют ли астральные путешествия? Я-то знаю, что сущес­твуют, но в интересах обычного человека их необходимо исследо­вать. Обладай наши ученые большей широтой взглядов, тогда те, кто наделен подлинными сенситивными способностями, охотно бы сог­ласились с ними сотрудничать.

Но возьмем случай, когда этакий «исследователь» — самоучка пристает к подлинному сенситиву с требованием: «Ну-ка покажи, что ты умеешь, а я приложу все силы, чтобы доказать, что ты жулик. Не верю я в то, что ты делаешь, и непременно докажу, что это обман». В подобных ситуациях ничего невозможно доказать, ибо оккуль­тные науки весьма хрупки, деликатны и требуют соответствующих условий. Не заявите же вы фотографу: «Вот что, зайду я сейчас к вам в лабораторию и посмотрю, чем вы там занимаетесь», — и не вклю­чите с этими словами свет. Это безнадежно испортило бы всю его работу, не говоря уже о немыслимой глупости такого поступка.

Так что для получения доказательств не обойтись без заинтере­сованных исследователей. Причем от них вовсе не требуется личная вера в эти явления, они просто должны быть заинтересованы, иметь открытый разум и быть готовы к восприятию нового. Ведь именно грубость новоявленных «исследований» отпугивает сенситивов от сотрудничества, да и Пресса приложила сюда руку, ибо газетчики всегда тут как тут со своими крикливыми заявлениями и твердоло­бым скептицизмом, не желая верить даже достоверным истинам. Даже о доказанном вне всякого сомнения факте Пресса будет талды­чить, что где-то здесь не обошлось без жульничества, и очень жаль, что пока они просто не могут доискаться, в чем дело.

Но рано или поздно придет пора вплотную разобраться, что такое смерть, и что наступает после смерти. Пресса уверяет, что взвесить душу невозможно; но этого никто и не пытается сделать, ибо душа пребывает в ином измерении, а ее хотят измерить на свой аршин.

Все сущее на свете представляет собой пучки вибраций. Так и радиосигнал является по сути той же вибрацией, то есть частотой или длиной волны. Человеческие существа также входят в состав опреде­ленного спектра.

Мы, обитатели Земли, имеем вес и, наткнувшись на что-нибудь твердое, встречаем сопротивление. Но если мы сами окажемся в ином измерении, то здешние твердые тела утратят для нас свою твердость, став совершенно бесплотными и недоступными нашему восприятию. То же происходит и на противоположной стороне спек­тра: душа, покидая тело, принадлежит иному времени, иному изме­рению, и потому грубые трехмерные приборы ее не улавливают.

И только когда при проведении подобных опытов наши ученые начнут прислушиваться к советам оккультистов, можно будет найти надлежащие доказательства, ибо есть еще на свете подлинные ок­культисты. Мошенников, само собой, тоже немало, но есть и многие тысячи истинных оккультистов, достойных этого звания. Их следует тщательно беречь, отсеивая прочь шарлатанов.

В: Как, по-вашему, следует учиться медитации?

О: В своих книгах я довольно много писал об этом. Здесь ничего сложного нет. Труднее всего поверить, что это легко. Но людям больше по душе добиваться цели тяжелым трудом, и вот они так этим заняты, что не получают никаких результатов. Если хотите узнать, как медитировать, тогда читайте мои книги. В конце концов даже Прессе надо бы читать книги, прежде чем судить о них, иначе откуда они узнают, за что обрушивать на автора град обвинений? Не то чтобы это происходило всегда и повсюду, но даже газетчикам полагается их доля вежливости.

В: Что представляют собой астральные путешествия, о которых вы все время твердите? Есть в ник что-нибудь или нет?

О: Да, определенно есть. Но очень трудно втолковать что-либо человеку, который не желает в это верить. Так и зрячий вряд ли сумеет объяснить слепому от рождения разницу между оранжевым и розовым цветом или между двумя оттенками зеленого. Как объяс­нить слепорожденному разницу между капустным и салатным от­тенками зеленого? Или разницу в цвете между апельсином и лимо­ном? Как за это взяться?

Я уже говорил, что человеческое тело можно уподобить автома­шине, а душу или астральное тело — ее водителю. Так вот, вернувшись из дальней поездки, вы выключаете мотор и оставляете маши­ну на стоянке, а сами выходите и отправляетесь по своим делам. Вот так и происходят астральные путешествия.

Допустим, ваше физическое тело устало. Вы изрядно потруди­лись, раскапывая скандальную историю, после чего весь вечер где-нибудь развлекались. И вот вы смертельно усталый возвращаетесь домой и ложитесь спать. Тем самым вы как бы паркуете свой авто­мобиль, свою оболочку.

Затем вы выключаетесь, то есть засыпаете. Но водитель, то есть ваша душа, или астральное тело, покидает тело и пускается в странс­твия, отправляясь на тот уровень бытия, где путешествуют в астрале и другие. Само собой, потом вы возвращаетесь в свое тело, ибо вас с ним связывает Серебряная Нить, которую можно сравнить с несу­щей частотой, на которую наложена обычная радиопрограмма.

Итак, вы покидаете свое физическое тело и отправляетесь стран­ствовать в астральном мире. Там вам может повстречаться тот, с кем наутро вам еще предстоит встретиться во плоти, и вы поговорите с ним о том о сем, а позже, встретившись с этим человеком в матери­альном мире, подумаете: «Любопытное дело! Не иначе как все это с нами уже было!»

Если ваша встреча предварительно состоялась в астрале, то в материальном мире она проходит успешно и гладко, словно все было заранее предрешено, что, вероятно, так и есть. Многим из самых преуспевающих в мире людей известен секрет осознанных или нео­сознанных астральных путешествий, и они умеют устанавливать контакты в астрале, загодя планируя и подготавливая то, что в бли­жайшие дни должно быть совершено на земном уровне и в земном теле. Благодаря такой тщательной подготовке все проходит без сучка и задоринки, решения четки и выверены, и все становится на свои места с точностью часового механизма.

Ну да, конечно, астральные путешествия существуют. Это очень простое дело, и каждый может их совершать, если запасется доста­точной верой и терпением для первых элементарных шагов. Но если вы приступаете к ним с огромным грузом недоверия и неприязни, то астральные путешествия никогда не сохранятся в вашей памяти.

Решительно заявляю, что путешествуют в астрале все, ибо не сидит же человек всю ночь в своей запаркованной машине до утра? Должен же он выбраться из нее, размять ноги или подкрепиться. Точно так же каждый из нас покидает свое физическое тело и отправляется в астрал, однако многие просто не помнят, что с ними там было, — то ли из-за боязни, то ли из-за недоверия.

Людям снятся сны. Довольно часто они представляют собой переосмысление того, что происходило в действительности. Челове­ку изначально присуще во всем сомневаться, и он просто не желает верить в возможность астральных путешествий. И тогда в качестве решения сложной проблемы его подсознание сочиняет фантастичес­кие образы или сны, куда более невероятные, чем реальные события.

Итак, сны — это либо переосмысление астрального опыта, либо бесцельное блуждание мыслей физического тела, душа или астраль­ное тело которого находится в отлучке, причем так далеко, что мен­тальные процессы спящей оболочки никак не управляются.

Еще раз повторяю, да, вы можете осознанно совершать астраль­ные путешествия. Во сне это может делать всякий. Но помнят их не все. При небольшой тренировке можно путешествовать в астрале и бодрствуя. А это очень интересно. Наибольшая трудность в том, что вы ничего не можете взять с собой, а это временами бывает весьма неудобно.

Так у вас есть еще вопросы? Отвечу и на них, ибо я, как было сказано, намерен использовать их в английском издании новой кни­ги, начатой примерно месяц назад. Какой там следующий?

В: Каково ваше мнение о загрязнении окружающей среды, его при­чинах, проблемах, последствиях, и возможностях, их, преодоления?

О: Загрязнение окружающей среды, безусловно, представляет собой серьезнейшую проблему, ответственность за которую целиком лежит на совести человека. Природа не загрязняет самое себя. А человек прежде всего истощает запасы атмосферного кислорода.

Вот в Бразилии постепенно вырубается сельва, и по предвари­тельным оценкам, если ее вырубят окончательно, спустя тридцать лет наша атмосфера обеднеет кислородом на одну треть. Все это действительно очень серьезно, ибо чем меньше кислорода, тем боль­ше загрязнение. Таким образом человечество совершает массовое самоубийство.

Есть и другие тяжкие последствия вырубки лесов. Американцы пришли к выводу, что появлением гигантских смерчей они обязаны именно вырубке своих лесных массивов. Деревья не только обогаща­ют атмосферу кислородом, но и скрепляют корнями верхний слой почвы, предотвращая ветровую эрозию.

Деревья помогают сохранить в почве влагу, поддерживают в ней жизнь. Но когда они вырублены, ничто уже не удерживает почву, характер всей местности разительно меняется и земля иссыхает. И вот из-за недостатка влаги пересохшие частицы почвы превращают­ся в летучую пыль. Не встречая никакой преграды, налетают сильные ветра и проносятся над землей, вздымая в воздух мельчайшие части­цы почвы и унося их в моря и реки.

Так или иначе, некогда плодородная, полная жизни местность превращается в бесплодную пустыню, сотворенную руками челове­ка. Другой тяжелейшей проблемой человечества является вся эта нефтяная мерзость. Вот уж поистине проклятие. Паровые двигатели — вот что нужно, ибо пар не загрязняет атмосферу, а парообразная влага возвращается дождями на землю, тогда как дым сгорающих нефтепродуктов отравляет все на свете. Взгляните на взлет или по­садку реактивного самолета, взгляните только на длинный шлейф омерзительного дыма, накрывающий все на своем пути.

Полсотни лет назад существовали паровые автомобили, напри­мер, старина «Стэнли Стимер». Ему и до сих пор нет равных. «Стэнли Стимер» был чрезвычайно удобен, быстро ездил, обладал высокой мощностью и совершенно не загрязнял ни земли, ни воздуха. Но алчные интересы денежных мешков погубили паровой автомобиль и положили начало самоубийству всего рода человеческого. Массовый выпуск автомобилей с бензиновым двигателем привел к широкому распространению рака и тому подобных губительных для человечес­тва недугов.

Если род людской в своей безудержной погоне за прибылью будет продолжать производство всех этих дьявольских химикатов и синтетических материалов, то вскоре на Земле не останется никакой жизни. Многие компоненты синтетических материалов смертельно опасны.

Наши озера и реки отравлены, превратившись в огромные мас­сы жидкого яда. Во многих районах мира люди уже не могут купаться в реках и морях из-за сильнейшего загрязнения вод. На подходах к гаваням корабли встречают гигантские скопления плавучего мусора. Моряки без всяких радаров легко узнают о близости суши по цвету морской воды за многие мили от берега.

Вы спрашиваете, есть ли выход? Что ж, выход есть, ибо свое решение существует у каждой проблемы. Человечество должно обра­титься к религии — не важно к какой, лишь бы она учила человека духовной дисциплине, позволяющей ему разумно управлять своими действиями. Подлинно религиозные люди не поставят деньги превыше здоровья ближних. Легкой наживе они предпочтут усилия по сохранению жизни на земле.

Необходим возврат к Природе, ко всему природному. Люди дол­жны вернуться в деревни, вместо того чтобы стадами скапливаться в городах. Обширные земельные угодья пустуют зря, потому что люди не желают возделывать землю, предпочитая этому работу на воню­чих фабриках, выпускающих отраву для населения. Все это необхо­димо изменить. В социальной структуре у фермеров не Бог весть какой статус, и его надлежит решительно повысить, чтобы привлечь работников на фермы.

Много-много лет назад, когда Земля была очень молода, ее ат­мосфера была совсем не такая, как теперь. Человек в его нынешнем виде не смог бы в ней выжить, ибо она была перенасыщена серными парами от действующих вулканов, а гигантские грязевые гейзеры выбрасывали потоки метана и прочих газов. Да и сама атмосфера было гораздо более плотной, чем теперь.

Со временем атмосфера становилась все чище. По мере распрос­транения растительности воздух все больше насыщался кислородом, и развитие человека началось в полном соответствии с насыщенной кислородом атмосферой.

Но теперь кислорода все меньше, его место занимает газообраз­ная отрава, повсюду ширятся легочные заболевания, здоровье людей слабеет, и если мы не вернемся к простому образу жизни, поставив вне закона нефтепродукты и кое-какие синтетические материалы, то к 2000 году человек может исчезнуть с лица Земли.

Однако все страны стараются перещеголять друг друга в том, кто больше выбросит в воздух всякой дряни. И это они называют соци­альным прогрессом. Идет настоящее соревнование: кто изведет больше лесов на бумагу, чтобы напечатать на ней никчемные газеты.

Я давно говорю и твердо верю, что нет худшего зла на Земле, чем Пресса, и одним из проявлений этого зла всегда было использование ею гигантского количества бумаги. Газетная бумага делается из де­ревьев — из их живой плоти, и чем больше спрос на газеты, на их сенсационные новости, тем больше гибнет деревьев. И вот люди все дальше вгрызаются в лесные массивы, вырубая то, чего не должна касаться рука человека.

Забираясь все дальше в заповедные уголки, лесорубы оставляют за собой настоящую пустошь, лунный пейзаж с огромными кратера­ми от вывороченных корней, голыми камнями там, где прежде была плодородная земля. Вот почему если не повернуть обратно, если не начать высаживать деревья вместо беспощадной их вырубки, — то можно распрощаться не только с жизнью человека как биологичес­кого вида, но и со всякой жизнью на Земле, пока не возникнет некое новое существо, приспособленное к жизни среди всей этой вони и грязи.

Речь идет уже не о выживании человека, но о жизни в целом. Рыба в морях и реках вымирает от загрязнения вод, птицы вымира­ют, поедая отравленную рыбу. Все возвращается на круги своя — как необходим и возврат к религии, к земле.

Люди нашего времени сломя голову несутся на работу, пытаясь скопить немного денег. Их дети, будущее поколение, в большей или меньшей степени остаются без присмотра на улицах и, предоставлен­ные самим себе, подпадают под влияние сильных личностей, нередко оказывающихся носителями зла.

Времена становятся все хуже и хуже. Желая обзавестись прекрас­ным садом, человек занимается селекцией, обрезкой, скрещиванием растений. Желая улучшить породу — коров, лошадей, чего угодно — человек берет под контроль их разведение. Особям, не удовлетворя­ющим требованиям породы, не дают размножаться, то есть воспро­изводить себе подобных ущербных существ.

Зато у людей, этих «Повелителей Природы», обратный уклад жизни. Чем немощнее человек, чем низменнее его нравственность и слабее умственные способности, тем больше он плодит детей и тем больше эти дети остаются без присмотра, ибо их родители всецело заняты накоплением денег. И такое положение вещей искусственно поддерживает большой бизнес.

Коль скоро есть массовое производство, то должно быть и много денег, чтобы покупать вещи. А если в семье работает только мужчи­на, то либо он не зарабатывает достаточно денег, чтобы купить все необходимое для дома, либо на заводах недостаточно дешевых рабо­чих мест, и тогда женщина так или иначе приучается к мысли о том, что им не хватает денег на жизнь. И вот отец и мать, муж и жена работают на заводе, а дети оставлены в небрежении, и раса постепен­но вырождается, все равно что породистый скот, размножающийся как попало.

Единственное решение проблемы в том, что главы государств должны создать нечто вроде всемирного правительства. Главы рели­гиозных течений во всем мире должны прекратить внутренние рас­при и попытаться сделать что-нибудь на благо человечества. Они должны учить тому, что спасение людей не в заводах, а в земле, и если человек не обратится к религии, то Земля будет обречена на гибель.

В: Что вы думаете о студенческих акциях протеста, о всевозмож­ных мятежах в университетах и т. д.?

О: Не могу отделаться от мысли, что все эти студенты слишком высоко о себе возомнили. Рассмотрим эту проблему в истинном свете. Если люди ходят в школу — а университет та же школа, — то значит, они чего-то не знают, иначе они бы туда не ходили.

Не могу взять в толк, как эти студенты — в сущности, те же дети — осмеливаются думать, будто лишь они одни способны навести в мире должный порядок. На мой взгляд, лучше бы им заниматься учебой, и, только завершив ее и успешно сдав экзамены, браться за переустройство мира. К тому времени они побольше о нем узнают, свыкнутся с ним и примолкнут!

Я нисколько не симпатизирую всем этим школярам-недоучкам, возомнившим, будто они способны «перехитрить Черчилля» и лю­дей его масштаба.

В; А что вы скажете вообще о забастовках и профсоюзах?

О: На мой взгляд, забастовок вообще быть не должно. Забастов­ки — это особо злостная форма шантажа. Эту книгу я пишу в Мон­реале, городе, пораженном тяжким недугом в столь же недужной провинции, где забастовки и насилие стали повседневным образом жизни.

Насколько я могу судить, от забастовок теряют деньги как рабо­чие, так и хозяева. Для разрешения спорных вопросов должен сущес­твовать арбитраж, какие-нибудь промышленные или другие суды. Но мне приходилось в жизни встречаться с несколькими профсоюз­ными функционерами, которых не могу назвать иначе, как мерзки­ми подонками. Мне кажется, что рядовой член профсоюза до смерти запуган своим же лидером, и если бы кто-нибудь из этих негодяев попытался ко мне приставать, я бы тотчас обратился в полицию.

У меня впечатление, что профсоюзы существуют ради блага их лидеров, ибо, как я слышал, чем большего эти лидеры добиваются для рядовых членов профсоюза, тем большего они требуют для себя лично. Мы знаем случаи махинаций с присяжными, знаем случаи, когда ни в чем не повинных рабочих избивали железными прутьями. Так чем же оправдано существование профсоюзов? Полагаю, их сле­дует запретить законом, как, впрочем, и забастовки.

Много лет назад у английских рабочих была гораздо лучшая система. У них были гильдии, оказывавшие им помощь, и на мой взгляд, все рабочие должны иметь свои профессиональные гильдии, а не профсоюзы. Иначе говоря, я решительно против профсоюзов.

Совсем недавно состоялась забастовка медицинских работни­ков, и один мой знакомый медик сказал: «Да, мы знаем, что многие умерли за то время, пока не работали больницы. Но что поделаешь? Все мы это знаем, но если бы мы возбудили дело в суде, профсоюзы снова подняли бы людей на забастовку, и было бы еще хуже».

Как раз в это время мне надо было лечь в больницу, но из-за забастовки я не смог этого сделать, так что никакой приязни к забас­товщикам я не испытываю. Однако когда-нибудь такая же забастов­ка больно ударит по самим забастовщикам или их семьям.

В: Насилие в мире — что вы о нем думаете? Как с ним бороться?

О: Насилие объясняется просто. Людям навязали ложные цен­ности. Религия снесена до основания. Люди не верят более в простые жизненные истины. Они слушают радио, видят ужасные вещи по телевидению, читают описания кровавых сцен в газетах. Их воспи­тывает радио, воспитывает телевидение и, конечно же, «подогрева­ет» Пресса, смакующая кровопролитие.

Люди видят по телевидению какой-нибудь шикарный дом из очередной голливудской сказки и думают: «А почему это у них есть такой дом, а у меня нет? И я хочу такой же. Хочу кадиллак, хочу яхту, хочу самолет». Недовольство нарастает. А недовольство порождает недовольство, сколачиваются преступные банды, совершаются ог­рабления, похищения ради выкупа, в судах возбуждаются дела из-за любого пустяка.

Вот сейчас некая спортсменка требует через суд, чтобы клуб выплатил ей несколько миллионов долларов — несколько миллио­нов! Больше, чем она бы заработала за несколько жизней. Но у людей непомерно раздутое представление о собственной ценности. В наши дни миллион долларов обращается в сущую мелочь, когда дело дохо­дит до судебных исков.

Ну и здесь, разумеется, приложила руку Пресса. Именно она подстрекает людей на все эти дурацкие поступки, ибо, не приходи им в голову безумные идеи, Прессе не о чем было бы писать. Много лет назад мне было сказано, что Прессе не нужна правда, ибо она желает публиковать то, что охотно читается обывателем. Им требуется сен­сация, и мне сказали, что дам я интервью или нет, его все равно «выдумают».

Вот небольшой пример: на прошлой неделе местные газеты мно­го писали об одной женщине из Тибета. Она якобы дала интервью, во время которого говорила совершенно несусветные вещи. Но сама эта женщина заявила, что не видела этого репортера в глаза! Ни один газетчик и близко к ней не подходил. И интервью тоже никакого не было, разве что в воображении репортера. Сам порядком натерпев­шись от Прессы, я охотно готов ей поверить, зато Прессе не верю ни на грош.

Но насилие порождается и недостатком родительского присмот­ра. Отцы и матери работают на заводах, а после работы толпятся в кабаках, убивают время за игрой в бинго или еще где-нибудь. А дети — законные или нет — предоставлены самим себе на улицах, где попадают под тлетворное воздействие озлобленных юнцов, порож­денных тем же водоворотом.

Повторяю, спасение мира только в религии. Человеческое су­щество разлагается, постепенно теряя способность отличать добро от зла. Современные служители религии стоят на глиняных ногах, ибо неспособны учить добру, и вместо этого суют нос в политику, стараясь сколотить на этом побольше денег. Духовные пастыри дол­жны быть духовными пастырями. Им надлежит заботиться о чело­веческой душе, но никак не вмешиваться в политику.

Вот так. Вы задали вопрос, и я говорю, что если не будет возврата к религии и суровой цензуры прессы, то для приходящего во все больший упадок человечества не останется никакой надежды.

В: Что вы думаете о войне во Вьетнаме?

О: Ну, я бы от всего сердца хотел бы поздравить вьетнамцев! По-моему, чрезвычайно забавно, что «бедные невежественные цвет­ные людишки», какими их изображают американцы, вначале высто­яли под напором могущественной Франции, а теперь противостоят всей военной мощи Америки. Америка не сможет победить во Вьет­наме, пока жив боевой дух ее народа.

Что толку в сбрасывании сотен тысяч тонн бомб на болота? Разве что получится огромный грязевой пузырь, вот и все. Настоящую войну ведут вьетнамцы — партизанскую. И будь вьетнамцы так свирепы, какими их представляют, они бы, поверьте, давно выгнали американцев из Вьетнама, которые, по-моему, крепко нечисты на руку. Но вьетнамцы просто выполняют свою задачу — добиться, чтобы их страна шла своим путем, а не тем, куда их толкают амери­канцы.

Глава 7