Тибетский лама

Глава 8

Равнина видна только с вершины горы

Старый человек лежал в постели и смотрел на город, на недавно построенные здания, на огромный отель — главный отель города, Мисс Клео и мисс Тэдди были заняты — они спали. Ночью кошки не ложились: Старик чувствовал себя очень плохо, а когда Старику плохо, на хозяйстве, понятное дело, остаются две сиамские кошечки. Теперь они отсыпались, временами вздрагивая и ерзая во сне, как все приличные люди. И все же кошки были счастливы лежать рядом друг с дружкой. Когда Старик думал о них, его сердце заходилось от любви, он думал о них словно о родных детях; мисс Клео и мисс Тэдди — высокоразвитые существа в животном обличье, маленькие человечки, пришедшие на Землю делать дело и великолепно справлявшиеся со своим заданием.

За свою коротенькую четырехлетнюю жизнь они много путешествовали, часто переезжали с места на место, перенесли немало трудностей — как правило, трудности эти были связаны с непрестанными нападками прессы. Лежа в сгущающихся сумерках, Старик думал обо всем этом, думал о жизни в Монреале, о том, как им перебраться в другое место, пока не закончился срок аренды.

Они договорились снимать квартиру в Сент-Джоне, но, когда что-либо менять было уже поздно, жилец отказался съезжать с квартиры, и Семье пришлось остаться в дорогой гостинице. В отеле «Admiral Beatty», как, вероятно, во всех гостиницах, человек чувствовал себя почти как дома. Это хороший отель, постояльцы которого души не чают в своем Генеральном директоре, человеке с многолетним стажем, отлично разбирающемся во всех трудностях и, что более важно, понимающем, как эти трудности решить.

Брайан, один из гостиничных коридорных, самый вежливый из всех и всегда готовый помочь, очень любит кошек; от мисс Клео и мисс Тэдди он просто без ума. Кошачья же парочка оказалась парочкой кокеток — как большинство девчонок. Они кокетничали с Брайаном, мурлыкали ему, терлись об ноги, заставляя, как большинство девчонок, юношу, думать, что он у них единственный.

В отеле кошки подружились с еще одним человеком — с госпожой Кэтрин Мейерс. Старый человек придерживался строгой диеты, а меню отеля не подходило больным, которым предписаны определенные ограничения в пище. И госпожа Мейерс всегда проверяла, хорошо ли налажено питание Старика. Теперь, поселившись в гостинице, Семья всегда встречала госпожу Мейерс с радостью.

В Гавани вспыхивало все больше огней. Корабли готовились к разгрузке. Два российских судна, одно либерийское, одно индийское, одно с Кипра — все стояли на мертвом якоре, мягко покачиваясь на волнах, все сильно проседали вниз — до самой грузовой отметки.

Лоцманский Бот только что отошел от новоприбывшего судна — красный свет Бота мерцал и подпрыгивал. Вскоре судно повернуло направо и пошло к слипу; Лоцманы ожидали следующий корабль.

Внизу через переезд с воем и визгом пролетали адские поезда. Шум от них был такой, что любого за этот шум немедленно бросили бы В тюрьму; но невероятные канадские машинисты, похоже, считали своим правом и священным долгом возможность портить слух всему городу. Старик недоумевал, почему Городской Совет не одумается и не издаст закон, запрещающий транзитным поездам включать сирены.

Тут Старик подумал, что надо писать книгу, а не глазеть по сторонам и что сейчас ему лучше сделать то, чего не сделал Городской Совет, — одуматься и взяться за работу.

Просматривая приходящие на мое имя письма, я больше всего удивляюсь, как много людей просят рассказать им «о смерти и загробной жизни». Мне, можно сказать, стыдно возвращаться к вопросу, на который я столько раз отвечал, стыдно сообщать Ра’аб о своем намерении снова писать о смерти, — я почти в ужасе от мысли о ледяном взгляде Лютика и ее слов о том, что я повторяюсь. Но вот мисс Ньюмен (а может, миссис Ньюмен) спрашивает меня о загробной жизни; вот еще одно письмо с такой, же просьбой — человек хочет получить «исчерпывающие и ясные сведения о том, что происходит с человеком после смерти». Кажется, у меня не остается выбора — придется писать о жизни после смерти; если вам это не интересно, просто пропустите несколько страниц.

Давайте обсудим, что предшествует смерти. Как правило, человек болеет; из-за этой болезни нарушаются функции какого-то жизненно важного органа — например, сердца. При поражениях сердца сердечная мышца превращается в фиброидную массу и теряет способность снабжать мозг достаточным количеством крови. Умственные способности снижаются — а значит, гаснет и воля к жизни. У сердца почти не остается стимулов продолжать свою тяжелую работу.

Рано или поздно сердце останавливается. Но перед этим человек теряет все силы — он не может почувствовать даже боль. Одной ногой он стоит на этом свете, другой — в ином мире; он подобен ребенку, который наполовину принадлежит миру матери, а наполовину — тому миру, который мы называем Землей. По Ту Сторону смерти умирающего ждут помощники. Когда сердце останавливается, человек вздрагивает. Нет, вздрагивает он не от боли и не от предсмертной агонии, подобные разговоры — дурацкие выдумки. Так называемая «предсмертная агония» — не более чем нервно-мышечный рефлекс: «управляющий» больше не контролирует мышцы, и они начинают подергиваться и сокращаться — непроизвольно, как можно догадаться. Многие думают, что человек бьется в агонии, но это не так: тело покинул его временный обитатель, и никаких гримас боли на лице нет — всего лишь подергивание мускулов.

Без своего обитателя тело может несколько секунд вздрагивать и хрипло дышать. Какое-то время органы еще живут, но теперь они больше напоминают брошенный на стул или на кровать костюм — ткань ведь тоже сминается в один сплошной ворох не сразу. Тем не менее, с этой минуты тело можно считать ненужным хламом, который следует похоронить или сжечь.

В астральном мире новичка — бывшего хозяина тела — встречают проводники, готовые все сделать для того, чтобы новоприбывший поскорей освоился с новой обстановкой. Но что, если какой-нибудь невежда не верит в жизнь после смерти?

Тот, кто решительно отказывается поверить в загробную жизнь, пребывает под властью гипноза и самогипноза — даже на Земле бывает такое, что человек, уверенный в своей слепоте, на самом деле теряет зрение. Некоторые глохнут оттого только, что не хотят выслушивать жалобы жены-ворчуньи — медикам такие случаи известны.

Если человек не верит в жизнь после смерти, его окутывает плотная пелена черного липкого тумана. И помочь этому человеку невозможно; помощники просто не могут к нему подобраться — новоприбывший не подпускает их к себе, отвергает их попытки что-то сделать, поскольку не верит в существование загробной жизни и думает, что видит кошмар.

Постепенно человек понимает, что после смерти должно быть что-то еще — иначе, почему он чувствует рядом чье-то присутствие, слышит какие-то голоса и даже музыку? Как только такая мысль забрезжит в сознании, плотный черный туман сереет, рассеивается, свет проникает внутрь, и человек замечает вокруг себя какие-то тени, отчетливей слышит звуки. По мере того как будут ломаться его внутренние предубеждения и запреты, он станет, осознавать, что вокруг него кипит жизнь. Люди постоянно пытаются его поддержать, пытаются донести до него свое желание помочь, предлагают ему помощь. И как только человек чувствует, что он готов эту помощь принять, туман исчезает, и астральный мир является новичку во всем своем великолепии — человек видит неземные пейзажи и неземные цвета.

Наш бедный друг, который только начал привыкать к мысли о существовании жизни после смерти, попадает в такое место, которое мы назвали бы больницей, санаторием или домом отдыха. Там с помощью различных лучей внутренние зажимы окончательно снимаются, дух укрепляется и выздоравливает, получает полноценную пищу.

Человеку все объясняют заново, ведь от новорожденного младенца он пока не отличается ничем, кроме способности говорить и понимать сказанное — ребенку же приходится учиться даже этому. Человеку рассказывают о жизни на Той Стороне. Если у него возникнет желание поспорить, никто из людей это желание в нем не поддержит. Человеку дадут возможность поразмыслить об услышанном, и когда он сможет свободно воспринимать сказанное, рассказ продолжат. Его ни к чему не станут склонять или принуждать, не станут отнимать возможность выбора. Если он не хочет во что-то верить, он замирает в своем развитии до тех пор, пока не поверит.

Многие из тех, кто покинул земной мир, свято уверены, что на самом деле только их религия заслуживает признания. Этим беднягам тоже приходится трудно: люди по Ту Сторону жизни понимают, что невозможно поддержать того, чьи жизненные представления разбиваются вдребезги от одного только взгляда на помощников. Представьте себе ревностного католика, твердо верящего в ангелов, чертей и прочий сброд. Попадая на Ту Сторону, католик действительно видит Врата Рая и стоящего перед Вратами седобородого старца с огромным гроссбухом в руках. В гроссбухе, полагает католик, записаны все его прегрешения.

Все подтасовывается под тот спектакль, который добрый и невежественный католик жаждет посмотреть. Католик видит ангелов с хлопающими крыльями, людей, сидящих на облаках и играющих на арфах; католик удовлетворенно отмечает, что попал в Рай. Но рано иди поздно человек понимает, что все это какая-то бутафория: летая по воздуху, люди не попадают в ритм взмахам крыльев… Новоприбывший осознает, что смотрит спектакль, и начинает интересоваться: а что там за кулисами, за сценой? Что на самом деле? Как только у него появляются подобные мысли, Небесный Фасад дает трещину. Вскоре терпению новичка приходит конец, и он просит все ему объяснить. В тот же миг ангелы с хлопающими крыльями исчезают, как исчезают с облаков и арфисты в ночнушках. Опытные и прекрасно обученные помощники убирают иллюзию и открывают взору проснувшегося новичка действительность, намного превосходящую самые смелые его фантазии. Очень жаль, что столько людей слепо верят библейским картинкам. Помните, что и Библию иллюстрировали специально нанятые люди.

Если человек слепо верит религиозным легендам и, скажем так, фантазиям на религиозную тему, то, какую бы веру он ни исповедовал, эти фантазии явятся к нему после смерти, когда он попадет в астральный мир.

Если человек сразу определит, куда он попал, его развитие пойдет быстрее. Он попадет в Зал Памяти и в полном одиночестве заново просмотрит всю свою жизнь — увидит свои поступки, мечты и намерения, увидит все, что с ним случилось и о чем он в своей жизни думал. И самостоятельно — только самостоятельно — решит, удалась его жизнь или нет.

Он, и только он один решает, нужно ему «возвращаться в школу», начинать все заново, исправлять допущенные ошибки или не нужно. Рядом никого нет — ни матери, ни отца, ни лучшего друга, — никто не может взять на себя ответственность за ошибки. Человек один-одинешенек — теперь он еще более одинок, чем в прошлый раз. И судит он себя сам.

Никаких чертей, никакого Сатаны с дергающимся хвостом и огненным дыханием, никто не станет протыкать вас вилами — а что до пламени, то там его не используют даже в системе отопления!

Большинство выходят из Зала Памяти потрясенными и с чувством огромной благодарности помощникам за их поддержку и сочувствие.

Наступает этап корректировки: новоприбывший раздумывает над увиденным, анализирует ошибки, решает, как быть дальше. Это может занять много времени: учесть нужно абсолютно все. Стоит ли возвращаться назад и начинать все заново или лучше задержаться в астральном мире на столетие-другое и подождать более удачного стечения обстоятельств? Но, спохватывается новоприбывший, он ведь не знает обо всех необходимых условиях, не знает, когда их ждать. И помощники приглашают его на беседу — они и посоветуют, и подскажут. Но никогда они не станут давить на человека. Везде и всегда каждый из нас волен выбирать, волен принимать решения — принуждать нас ни к чему не будут. Если человек захочет отправиться назад и немного почистить авгиевы конюшни Земли — это будет его, и только его выбор.

Не все новоприбывшие понимают, что источником питания для них может служить воздух и вибрации. Вспоминая земную жизнь, новички представляют себе изысканные снадобья, о которых они мечтали, но так и не попробовали, — при желании все это можно получить. Чего бы вам ни захотелось — все получите. Толстые сигары, тонкие сигареты, противные трубки — да, в астральном мире все это есть. Ну и конечно, нигде больше вы не увидите столько разных платьев и костюмов, как там! Каждый носит то, что хочет, никто не устанавливает никаких мод — человек сам выбирает себе одежду. Если человек захочет заделаться под хиппи, чтобы в каждой руке по косячку, — пожалуйста, сколько угодно. Астральная марихуана, в отличие от земной, совершенно безвредна. Земные же наркотики смертельно опасны.

Однако новоприбывший очень скоро устает бездельничать, устает ждать и смотреть, как живет астральный мир. В астрале от безделья устает даже самый последний разгильдяй, который в земной жизни только тем и занимался, что слонялся по улицам и присвистывал вслед красавицам. Он просит работу, и он ее получает. Чем же он занимается? Работа есть всегда. Описать ее невозможно, как невозможно описать, чем занимался бы человек, неожиданно перенесшийся в Тимбукту или Эльзас-Лотарингию. Каждый работает, как может, каждый делает что-то нужное; работа приносит людям радость и чувство стабильности.

Но одна мысль не дает новичкам покоя: как быть дальше? Оставаться в астральном мире или нет? Что будут делать остальные? Они спрашивают снова и снова; им снова и снова отвечают. Отвечают всегда одно и то же, но никогда ни в чем не убеждают, не уговаривают. Выбор человек делает сам.

Рано или поздно людям надоедает околачиваться без дела, они решают, что стыдно не окончить школу, что надо возвратиться, хорошо выучить уроки и сдать экзамен на «отлично».

Они сообщают о своем желании, после чего попадают в группу людей с огромным опытом и удивительнейшими инструментами. Эти люди выясняют, чему человек хочет научиться. Потом они обговаривают способ обучения: может, надо отправиться в бедную семью? Или в богатую? Стать белым или цветным, мужчиной или женщиной? Все зависит от того, во что человек превратил свою прошлую жизнь, насколько он готов к следующей задаче, и от того, какова эта задача. В любом случае, у помощников достаточно знаний, чтобы дать полезный совет — совет, и не более — о том, каких лучше выбрать родителей, условия, в какой стране поселиться. Когда все договорено, с помощью специальных инструментов находят будущих родителей — одну, потом вторую пару — запасную. Какое-то время за ними наблюдают. Если все идет хорошо, готового к реинкарнации человека переводят в специальное астральное Помещение, там он засыпает, а когда просыпается, обнаруживает, что рождается на свет. Не удивительно, что новорожденные так волнуются и отчаянно кричат!

Многие люди, сущности, решают погодить с возвращением на Землю; в астральном мире для них тоже находится много работы. Но прежде чем говорить о них, я расскажу о тех, у кого нет выбора, о самоубийцах.

Если человек по собственной воле ушел из жизни раньше положенного срока, он обязан вернуться на Землю как можно быстрее, чтобы прожить неиспользованное время, — он словно беглый заключенный, которого вновь поймали и приговорили к дополнительному наказанию.

Самоубийца попадает астральный мир. Его встречают, принимают как обычного человека, возвратившегося Домой; ни в чем не упрекают. Лечат так же, как остальных. Какое-то время он восстанавливается после потрясения, испытанного им в миг отделения от тела — возможно, насильственного — и перехода в астральный мир.

Отдохнув, человек попадает в Зал Памяти и просматривает прожитую жизнь; он видит свои слабости, подтолкнувшие его к самоубийству. Он с ужасом понимает, что надо все начинать сначала, надо возвращаться на Землю и отбывать свой срок до конца.

Возможно, самоубийца морально слаб, ему не хватает храбрости вернуться, и он решает остаться в астрале — все равно, мол, никто ему ничего не сделает. Он ошибается: согласно закону, наложивший на себя руки обязан вернуться на Землю. Если он не делает этого добровольно, его заставляют подчиниться закону.

Если же он выявляет желание вернуться, он советуется с помощниками и выясняет, сколько лет ему осталось «отбыть» на Земле. К этим годам прибавляется время от момента самоубийства до возвращения на Землю. Например, если на всевозможные разбирательства и решение вернуться ушел год, значит, срок пребывания на Земле увеличивается на год. На Земле подыскиваются те же условия, что в минувшей жизни, которую человек сам выбирал; в назначенный срок он ложится спать и просыпается новорожденным младенцем.

Если же самоубийца упрямится и даже слышать не желает о возвращении, помощники сами решают, в каких условиях он будет жить. Если он по своей воле не соглашается на эти условия, с ним поступают немного жестче, чем с добровольцами. В назначенный час он засыпает, а когда просыпается, обнаруживает, что попал на Землю.

Ребенок, умерший через месяц-другой после рождения, — это, возможно, бывший самоубийца, не вытерпевший двух-трех месяцев агонии от неизлечимого и неоперабельного рака. Возможно, страдалец ушел из жизни на два или три месяца, а то и на полгода-год раньше положенного срока. И ему все равно приходится возвращаться и отбывать то время, от которого он пытался отказаться. Некоторые думают, что в боли, в страдании нет никакого смысла. Говорят, если человека невозможно вылечить, его лучше убить. Но знают ли сторонники этой теории, что именно пытается постичь страждущий? Возможно, он хотел познать саму эту муку, хотел познать природу своей болезни.

Меня часто спрашивают: «Ах, доктор Рампа, вы столько знаете — зачем же вам так страдать? Почему бы вам не излечиться и не жить вечно?» Все это, конечно, вздор. Кому нужна вечная жизнь? Откуда все эти советчики знают, что я на самом деле пытаюсь сделать? Они этого знать не могут. Если человек что-то исследует, то, прежде чем достичь нужного результата, он преодолевает много трудностей. Люди, помогающие тем же прокаженным, обеспечивающие их всем необходимым, и знать не знают, что прокаженный чувствует и что он думает. Вы можете облегчить физическое состояние больного, но сами вы прокаженным не станете, как не станете туберкулезником или раковым больным. Вам незнакомы даже ощущения человека, у которого ноготь на ноге врастает в кожу.

Пока человек здоров, пока у него ничего не болит, разговор о болезнях и болях находится вне его компетенции. Меня забавляет, как католические священники — неженатые и, вероятно, бездетные, если не считать их духовных чад, — отваживаются советовать женщинам заводить детей. В отпуске многие из этих священников, конечно, расширяют свои познания о женщинах. Мы видим это по Монреалю!

Так что самоубийство — вовсе не выход. Накладывая на себя руки, вы отдаляете тот день, когда сможете покинуть Землю навсегда. Вас вернут назад, как возвращают в тюрьму беглого узника; самоубийство очень повредит вам — а ведь заботитесь вы, прежде всего о себе, не так ли? Это одна из трудностей, которую тоже надо превозмочь.

Обычный человек, не святой и не мерзавец, может пребывать в астрале сколько угодно лет. Некоторые называют ошибочную цифру в шестьсот, тысячу или две тысячи лет; в каждом конкретном случае условия и обстоятельства разные — от них-то все и зависит: Какое-то среднее количество лет можно подсчитать, но тогда нужен какой-то средний мужчина и средняя женщина; так и получается, что среднее время — всего лишь, скажем так, цифра.

В астральном мире много работы. Кто-то помогает новоприбывшим, кто-то становится провожатым новичка; астральные провожатые не имеют ничего общего со спиритическими сеансами и старушками, вообразившими, что их «ведет» китайский мандарин, краснокожий индеец, или тибетский лама. У этих старушек просто богатое воображение. В мире просто не хватило бы индейцев и тибетцев на всех. Как бы то ни было, на Той Стороне у каждого свои обязанности. Это не значит, что вам придется размешивать чей-нибудь чай, вещать в жестяной рупор или ходить завернутым в суровую марлю. Все эти слухи, конечно, полнейший вздор; возникают они благодаря нервной энергии некоторых истеричных гипнотизеров. У людей по Ту Сторону слишком много забот, чтобы являться на Землю, на ощупь пробираться в темные комнаты и дышать там за шиворот собравшимся, замершим в ожидании сладкой дрожи. С Той Стороны на подобные сеансы забредают лишь Природные Духи — Элементали. Делают они это ради забавы, с единственной целью полюбоваться на простофиль, которые могут поверить чему угодно. Дорогие друзья, не занимайтесь такой ерундой — все это бред и абсурд.

То же самое относится и к Планшеткам для спиритических сеансов. Заполучив Планшетку, люди начинают играть с нею, в то время как какой-нибудь Элементаль, — а Элементали всегда носятся вокруг людей, как шаловливые мартышки, — подтасует результат. Вы можете сказать, что ничего плохого в этом нет, но нет в этом и ничего хорошего. Более того, если Элементаль сделает так, что огласят нечто очень правдоподобное — а на самом деле это будет вытянуто из подсознания жертвы, — человек может сильно пострадать. Вера в полученные с помощью Планшетки сообщения может испортить всю его жизнь.

Другой источник дезинформации возникает, когда на Планшетку действуют мысли собравшихся вокруг людей. Эти люди желаемое могут принять за действительное, чем окажут влияние на Планшетку, и она выдаст ошибочное, а значит, опасное для вас сообщение. Лучший выход — вообще не связываться ни с Планшеткой, ни с сеансами. Помните: вы сознательно пришли в этот мир, не зная точной цели своего визита; пытаясь же узнать лишнее без веских на то причин, вы уподобляетесь студенту, который украл копии билетов с вопросами и теперь идет на экзамен. Это простое мошенничество — оно вам не поможет.

Вашим заданием в астральном мире может оказаться задача встречать тех, кто попадает в астрал во сне. Когда одно из земных полушарий залито лучами Солнца, на другом господствует ночь, поэтому поток спящих никогда не прекращается. Эти люди — словно вернувшиеся с занятий школьники. Ночные путешественники, как и школьники, очень любят, когда их встречают родители или друзья.

Этот поток необходимо направить в нужную сторону; людей нужно свести с теми, кого они хотят увидеть, многие из них хотят получить во сне какую-то информацию или совет. Они хотят узнать, что происходит и что с ними будет завтра. Эта работа занимает довольно много времени.

Кроме того, в астральный мир попадают существа, которые не собираются больше возвращаться на землю — они отправляются дальше, на более высокие уровни бытия. В положенный срок они «умирают» тихой и легкой смертью и попадают прямо в астральный мир. Они, можно сказать, переносятся в астральный мир, после чего попадают на более высокий уровень.

На Землю отправляется все больше людей, все больше мужчин и женщин рождается в этом мире; меня часто спрашивают, почему так происходит. Земля — всего лишь пылинка из миллиардов пылинок; когда меня спрашивают, почему население Земли постоянно увеличивается, я отвечаю правду: на нашу планету приходят люди с иных, более туманных и смутных уровней бытия. Например, человек раньше жил в двухмерном мире, а Земля — его первый опыт существования в трех измерениях. Эта планета с каждым годом все лучше учит преодолевать трудности — вот и приходит на нее все больше людей. Как вы знаете, обучать преодолению трудностей — это цель Земли. Люди рождаются не для того, чтобы все время развлекаться, — они должны учиться и передавать свой опыт Сверх-Я.

Над этим миром есть астральный мир; из астрального мира человек уходит на другие уровни; этот процесс продолжается до тех пор, пока совершенно развитое существо не сольется со Сверх-Я. Так Сверх-Я разрастается.

Если на какой-то стадии роста Сверх-Я решит, что можно научиться еще чему-нибудь, оно направляет в один из миров свежих «кукол». Начинается новый цикл рождений и смертей, в конце которого очистившаяся «кукла» возвращается к Сверх-Я, увеличивая еще больше его энергию.

Тот, кто обитает в астральном мире, то есть тот, кто на Земле уже «умер», становится полноправным жителем этого мира — в отличие от людей, попадающих в астрал во сне. Жители астрального мира ведут такую же жизнь, что и земные обитатели. Так, когда астральный день заканчивается, они ложатся спать. Засыпает астральное тело — в том мире у него довольно массивные формы, и душа на конце Серебряной Нити отправляется в более высокие миры. Там душа учится тому, что ей пригодится в, скажем так, низшем астрале, когда она вернется к своему телу. Не думайте, что астральный мир — это Рай, выше которого ничего и нет. Это не так. Существует много других циклов, или уровней бытия.

В мире, который мы называем «астральным», можно завести семью. Тамошняя жизнь очень похожа на земную, правда, в астрале не бывает ссор, так как там нет людей, с которыми человек несовместим. Так что жена ваша не станет на вас ворчать. На Земле это не всегда понимают; в астрале вы не встретите своих земных врагов, и астральная семья будет казаться не менее реальной, чем земная.

В астральном мире люди не одиноки — там есть и животные. Считать людей высшей формой творения — ужаснейшая ошибка; никогда, никогда ее не совершайте. Это чушь. Просто люди немного другие, чем животные. Человеческий мозг устроен иначе, чем мозг животных, однако некоторые существа превосходят людей настолько, насколько люди превосходят дождевых червей. И даже эти существа не считают себя венцом эволюции. Так что забудьте россказни о царях природы и работайте как можно лучше.

Животные попадают на астральный уровень, а потом — еще выше. Они заслуживают этого больше, чем люди. В христианстве меня очень смущает положение о том, что люди — высшая форма развития, а остальная живность создана с единственной целью позабавить Человека. Эта теория привела к ужасным последствиям. Животные и их Ману очень терпимо отнеслись к тому, что людей дезинформировали их религиозные лидеры и священники, перевернувшие христианство с ног на голову ради власти.

Поверьте, в астральном мире вы не увидите скукожившихся от страха котов и собак. Перед вами предстанет партнер, во всем вам равный, обладающий к тому же телепатическими способностями.

Меня часто спрашивают о том, каким в астральном мире будет тело человека — облаком пара или еще чем? Нет, наше тело будет казаться нам столь же плотным, как и земное, и если в астральном мире два человека столкнутся друг с другом, они заработают по синяку, как и на Земле.

В астральном мире существует великая любовь — любовь духовная и физическая. Но охватить эту любовь разумом, привыкшим к земным мыслям, мы не сможем — пока не покинем наше тело. В астрале нет «разочарований», поскольку любовь там всегда приносит только радость.

Иногда меня просят описать Бога. Как вы понимаете, Бог — это не директор солидной корпорации и не старик с длинной бородой и фонариком на посохе. Бог — великая Сила, постичь которую человек может, лишь покинув земное тело и оказавшись в астральном мире. Земля — трехмерный мир, и описание мира, скажем, девятимерного поймут очень немногие.

Каждым миром управляет свой Ману. Тут вы можете вспомнить какого-нибудь из олимпийских богов, столь тщательно вырисованных в греческих мифах. Или, если хотите быть более современным, можете представить Ману генеральным директором филиала большой фирмы. Генеральному директору филиала — в конце концов, наш мир всего лишь филиал — подчиняются начальники отделов, ответственные за отдельные континенты и страны. Свой Ману есть у США, Германии, Аргентины и других стран; люди-начальники обладают различными темпераментами — точно так же отличаются друг от друга и Ману. Этим объясняется различие национальных характеров. Немцы, к примеру, совсем не похожи на итальянцев, а итальянцы не похожи на китайцев: у этих народов разные «Начальники».

Ману, какими бы великолепными они ни казались, — на самом деле «куклы» Великого Бытия, или Сверх-Я, называемого «Богом». Великое Сверх-Я использует «кукол» так же, как Сверх-Я человеческое может использовать целую группу людей с целью чему-то научиться.

Следующий вопрос мне задают очень часто: «Астральное тело, по-видимому, состоит из какого-то вещества. Если оно состоит из молекул, то, независимо от того, насколько тонок их слой, тепло, холод, какое-нибудь столкновение может их повредить и даже разрушить. А если так, то у человека появится ощущение дискомфорта или боли почти в земном понимании. Как астральный мир может существовать вблизи материальной звезды!» Говоря о молекулах, вы имеете в виду земное вещество. Молекула — это нечто материальное; астральный же мир не имеет ничего общего с низкими вибрациями, составляющими всю земную жизнь. Физическое земное тело можно повредить при участии другого физического тела, однако на физическое тело из астрального мира невозможно повлиять земным телом — это две совершенно разные субстанции.

Можно привести такой пример (хоть он и не очень удачен): скалы и свет не взаимодействуют между собой. Если камень подбросить вверх, солнце никак не пострадает. Что бы ни случилось на Земле, астральные тела останутся невредимыми. Что действительно ранит обитателей астрального мира, так это совершеннейшая глупость землян, пытающихся убивать, уничтожать друг друга все более страшными способами — как правило, люди ведут себя как безумцы, а не сущности, пришедшие на Землю с целью чему-то научиться. Нынешние люди похожи на студентов, которые крушат компьютеры стоимостью в миллион долларов. Людям пора повзрослеть, а студентам пора понять, что они пришли в школу или колледж учиться — учиться у тех, чьи знания больше их знаний.

Глава 9