Тибетский лама

Глава 9

Помните, что двигаться вперед черепаха может, только

высунув голову из панциря

Боже мой! Я думал, что полностью разделался со смертями, астральными мирами и прочим. Но вот передо мной новая пачка писем — все письма об одном и том же. Ну вот, например, такое: «Ощущает ли астральный мир адскую силу атомного взрыва, сжигающего на Земле тысячи человеческих тел, нарушается ли при этом равновесие астрального мира?»

Взрывы не могут повредить астралу, однако они вызывают там страшное смятение: в один миг астральный мир заполняется сплошным многотысячным потоком погибших. Многие дико напуганы, многие сходят с ума от шока; на помощь потоку бросаются все свободные помощники. Астральный мир тогда напоминает картину какого-то земного бедствия — землетрясения или чего-то равного ему по разрушительной силе: в зону бедствия отовсюду слетаются помощники и волонтеры, всеми силами пытаясь помочь потерпевшим. Так что взрыв не причиняет астральному миру непосредственного вреда, однако его обитателям очень тяжело справляться с таким объемом дополнительной работы, тяжело помогать тысячам людей. Атомный взрыв, конечно, можно предсказать, но все предсказания — не более чем вероятности, которые могут и не сбыться.

Следующий вопрос: «Как Ману наблюдают за жизнью своего народа! Через своих представителей в ООН, президентов, правительство, советников или еще как-то!»

Если бы Организация Объединенных Наций была такой организацией, как задумывалось, то Ману получили бы хорошую возможность действовать. Но сейчас я сообщу вам нечто такое, к чему надо отнестись очень серьезно, — мои слова могут вам не понравиться, могут вас шокировать, но я скажу правду.

Этот мир нельзя назвать развитым миром. По правде говоря, это тюрьма, ад, суровая школа — назовите его как угодно, — и многие здешние Ману сами учатся! Набравшись опыта и добившись определенных успехов, они продвигаются выше: наши начальники отделов тоже ведь продвигаются по служебной лестнице, и преуспевающий директор филиала может рассчитывать на повышение.

Открытый взгляд на мир совершенно необходим. Не забывайте, что на Той Стороне никто не восседает на облаках, не бренчит на банджо и не перебирает струны арфы — там кипит работа.

Если вы ребенок и ходите в детский садик, то огромные двенадцатилетние «взрослые» школьники покажутся вам настоящими богами, которым только и остается командовать учителям, куда им себя вести. В то же время двенадцати- и четырнадцатилетние считают Богами Творения шестнадцатилетних. Но Боги Творения тоже должны выполнять домашние задания, посещать школу и набираться опыта. Все правильно: люди приходят на Землю за опытом, Ману присматривают за миром (более или менее старательно) тоже для того, чтоб подучиться, а если народы идут друг на друга войной, что ж, это составляющая обучения как людей, так и Ману.

На высших уровнях, то есть в более развитых мирах, Ману могут собраться вместе и договориться не допускать войн и особенных кровопролитий; однако для земных громил эти уровни слишком высоки. На Земле людям уготован тяжкий путь — иначе они ничему не научатся. Если какой-то малый огреет вас дубинкой или всерьез вознамерится влепить вам оплеуху, то слова «Прошу вас, милый друг, не были бы вы так любезны, воздержаться от столь неприятного действия» могут оказаться бесполезными. Если вы достаточно благоразумны, вы ударите забияку в его самое уязвимое место, а потом вызовете полицию.

Итак, Ману этого мира — всего лишь ученики. Так же как и вы, они постепенно набираются опыта; научившись же справляться со своими обязанностями, Ману получают другой, более солидный пост. Унывать, однако, не стоит — срок вашего пребывания на Земле ограничивается примерно семьюдесятью годами, в то время как у Ману срок намного больше.

Вот еще один маленький вопрос: «В линии Тринадцатого Далай-Ла-мы воплощалась одна и та же сущность, это понятно. Но может ли Тринадцатый, пребывая в Стране Золотого Света, воплотиться в Четырнадцатого?»

Тут ответить совсем не сложно, поскольку Четырнадцатый Далай-Лама однажды сам проговорился журналистам о том, что он не есть реинкарнация Великого Тринадцатого. И это, пожалуй, неплохо, потому что Великий Тринадцатый в астральном мире творит добро — и очень активно. Весьма прискорбно, что нынешние «лидеры», проживающие в Индии, не особенно пекутся о помощи многострадальному Тибету. Но об этом в прошлых главах уже был разговор, а повторяться я не хочу.

Следующее письмо посвящено разбору «Моего визита на Венеру». Однако, позволю себе заметить, читать эту «книгу» я убедительно, однозначно и решительно не советую. Это лишь несколько страничек со статьями, написанными мною много лет назад и проиллюстрированными чужими рисунками — на мой взгляд, довольно необычными. В книжке лишь часть моей работы, все остальное там — рекламные объявления, помещенные без моего разрешения и вопреки моим желаниям.

То же касается и записи «Сила молитвы». Я не хотел ее выпускать. Качество там ужасное, я не планировал воспроизводить эту запись. Появилась она у меня очень давно, и когда я из Северной Америки переехал в Южную Африку, мне сообщили о кассете. Сделано это было без моего ведома, вопреки моим желаниям и во время моего отсутствия.

Если вы хотите получить настоящую запись, приобретите специально заготовленную мною запись медитации. Эту пленку я задумал как пособие по медитации; получить ее вы можете, написав по адресу:

Mr. E.Z.Sowter,

33 Ashby Road,

Loughborough,

Leicestershire,

England

Замечу, что у мистера Соутера есть все права на распространение этой записи, Камней для медитаций {Touch Stones) и многого другого; кроме того, он единственный, кому я безоговорочно разрешил продавать мои записи, Камни и прочее.

Это бесплатная реклама господина Соутера — он очень порядочный человек, и он старается творить добро.

Я не собираюсь превращать книгу ни в каталог прекрасных людей, ни в описание не совсем нормальных представителей человеческого рода. Однако я не могу не упомянуть об одной удивительной семье — госпоже Уорстманн и двух ее дочерях, Возможно, вы помните, что одну из своих книг я посвятил миссис Уорстманн — очень милой и высокообразованной женщине, с которой очень приятно общаться. С ней я познакомился Несколько лет назад, когда ее муж еще жил на Земле. С ее мужем я общаюсь до сих пор — теперь он обитает на Той Стороне. Госпожа Уорстманн — человек весьма просветленный; обе ее дочери очень талантливы. Первая дочь, Луиза, — медсестра в одной из лучших лондонских клиник, причем прекрасная медсестра, но на этом ее таланты не заканчиваются. Луиза очень артистична; впрочем, перечисление всех добродетелей этой девушки заняло бы слишком много времени. Упомяну о Терезе, сестре Луизы, замечательной девушке. Она тоже медсестра, мечтает стать хирургом — и у нее есть для этого все, кроме денег. Я пытался найти какую-нибудь Программу Страхования, позволяющую высокоодаренной девушке получить специальность хирурга. К сожалению, я ничего не нашел, так что если кто-то из вас, дорогие Читатели, знает, как добыть деньги на обучение невероятно способной девушки, — это ваш шанс послужить людям.

Я уверен, совершенно уверен в том, что эта молодая особа сможет помогать людям, когда станет хирургом; страшно даже представить, что из-за нехватки денег она может лишиться этой возможности.

Раз мы заговорили о будущих хирургах, давайте поговорим и о пересадках сердца. Ко мне пришел такой вопрос: «Что вы думаете об ажиотаже вокруг пересадок сердца и других радикальных хирургических операциях пересадках других органов, искусственных клапанах, шунтировании и пр.? С материальной, физиологической точки зрения такие операции кажутся, чуть ли не волшебным научным прорывом однако не таится ли за всем этим обман? Смогут ли химикаты победить естественную реакцию организма, направленную на отторжение инородного тела? Или же реакцию отторжения победить невозможно, поскольку замена больного органа здоровым не решит проблему связи между тонким телом этого органа все еще больным и искусственным органом-дублером? Кроме того, какая польза человеку от операции, обрекающей его на несколько лишних месяцев или лет инвалидности»? Впрочем, можно надеяться, что за добавочное время он научится чему-то очень важному иначе эти знания человек приобретал бы уже в следующей жизни».

Что правда, то правда! Сотни веков назад атланты научились пересаживать человеческие органы. Они могли приживить человеку чужую ногу, руку, сердце, почки, легкие. Однако такую высокоразвитую цивилизацию судьба приговорила к гибели. Они пытались пересаживать мозг — и получили безнравственных чудовищ.

По правде говоря, пересадить сердце совсем не сложно. Это сугубо механическая процедура. Одно сердце надо вырезать, а другое подсоединить к открывшимся «трубочкам». Такая операция под силу любому профессиональному хирургу.

Но в материальном мире такой человек останется наполовину инвалидом. В конце концов, после радикальной операции заживить все капилляры и нервы невозможно. Значит, здоровье и без того очень больного человека ухудшается еще больше. Но какое-то время такой человек — наполовину инвалид — все-таки проживет.

В астрале же от этой «смеси» страдают двое. Один наполовину принадлежит астральному миру — он попадает туда во сне, другой же постоянно обитает в астрале, но поскольку один из его органов еще живет, Серебряная Нить соединяет этого человека с новым владельцем сердца или какого-то другого органа.

Я твердо убежден, что пересадка органов — ужасное и преступное занятие; люди не должны так издеваться над Природой. Донорское сердце отражается в ауре реципиента — а ведь эти два человека могут быть несовместимы между собой. Цвет кожи здесь ни при чем. Все дело в вибрациях, то есть в том, какая у человека частота; очень надеюсь, что пересадку органов скоро запретят.

Другое дело, если человеку приживляют искусственный орган. Искусственные органы стоят в одном ряду с очками, костылями и слуховыми аппаратами.

Думаю, надо всячески поощрять ученых в их попытках создавать искусственные органы, которые смело можно было бы рекомендовать больным людям. Такие органы исключили бы возможность возникновения поперечных связей между двумя сущностями, обреченными на страдания до тех пор, пока их Серебряные Нити не порвутся, а сами они не отправятся в астрал. Словом, я категорически против пересадки органов.

Следующий вопрос, как мне кажется, способен заинтересовать многих: «Если несколько человек станут усердно трудиться, смогут ли они как-то изменить мир?»

Если несколько людей станут «синхронно» о чем-то думать, то желаемое и вправду может стать действительным. Современный человек способен держать в сознании какую-либо мысль не дольше секунды-другой. Если сомневаетесь, проверьте — думайте о чем-то и смотрите на секундную стрелку. Если вы честны с самим собой, вы с удивлением обнаружите, как легко ваши мысли перескакивают с предмета на предмет. Ваше внимание становится менее рассеянным лишь при мысли о вас самих, о ваших желаниях, намерениях и волнениях. Все остальное — скажем, помощь случайному прохожему — выветривается из вашей головы очень быстро.

Человеческие мысли непостоянны; каждый из нас думает о разных вещах, в разное время и с разной глубиной. Наши мысли можно сравнить с толпами людей, бесцельно слоняющимися по улицам, — все шагают, но шагают не в ногу. А вот если бы люди научились мыслить синхронно, они стали бы настоящими волшебниками. Если хотите подробнее во всем разобраться, представьте себе армию, представьте полк солдат, марширующих по мосту. Если солдаты станут чеканить шаг в едином ритме, мост рухнет, развалится, поэтому командир заранее дает команду «сбиться с ноги». Военные перестают держать ритм и переходят реку вольным шагом; сотни ног уже не шагают четко в такт, сила единства исчезает, мост не разваливается.

Если бы люди чеканили шаг, они разрушили бы любой мост и любое здание: постоянный ритм ударов создает вибрации, амплитуда или степень которых все повышается и повышается — в конце концов, естественной упругости материала, из которого сделан мост или здание, оказывается недостаточно, чтоб эти вибрации погасить. Мост раскалывается, как стакан.

Если бы собрать вместе полдюжины человек и научить их четко и осознанно испускать определенные мыслительные волны, то можно было бы свергать правительства — или создавать правительства, сделать свою страну самой процветающей и сотворить многое такое, что ныне считается совершенно невозможным. Мыслить в унисон и на четко

определенной частоте совсем непросто — и это, наверное, хорошо. Я ведь не шучу, я абсолютно серьезен: если собрать шайку проходимцев и обучить их синхронному мышлению, они вскроют банковское хранилище. Ах, как жаль, что у меня нет такой шайки — чемоданчик долларов никогда не лишний, правда? А ведь сколотить такую банду вполне возможно, во времена атлантов их было множество.

Католические гимны — отголосок далекого прошлого. Считается, что этим гимнам не более двух тысяч лет; на самом же деле они развились из песен Силы шумеров и атлантов. Наверное, атлантов надо упоминать первыми и говорить «атлантов и шумеров», поскольку цивилизация атлантов древнее шумерской.

В те дни огромные каменные глыбы передвигали силой мысли: повинуясь знаку старейшины, хорошо обученные жрецы одновременно направляли свои мысли в нужное русло — и камень поднимался вверх.

Если не верите, вспомните, как разбивается стеклянный стакан под действием громкого звука. Если этот звук какое-то время не прекращается, стакан разлетится вдребезги, окно тоже; мысль — что-то вроде одной из форм звука, мысль, — это вибрация. Все состоит из вибраций, и если настроиться на нужную волну, ничего невозможного для вас не будет.

Следующий вопрос: «Читатели интересуются, когда настанет время открыть Капсулы Времени?»

Час еще не пробил. И не пробьет, пока нынешняя цивилизация в том виде, в каком мы ее знаем, не погибнет. В будущем, — вы этого не увидите, так что не волнуйтесь, — в далеком будущем будут большие землетрясения. Они изменят лицо Земли и выбросят на поверхность Капсулы Времени — их останется только открыть. Таких Капсул довольно много. Одна из них, совершенно гигантских размеров, находится в Египте. С формальной точки зрения это, конечно, капсула, но на самом деле это огромная камера, спрятанная глубоко под песками Египетской Пустыни. В Камере находится полное собрание артефактов, возраст которых можно оценить в десятки тысяч лет — да, именно так, в десятки тысяч лет.

Существуют самолеты, абсолютно отличные от тех, к которым мы с вами привыкли. На таких самолетах установлен антигравитационный двигатель, который расходует энергию не для поддержания летательного аппарата в воздухе, а для продвижения самолета вперед. Заявляю вам со всей ответственностью, что видел такой самолет собственными глазами.

Я знаю одно приспособление — оно может заинтересовать домохозяек и тех, кому приходится таскать тяжести. К сумке, любому грузу приделывается ручка, за которую можно ухватиться как за ручку корзины. Чем тяжелее сумка, тем дальше выдвигается ручка. И сколько бы ни весил груз — тонну или три килограмма, — ваше усилие будет равняться примерно тремстам граммам.

В далеком прошлом антигравитацию использовали часто и повсеместно, однако тогдашние жрецы — а жрецы всегда стоят во главе армий — немного повздорили. Стороны стали наращивать свою боевую мощь и в конце концов все закончилось тем, что вся цивилизация взлетела на воздух — и осела на землю радиоактивной пылью.

Когда люди откроют Капсулы Времени, на Земле появится трехмерное телевидение; причем трехмерное изображение будет получаться не только с помощью двух камер или двух объективов. Телезрители смогут видеть настоящих людей — играющих, танцующих, даже спорящих, — но, конечно, уменьшенных.

Фотография у древних тоже была иной — наши предшественники не знали плоских снимков. Все изображения делались объемными — более чем в трех измерениях. Этим изображениям с большой натяжкой можно уподобить голограммы, с которыми сейчас начали экспериментировать ученые и на которые почти возможно посмотреть сзади. А ведь во времена атлантов заглянуть назад было легче легкого!

Сотни веков назад на Земле существовала могущественнейшая цивилизация. Но произошла катастрофа, все люди стали почти сумасшедшими, и им пришлось начинать все заново. Нынешний так называемый Век Науки едва дотягивает до уровня того, что атланты на пике своего развития называли детским садиком.

Многие не верят в существование Атлантиды — и это, конечно, очень глупо. Эти люди как те рыбаки, что остались без улова и говорят: «Ах, в морях больше нет рыбы, вся давно вывелась».

Да, Атлантида существовала, и от нее кое-что осталось — глубоко под землей, в укромном уголке. Позволю себе небольшое уточнение: этот уголок — вовсе не гора Шаста. Не верьте той ерунде, что о ней пишут или говорят. Шаста — самая обыкновенная гора, а разрекламировали ее те, кто хотел не просто подхалтурить, а заработать целый мешок денег.

Жаль, что я не могу рассказать вам того, что знаю — причем знаю точно. О некоторых вещах говорить вслух еще рано. Я знаю правду о подлодках «Трешер» и «Скорпион», я знаю, что с ними случилось и почему это произошло. Если бы я все рассказал, у вас по спине забегали бы мурашки, однако время открыть правду еще не пришло. Я мог бы о многом поведать вам, но эту книгу будут читать очень многие люди, и некоторым из них не надо знать, что кому-то известна вся, правда, о происходящем. Скажу лишь, что тайна «Трешера» и «Скорпиона» еще загадочней, чем вы себе представляете.

«Мне кажется, вы очень интересуетесь животными, говорится в следующем письме, и в то же время вы заявляете, что не воспринимаете вегетарианство. Почему? Как уживается в вас любовь к животным и неприятие вегетарианства?»

Я уверен, что на нынешней стадии развития мясо человеческому организму жизненно необходимо. Позвольте, я вам расскажу одну историю. Много, очень много лет назад на Земле жили люди-вегетарианцы. Они только и делали, что ели, — ни на что другое у них просто не оставалось времени. Эти люди никогда не употребляли в пищу мясо, поэтому им приходилось иметь дело с огромными количествами овощей, фруктов и орешков — переваривать пищу им помогал дополнительный орган (аппендикс — его рудимент).

Эксперимент окончился неудачей. Садовники Земли обнаружили, что вегетарианство себя не оправдывает, поскольку съесть столько клетчатки, чтобы суметь потом работать, очень трудно. Все время у человека уходило на то, чтобы есть, — для творческой работы времени не оставалось. Поэтому Садовники выбросили такой тип людей, или, если вам не нравится слово «выбросили», выразимся так: в процессе эволюции люди научились, есть мясо.

Давайте рассмотрим основные факты. Главные факты таковы:, все овощи состоят из клетчатки. Представьте себе тюлевую занавеску, красивую ажурную сеточку, ячейки которой вы заполняете питательной смесью. Представьте, что для усвоения организмом расфасованной по ячейкам пищи вам надо съесть тюлевую занавеску. Звучит несколько неправдоподобно, не так ли? Но именно это вы и проделываете, когда питаетесь салатом, капустой и другими овощами и фруктами. Вы едите клетчатку, в ячейках которой запакована пища, однако клетчатка сама по себе занимает много места. Чтобы наесться, человек должен проглотить невероятное количество клетчатки, но несчастное тело, как вы знаете, не может ее усвоить — клетчатка выводится из организма.

За всю свою жизнь я так и не встретил вегетарианца, способного выполнять тяжелую физическую работу. Я не говорю о тех, кто сидит сиднем, когда другие работают, — но даже в этом случае вегетарианец вряд ли отличится своей смекалкой и сообразительностью. Если же и отличится, это будет значить лишь, что, живи этот человек нормальной жизнью, он был бы чуть ли не гением. Можете мне поверить.

Скажите честно: вы когда-нибудь видели землекопа-вегетарианца, видели работягу-вегетарианца? Ведь не видели — и только сейчас это поняли, не так ли?

Но вернемся к нашим зверушкам. Я действительно люблю животных, люблю всех животных, и, могу вас уверить, они знают, что рано или поздно умрут. И если их смерть принесет кому-то пользу, это позитивно отразится на их карме.

Если животного выращивают на убой, за ним внимательно ухаживают, его кормят и хорошо лечат. За стадом всегда тщательно присматривают, поэтому все животные там здоровы.

Дикие животные часто болеют и чахнут, часто травмируются, иногда у них развиваются злокачественные опухоли и легочные болезни — такие особи обречены на жалкое существование. Если дикий зверь сломает ногу, его ждет неминуемая смерть от боли и истощения, в то время как стадному животному немедленно окажут помощь.

Если бы животных не убивали, очень скоро они заполонили бы всю землю. На пастбищах паслись бы неисчислимые стада коров, а чем больше коров, тем больше хищников: Природа сама позаботилась бы о сокращении количества травоядных.

Если люди едят мясо, то животных им нужно убивать быстро и безболезненно. Убивая животных для пропитания их мясом, человек контролирует поголовье скота, препятствуя одичанию животных и стихийному росту их численности.

Кроме того, нравится нам это или нет, но количество людей тоже надо контролировать — оно не должно превышать норму. Если людей становится слишком много, на Земле случается или большая война, или страшное землетрясение, эпидемии уносят тысячи жизней. Таким образом, Садовники Земли прореживают человечество, отсекая ненужные излишки; в конце концов, люди — те же животные, хоть и иного рода.

А как человек, жалобно скулящий при одной мысли о том, что кто-то способен проглотить кусочек говядины, — как такой человек может, есть живой салат-латук? Когда я ем говядину или курятину, прежний хозяин мяса уже не чувствует моих укусов. А вот вегетарианец берет и ест живой салат, живые груши — где же его хваленый гуманизм?

Наука, сколь бы циничной и скептической она ни была, уже доказала, что растения способны чувствовать, что они лучше растут у благожелательных хозяев. Растения реагируют на музыку. Существуют приборы, способные зафиксировать болевые ощущения растений. Отрывая от капусты наружные листья, вы не услышите ее криков — у кочана нет голосовых связок, но прибор зафиксирует всплеск радиопомех — это и будут крики боли.

Все это не сказки, а достоверные факты — исследованные и доказанные в научных лабораториях России, Англии и Соединенных Штатов Америки.

Вы берете несколько ягод и кладете их в рот — а как же чувства этих ягод? Вы ведь не отрезаете куски мяса от живой коровы, не так ли? Если бы вы попробовали это сделать, корова бы, вероятно, воспротивилась. А растение не может показать вам свою боль, и вы кажетесь себе этаким потрясающим гуманистом: вместо мяса, бесчувственного к боли, вы грызете живые растения.

Если честно, всех вегетарианцев я считаю чудаками и психами; если бы они перестали заниматься глупостями и вспомнили, что Садовники Земли приспособили их тела под определенную пищу, их душевное здоровье от этого только выиграло бы.

Если у вас есть автомобиль, вы же не станете сливать из топливного бака отстой и заливать туда воду на том основании, что бензин просочится под землю и кого-то убьет? Снабжая свой организм пищей, к которой он не приспособлен, вы уподобляетесь человеку, заливающему в бак автомобиля не топливо, а соленую воду.

Если мы пытаемся придерживаться логики и восхваляем вегетарианство, то как мы должны относиться к обычаю срезать цветы и ставить их в комнате? Растения — живые существа; срезая цветы, вы отрезаете их половые органы и втыкаете их в вазочки. Наверное, люди бы страшно расстроились, если бы кто-то вырезал у них половые органы и как усладу для глаз ставил в вазы.

Позволю себе небольшое отступление. В больнице я получил славный подарок. Несколько милых женщин с тихоокеанского побережья США телеграфировали в Сент-Джон торговцу цветами и попросили его принести в мою палату несколько растений. Я очень признателен этим леди за их подарок. Они не оставили обратного адреса, но я все равно определил, где они живут!

Лично я не люблю рвать цветы. Мне очень жаль их. Я люблю целые растения —люблю живые цветы, не мертвые. При виде огромных букетов я всегда думаю: почему бы этому человеку не нарубить себе головок малышей, не нанизать их на колья и не поставить себе в комнату!

Вы когда-нибудь задумывались, в каком состоянии пребывает наша старушка Земля? В ужасном, и вы это знаете. Землю можно сравнить с садом. В ухоженном саду нет сорняков и паразитов, все деревья здоровы, их плоды налиты здоровьем и соком.

Саженцы надо прореживать, больные растения удалять. Время от времени ветви следует подрезать, иногда — прививать новые. За садом надо тщательно ухаживать, не допускать перекрестного опыления тех видов, которые вы не хотите разводить. Ухоженный сад очень красив.

Но вот садовники ушли, оставив сад на год-другой без ухода. За это время сорняки разрастаются, душат и убивают нежные растения, появляются насекомые-паразиты, деревья начинают болеть. Фрукты на них уже не крепкие и налитые, а сморщенные и скукоженные, все в темных крапинках. Заброшенный сад — невероятно печальное зрелище.

Но давайте от садоводства вернемся к животноводству. Приходилось ли вам видеть пони, живущего в болоте? Или стадо коров на плохом пастбище? Эти животные низкорослы, некоторые рахитичны, многие страдают от кожных болезней. На этих бедняг жалко смотреть — до того они маленькие, запущенные и пугливые.

Посмотрите на хороший скотный двор. Там разводят племенной скот, с каждым новым приплодом у животных все меньше изъянов. Там живут породистые жеребцы и породистые коровы, все они крепкие, здоровые, все радуются жизни, на них приятно смотреть — особенно когда понимаешь, что они не бросятся от тебя сломя голову. Они знают, что о них заботятся.

Теперь подумаем о Земле и о людях. Человечество вырождается. Люди становятся все злее, их «музыка» становится все хуже, а фильмы — все неприличнее. В современном мире красота и духовность ничего не стоят, люди перестали ценить хорошую музыку и хорошую живопись, все рушится. Если в мире появляется великий человек, какой-нибудь слабоумный идиот все равно обольет его грязью. Сэр Уинстон Черчилль — один из величайших умов нашего времени; возможно, своим спасением от коммунизма человечество обязано именно ему. Но клеветники обрушились даже на Черчилля — это тоже признак того, что злой дух все больше завладевает нашим миром.

Сад, каковым является наш мир Земля, дает всходы. Сорняки забивают все вокруг. Эти сорняки везде — на улицах, волосатые и неумытые; если вы их еще не видели, то, конечно, слышали их запах — от них разит за километр.

Народы надо прореживать, потом их следует пополнять другими людьми; скоро Садовники Земли придут на очередную проверку и обнаружат, что на Земле установились несносные условия для жизни. И примут какие-то меры. Люди перестанут деградировать. Придет время, когда Человеческие Расы объединятся; не будет больше людей с черной и белой, желтой и красной кожей. В мире будет только одна раса — «Бронзовая», человеческая кожа приобретет бронзовый оттенок.

С приходом Бронзовой Расы в человечество вольется много свежей крови. Люди снова начнут ценить прекрасное, снова вознесут духовные ценности над всеми остальными. А когда люди повысят уровень своей духовности, они снова обретут способность телепатического общения с «Богами» — Садовниками Земли.

Современный человек утопает в пучине отчаяния, в собственной бездуховности — его вибрации столь низки, что его телепатические сообщения не слышат не только соплеменники, но и высшие существа. Но настанет время, и все изменится.

Я не пытаюсь сделать из вас буддистов, христиан или иудеев. Но я заявляю, что людям необходимо вернуться к какой-то религии, поскольку лишь религии под силу привить человеку определенную духовную дисциплину, способную превратить толпу нечестивцев в дисциплинированных и хорошо обученных людей, которые не дадут своей расе погибнуть и уступить место свежей формации новых существ.

Сейчас мир лишен гармонии — в наши дни даже христиане борются друг с другом. Я имею в виду войну в Северной Ирландии между католиками и протестантами: не важно, кто там прав, кто виноват, — представители обеих сторон называют себя христианами, последователями одной религии. Какая разница, как креститься — левой рукой или правой? Это напоминает мне тот эпизод из Странствий Гулливера; когда граждане одной несуществующей страны воевали из-за того, что не могли решить, с какого конца надо начинать чистить яйцо — с тупого или острого! Как христиане могут обращать в свою веру другие народы, если христиане-католики и христиане-протестанты друг с другом воюют?

Глава 10