Тибетский лама

Глава 8

Старый Автор лежал на своей кровати около окна, глядя на опустевший монреальский порт. Теперь суда не часто заходят в порт. Слишком много здесь было забастовок, ограблений и прочих неприятностей, поэто­му многие пароходные линии обходили порт Монреаль стороной.

Лежал Старый Автор и смотрел на поредевшее речное движение, и на оживленное движение на дороге, ведущей к Человеку и Его Миру. Но в этот мир ему не хотелось. Солнце заглядывало в комнату, и маленькая кошечка по имени мисс Клеопатра дремала, свернувшись в клубочек.

Она обернулась к нему и, послав ему улыбку чеширского кота, сказала: «Послушай, и все-таки, почему люди считают, что животные не умеют говорить?»

— Понимаешь, Кли, — отвечал Автор, — людям все нужно доказы­вать, им обязательно нужно взять вещь в свои маленькие горячие ручки и разобрать на части, чтобы потом сказать: «Что ж, возможно, когда-то она и работала, но сейчас можно сказать с определенностью, что нет». Но ты и я знаем, что коты могут разговаривать, поэтому какая разница, что об этом думают другие?

Мисс Клеопатра на мгновение задумалась, потом повела ухом и умыла лапу. «Послушай, — сказала она, — почему люди не понимают, что именно ОНИ — немые? Все животные могут разговаривать телепатически. Поче­му люди не могут?»

Вопрос непростой, и автор не торопился с ответом. Наконец он ска­зал: «Видишь ли, Кли, люди отличаются тем, что ничего не принимают на веру. Ты знаешь, что существует телепатия, и я это знаю, но если другие люди этого по каким-то странным причинам не знают, мы никак не смо­жем убедить их. Понимаешь?»

Автор откинулся назад и подарил лучащуюся любовью улыбку ма­ленькой кошечке, своей неизменной подруге.

Мисс Клеопатра посмотрела прямо на него и подумала в ответ: «Да, но ведь есть способ, есть, ты только что читал про него!» Брови Автора взлетели так высоко, что казалось, на его лысой макушке впервые за много лет появились волосы. Но затем он подумал о книге, в которой рассказы­валось о некоторых опытах.

В университете Невады работали два исследователя, которых звали Р. Аллен и Беатрис Гарднеры. Эти двое, муж и жена, изучали проблемы, связанные с обучением животных говорить, и удивлялись, почему, по всей видимости, животных научить разговаривать невозможно. Чем больше они думали об этом, тем больше не могли ничего понять.

Конечно же, они просмотрели самую очевидную причину: у живот­ных нет необходимости говорить по-английски, по-испански или по-французски. Возможно, они могут ворчать, как плохо воспитанные нем­цы, но речь-то не о немцах.

Супруги Гарднеры по-другому подошли к проблеме. Они увидели, что шимпанзе удается каким-то образом передавать друг другу сообще­ния, и принялись исследовать шимпанзе. Они пришли к заключению, что многие шимпанзе общались между собой при помощи языка жестов, подобно тому как это делают глухие.

Эти люди взяли одного шимпанзе в дом, дали ему полную свободу передвижения по дому и старались обращаться с ним так, как если бы это был человек, может, даже немного лучше, ведь люди не слишком хорошо относятся друг к другу, правда? Но дело не в этом. Итак, эти люди обраща­лись с шимпанзе как с полноценным членом семьи, у него были свои игрушки, его любили, и, кроме того, делали для него еще одно.

В присутствии шимпанзе люди общались только при помощи языка жестов. Спустя многие месяцы он смог передавать свои сообщения (кста­ти, это была шимпанзе-самка) без особых трудностей.

Они обучали этого шимпанзе около двух лет, и шимпанзе выучил знаки, обозначающие шляпу, ботинки и названия многих других деталей одежды, а также много-много других слов. Он также мог сообщить, что хочет пить или чего-нибудь вкусненького. Казалось, эксперимент прошел успешно. Конечно, он еще не закончился. Но у животных нет голосового органа, приспособленного для того, чтобы произносить слова, как это делают люди. Возможно, у животных возникали бы трудности с граммати­ческими разборами или выбором правильного времени глаголов, но если люди настолько глупы, что не способны общаться телепатически, без сом­нения, животным придется общаться при помощи знаков. Факт, причем показательный факт, что мисс Клеопатра и мисс Тадалинка могут донести свои желания и пожелания даже людям, которые не являются телепатами. С Автором, конечно же, у них полное взаимопонимание, и Автор, и сиам­ские кошки, имеют, возможно, даже большие возможности общения между собой, чем обычные люди, не владеющие телепатией.

Неторопливо вошла мисс Тадалинка и сказала: «Вы говорите о еде?» «Нет, Тэдс, отвечала мисс Клеопатра, — мы говорим об общении с людь­ми, и мы решили, что нам очень повезло, что мы имеем дело с человеком, которому можно сообщить, что мы хотим, без использования языка жес­тов».

Мисс Клео взглянула на Автора и сказала: «Надо бы тебе выйти на улицу, ты не выходил из дому уже несколько недель. Почему бы тебе не взять свое кресло-каталку и не спуститься на первый этаж? Сегодня спо­койный день, на улице мало людей».

Автор выглянул в окно. День был солнечный, почти без ветра, но тут его взгляд упал на печатную машинку и белые листы бумаги. Он пробор­мотал подходящее ругательство в их адрес, с усилием приподнялся и пере­сел с кровати на электрическое кресло-каталку.

Это довольно сложно — проехать по коридору, выехать из дверей и въехать в лифт, когда руки заняты управлением электрическим креслом-каталкой, но преодолимо. Автор спустился с девятого этажа на первый. А оказавшись внизу, решил попутешествовать еще, чтобы немного посидеть у реки.

Он проехал по бетонной улице и в конце ее съехал по пандусу, веду­щему в автопарк. Пересек автопарк, поднялся по другому пандусу на тро­туар, почти безлюдный. Мягко переключил рычаг в переднее положение, и кресло-каталка двинулось вперед с пешеходной скоростью.

Внезапно послышался рев работающего на полную мощность мотора, и большая машина переехала на другую сторону дороги. Раздался резкий окрик: «Стой!»

Автор оглянулся в некотором изумлении, и тогда сержант и следова­тель полиции выпрыгнули из полицейской машины, а водитель наполови­ну высунулся из окна.

«Господи Боже! — подумал Автор. — Что же не так на сей раз?»

Сержант и следователь поспешили вперед и встали перед теперь уже неподвижным креслом-каталкой. Сержант, уставившись в землю и поло­жив руки на бедра, проговорил: «Это вы тот автор?»

«Я», — был дан ответ.

Сержант посмотрел на следователя, и следователь отрывисто произ­нес: «Вам нельзя выходить на улицу одному. У вас такой вид, будто вы сейчас умрете».

Разумеется, Автор был несколько удивлен подобного рода приветс­твием, и тихо ответил: «Умру? Все мы когда-нибудь умрем. Со мной все в порядке. Я нахожусь на частной земле и никого не беспокою!»

Сержант полиции принял еще более угрожающий вид и сердито ска­зал: «Меня не волнует, как вы живете. Вам небезопасно одному выходить на улицу. Они мне сказали, — он указал на здание, — что вам недолго осталось жить. И я не хочу, чтобы вы умерли здесь на дороге в мое дежур­ство!»

Автор был настолько ошарашен таким поведением, что просто не мог ничего понять. Да, он болен, иначе не сидел бы в кресле-каталке, но про­сить людей сопровождать его на каждой прогулке — это слишком. Нужно было выполнять и работу по хозяйству, и массу других вещей, а Автор хотел чувствовать себя независимым. Он сказал: «Но я нахожусь на част­ной земле».

В этот раз вмешался следователь: «Нас не волнует, на частной земле вы или нет. Вы выглядите так, будто можете умереть в любой момент. Мы думаем не о вас, а о других людях. Сейчас вы поедете обратно, а я вас провожу». Он взялся за ручку кресла и резко развернул его, да с такой силой, что бедный Автор чуть из него не выпал. Резко толкнув кресло, полицейский скомандовал: «Поехали!»

Люди выглядывали из проезжающих машин, смеясь при виде челове­ка, который не может разобраться с полицией, — человека в кресле-катал­ке, — но, конечно же, эти люди были просто гуляющими, и значит, на что бы они ни смотрели, для них это — просто зрелище. Но у Автора всегда вызывало удивление, что когда бы он ни оказывался на улице в своем электрическом кресле-каталке, там всегда появлялась толпа ухмыляющих­ся кривляк, улюлюкающих так, словно это самое веселое зрелище в мире. Он удивлялся, что же так веселит людей, когда они видят пожилого инва­лида, пытающегося жить свою жизнь, поменьше беспокоя других людей.

Но последовал еще один толчок, и резкая команда: «Поехали!» заста­вила его включить мотор и снова пересечь автопарк, подняться по пандусу и поехать по частной улице. Сердитый полицейский — сзади. У входа в лифт следователь остановился и сказал: «Если вы еще раз выйдете на улицу без сопровождения, мы подадим на вас в суд». Приговаривая: «Старый дурак, совсем из разума выжил!», он отправился к подъехавшей следом полицейской машине.

И вот Старый Автор поднялся обратно на лифте на девятый этаж и въехал в свою квартиру. Дверь закрылась. Теперь, по-видимому, ему зап­рещено выходить одному. И придется жить, как обезьяна на цепи или пес на поводке. Подошла мисс Клеопатра и, запрыгнув на колени, сказала: «Дураки все эти люди, скажи?»

Но нужно было кое-что сделать, нужно было писать книгу и отвечать на письма. Автор мысленно подбросил монетку, чтобы понять, за что взяться в первую очередь. Выпало на письма, и первое письмо из связки оказалось от молодого человек из Бразилии. Этот человек обладал незау­рядным умом и задавал хорошие вопросы.

Вот письмо, которое он написал, а после него — ответ:

«Рио де Жанейро. Дорогой д-р Т. Лобсанг Рампа, я прочитал все ваши книги и очень хочу глубоко изучить все то, о чем вы рассказы­ваете. Но как и у каждого студента, у меня возникают вопросы, и мне хотелось бы, чтобы вы ответили на те вопросы, которые я вам задам.

Прошу прощения за свой не очень хороший английский. Я еще учу его в институте, и многие слова мне приходится смотреть в словаре. Вот мои вопросы:

1. Если я умру, я встречу много знакомых людей. Я увижу их так, как я видел их на Земле. Но меня волнует вот что: действительно ли я был многими людьми на протяжении своего цикла перерождений? И как тогда человек, которого я знал в предыдущей жизни, узнает меня?

2. Почему как раз сейчас такое древнее существо из Тибета, как вы, пришло поведать нам всю восточную мудрость? Почему именно сейчас?

3. Как я могу увидеть Хроники Акаши в астрале?

4. Какое лучшее положение для медитации? Я не могу сидеть в лотосе и не могу сидеть с прямой спиной.

Если вы считаете, что на некоторые вопросы не нужно отвечать, не отвечайте, тогда я найду на них ответы в медитации (надеюсь), ведь я уже нашел ответы на большинство своих вопросов, просто раз­мышляя о них сам.

Вы как свеча в темноте, и я благодарю вас за все. Большое спасибо, д-р Рампа. Фабио Серра».

«Дорогой Фабио Серра!

Просто замечательно! Вы задали мне именно те вопросы, на которые стоит ответить в той книге, которую я сейчас пишу и которая будет назы­ваться «Тринадцатая свеча».

Поскольку я собираюсь использовать ваши вопросы в этой книге, я повторю ваши вопросы, а потом дам ответы. Итак, вот они:

1. Если я умру, я встречу много знакомых, людей. Я увижу их так, как я видел их на Земле. Но меня волнует вот что: действительно я был многими людьми на протяжении своего цикла перерождений? И как тогда человек, которого я знал в предыдущей жизни, узнает меня? Ответ на этот вопрос таков. После смерти вы прежде всего покидаете Землю и направляетесь в место, которое во многих религиях называется «чистилищем». Чистилище — это место, где вы очищаетесь от некоторых вещей. Предположим, вы работали в саду, и вам на лицо и волосы (если у вас есть волосы!) попало немного грязи. Потом вы захотели зайти в дом и пообедать или, скажем, послушать радио. Тогда что вы делаете прежде всего? — Вы посещаете «чистилище». Иными словами, вы идете туда, где сможете помыть руки и лицо и вообще очиститься от грязи и всего проче­го, чего не должно на вас быть.

Во многих религиях «чистилище» изображается как что-то страшное. Я предпочитаю видеть его как небесную ванную, в которой ты омываешь свой астрал, образно говоря, для того, чтобы предстать перед другими людьми, сохранив свою территориальную целостность. Понимаете, когда вы находитесь в астрале, вы показываете свою ауру, и если ваша аура имеет слишком много «грязных масок», это будет видно тем, кто смотрит. Тогда чистилище — это место в астрале, где вас приветствуют друзья, и никогда — враги, потому что, когда вы попадаете на Другую Сторону, вы можете встретиться только с теми, с кем вы совместимы. Когда вы покидаете Землю, вы, очевидно, думаете о своей внешности, какая она была у вас на Земле, и что вы проявитесь в астрале таким же, как вы были на Земле. Поскольку люди, которых вы там встретите, хотят, чтобы их узнали, они также появятся вам в таком виде, в каком вы знали их на Земле.

Не раз человек испытывает подобные ощущения и на Земле. Вы встречаете человека и чувствуете уверенность, что у него на левой щеке родинка, но другой человек может сказать вам: «Да нет, ее удалили год назад». Другими словами, вы видите только то, что хотите видеть, что ожидаете увидеть, поэтому, когда вы попадаете на Другую Сторону, вы увидите людей, которых хотите увидеть, и увидите их в такой форме и цвете, в каких вы ожидаете их увидеть. Простая иллюстрация. Допустим, у вас есть друг — негр, то есть этот человек был негром на Земле тогда, когда вы знали его. Но, предположим, на Другой Стороне он — белый человек. Если он приблизится к вам в таком виде, вы ведь не узнаете его? Поэтому он появляется в виде негра.

Когда вы развиваетесь, ваша внешность меняется. Точно так же, если вы возьмете неграмотного дикаря, сплошь заросшего волосами и с гряз­ными зубами, и хорошенько поскребете его щеткой, так, что он посветлеет, и побреете его и подстрижете, да еще оденете в современный цивили­зованный костюм, он будет выглядеть совсем по-другому, не так ли? Так вот, когда вы попадаете на Другую Сторону и успешно развиваетесь, то обнаруживаете, что ваша внешность меняется — меняется к лучшему.

Вторая часть вопроса? Конечно, женщина, о которой вы спрашиваете, увидит вас, когда вы переместитесь на Другую Сторону, так, как вы себе представляете свой образ. Она увидит вас таким, каким вы были на Земле, и вы увидите ее такой, какой она была здесь. Иначе (повторюсь) вы бы просто не узнали ее.

2. Почему такое древнее существо из Тибета, как я, пришло расска­зать западным людям обо всем? Почему я пришел именно в это время? Это достаточно ясный вопрос, и я отвечу на него. В прошлом многие люди посещали страны Востока. Но ум людей Запада нацелен на материальное. Они живут в настоящем, они полны мыслями о деньгах, материальных приобретениях, власти и преобладании над другими. Это часть культуры Запада. И когда эти люди отправляются на Восток и находят, что многие из лучших умов Востока обитают в телах, которые больны или бедны, или одеты в лохмотья, они не могут понять этого. И когда эти люди, для которых языки Востока не являются родны­ми, которые родились и выросли в условиях другой культуры, берутся за древние Учения, они искажают их, интерпретируя их так, как они (люди Запада) считают нужным. Таким образом, многие переводчики, опреде­ленно, оказывают дурную услугу человечеству, предлагая ложные данные, в которых искажены истинные религиозные представления.

Меня готовили в течение длительного времени. Мне дана была спо­собность понимать Запад, оставаясь человеком Востока. Мне дана была способность писать и ясно передавать свои утверждения людям, которые достойны того, чтобы знать ответы. Мне довелось много страдать, но это дало мне глубокое понимание сути происходящего, более широкий спектр выражения и понимания, и заставило меня относиться с симпатией к западному взгляду на мир. Это сделало меня способным подбирать верные слова для того, чтобы передать правильный эзотерический смысл западно­му читателю.

Это век Кали, век разрушения и изменения, когда человечество всерь­ез оказывается на перекрестке, решая — эволюционировать или дегради­ровать, идти вверх или скатиться вниз до уровня шимпанзе. И в этот век Кали я пришел в попытке передать знания и, возможно, помочь западным мужчинам и женщинам понять, что лучшее решение — все-таки взбирать­ся вверх, а не сидеть неподвижно и скатываться в долину отчаяния.

В своем третьем вопросе вы спрашиваете, как вы можете увидеть Хроники Акаши в астрале. Вот мой ответ.

Когда вы, покинув эту жизнь, попадаете на астральный план, вы отп­равляетесь в Зал Воспоминаний и видите все, что случилось с вами не только в только что оставленной вами жизни, но и в жизнях, которые вы прожили раньше. Тогда вы решаете — возможно, с помощью советников, — что вам нужно для того, чтобы продолжать свою эволюцию. Вы можете решить, что вы хотите помогать другим людям, прибывающим с Земли. В этом случае вы, несомненно, получите привилегию увидеть Хроники Ака­ши для того, чтобы вы смогли помогать другим людям по-настоящему, и поэтому вам будет дана сила увидеть Хроники Акаши. Но я должен сказать вам, что никто не может увидеть Хроники Акаши просто из любопытства.

В настоящее время на Западе есть люди, которые дают рекламу, что за определенную плату они смогут пропугешесгвовать в астрал (вероятно, прямо с чемоданом), запросить Хроники Акаши и вернуться назад со всей требующейся информацией. Конечно, все это совершенная неправда. Они не запрашивают Хроники Акаши, и я сомневаюсь, что они вообще способ­ны сознательно выходить в астрал. Единственные духи, с которыми они консультируются, — это те, что содержатся в бутылках. Поэтому, повто­ряю, вы сможете увидеть Хроники Акаши, только если это необходимо для оказания помощи ДРУГОМУ ЧЕЛОВЕКУ.

Ваш четвертый вопрос очень важный, и мне приятно ответить на него, потому что много людей задают его, многих людей этот вопрос беспокоит. Ваш вопрос:

Какое лучшее положение для медитации? Я не могу сидеть в лотосе и не могу сидеть с прямой спиной.

Совершенно верно! Позвольте мне сказать вам следующее: когда вы дышите, вам не нужно принимать специальное положение, правда? Когда вы читаете книгу или газету, вам не нужно принимать для этого какое-то особое положение. Для чтения вы просто принимаете удобное для вас положение тела. Вы можете сесть в кресло или лечь на диван. Это не имеет значения. Чем комфортнее вы себя чувствуете, тем больше вы получаете удовольствия, тем больше можете впитывать то, что читаете. То же при­менимо и к медитации. А теперь прочитайте это внимательно… не имеет ни малейшего значения, как вы сидите. Можете сидеть, как вам угодно. Лягте, если вам это нравится больше. И если вам хочется лечь свернув­шись, сделайте это. Единственная цель отдыха — это чтобы вы освободи­лись от напряжения. Вам нужно быть свободными от напряжения и воз­буждения, если вы хотите успешно медитировать. Поэтому любое положе­ние тела, которое подходит вам, подходит для медитации.

Вот и все. Ответы на ваши вопросы готовы. Надеюсь, они вам чем-то помогут».

Старый Автор откинулся назад с чувством удовлетворения от хорошо сделанной работы. «Сколько в мире непонимания и неправильных предс­тавлений», — подумал он. Он протянул руку и взял следующее письмо, на этот раз из Ирана. Один вопрос стоит упомянуть здесь в особенности. Этот вопрос звучит так:

«В чем смысл сна в позе лотоса? Что хорошего в этом, кроме умерщ­вления плоти?»

Это действительно весьма болезненное положение. Не имеет ни ма­лейшего значения, сидит человек в лотосе или же лежит на спине. Важно единственное — чтобы человек чувствовал себя комфортно, потому что иначе он будет подвержен разного рода напряжениям и стрессам, отвлека­ющим от отдыха и от медитации. Давайте остановимся на этом подробнее.

Западные люди сидят на стульях. Спят они всегда на мягких кроватях, которые имеют пружины или другие приспособления, которые позволяют частям тела провисать, так что если у кого-то, к примеру, сутулая спина, то мягкий матрац или упругие пружины позволят спине этого человека пог­рузиться в матрац, и тогда вес тела распределится более равномерно. Дело в том, что западные люди имеют систему, которая подходит им, это ИХ система, — система, в которой они родились. И если западный человек хочет сесть, он обычно садится на какое-то подобие платформы, располо­женное на четырех ножках и снабженное подпоркой под спину, чтобы он с него не свалился. Следовательно, почти с рождения западные люди при­учаются к тому, что их позвоночник должен чем-то поддерживаться, и поэтому мышцы, которые в норме должны держать этот позвоночник прямым, оказываются неразвитыми и атрофируются.

То же касается и ног, суставов и т. д. Западный человек привык к определенному положению ног, когда они согнуты под определенным углом, и в других положениях он чувствует себя, конечно же, неком­фортно.

А теперь обратимся к человеку восточному, например японцу. В Японии люди снимают обувь перед тем, как войти в дом, и затем входят в комнаты и сидят на полу. Сидеть удобно на полу можно только скрестив ноги, и одним из вариантов такого положения со скрещенными ногами является так называемая поза лотоса.

В течение многих лет развития японцы нашли, что если подхватить лодыжки и почти завязать в узел ноги, то получается очень удобное положение сидя на надежном основании. И поскольку японец приучается к этому положению с рождения, он сидит в нем без напряжения, не испыты­вая дискомфорта или чего-нибудь неприятного. Кроме того, оказывается, что позвоночник естественным образом выпрямлен про сто благодаря осо­бенностям этого положения.

Возьмите японца, которому никогда не приходилось встречаться с западными людьми, да посадите этого несчастного на стул, и он будет чувствовать себя чрезвычайно некомфортно. У него будет болеть все, что только можно, и при первой же возможности он соскользнет со стула и усядется в привычное для него положение.

Если же взять западного человека и поместить его в японское общес­тво, так что ему придется сидеть на полу со скрещенными ногами, он будет испытывать страшные мучения. Поскольку его связки не привыкли к такому положению, сначала ему кажется, что они могут порваться, а когда приходит время подняться, обычно выясняется, что он этого сделать не может. Обычно он просто падает вперед и спасает свое лицо тем, что подставляет руки. Затем с тяжелыми стонами ему удается как-то подоб­рать под себя ноги, и, задыхаясь, скрипя и ругаясь, он поднимается на ноги, с трудом разгибая спину, а на лице его при этом написана сущая мука.

На Дальнем Востоке сидение со скрещенными ногами — обычная часть повседневного существования. На Западе культура основывается на деньгах и материальных приобретениях. Человек Запада думает больше о «сейчас» — о том, как бы побольше иметь на этой Земле, — поэтому все, что свидетельствует о высоком статусе, является предметом желания. В давние времена короли, императоры, фараоны и им подобные сидели на тронах, поэтому бедные люди брали пару кусков дерева, сбивали их и использовали как импровизированные троны — или стулья. Миссис Смит хотела, чтобы у нее был стул лучше, чем у мистера Брауна, поэтому она покрыла стул красивой тканью, а мистер Джонс хотел чего-то еще лучше. Миссис Смит была очень костлявая, и поэтому набила ткань шерстью. Так и получился первый обитый стул.

На Дальнем Востоке люди были не настолько захвачены деньгами и материальными приобретениями. Вместо этого они пытались скопить «богатства на небесах» или же земной эквивалент этого состояния, и люди вполне довольствовались тем, что сидели на земле. Поэтому с рождения они приучались сидеть на земле. Их суставы были более гибкими, а мыш­цы — приспособленными для этого.

В Индии мудрец сидит под деревом в позе лотоса. Он вынужден делать так, дружище, ведь у него нет стула и, возможно, он никогда и не слышал о таких штуковинах!

Когда западные люди проходят и видят какого-то старика, сидящего под деревом в позе лотоса, они решают, что это мудрец, и таким образом неверно связывают его позу с тем, что он обладает мудростью. А потом вы встречаете какого-то дурака, который, возможно, когда-то видел фотог­рафии Индии или что-то в этом роде, и он идет и пишет книгу «Все о йоге», потому что слышал, как об этом рассказывал его друг, или увидел передачу по телевизору (у Автора нет телевизора; он никогда не был адептом теле­визионной религии).

Подобные авторы нанесли неизмеримый вред истинным метафизи­ческим учениям. Не имея реальных знаний, они копировали труды других и немного изменяли их так, чтобы не нарушать авторские права. А потом многие люди возмущаются теми, кто на самом деле являются новичками в этом деле, не получившими никаких знаний из первых рук. Поэтому авторы — те, которые переписывают, не разбираясь в предмете, — долж­ны быть обвинены в совершенно ложной интерпретации терминов «йога» и т. д. Многие из этих авторов думают, что им нужно умно выглядеть, и они ставят «Шри» перед своими именами. Это то же самое, как если бы парень, живущий на Востоке, стал бы перед своим именем ставить «мис­тер». Если бы эти авторы хоть что-то понимали в этом, они не были бы так глупы, чтобы копировать термины, которых совершенно не понимают,

Многие переводчики пытались брать книги Дальнего Востока и пере­водить на английский, французский или немецкий. Но это чрезвычайно опасно, если переводчик не владеет в совершенстве обоими языками и метафизическими понятиями. Скажем, представления восточной фило­софии — это именно представления, это абстрактные понятия, для кото­рых сложно найти конкретные термины в другом языке, если человек не жил в условиях обеих культур.

Вернемся к позе лотоса. Поза лотоса — это просто поза, которая для индуса, тибетца или японца удобна для сидения. Эти люди не чувствуют себя удобно, сидя на стуле, поэтому они не пользуются стульями. В то же время западному человеку неудобно сидеть в позе лотоса, потому что это непривычное для него положение.

Людям, работающим в цирке, хорошо известно, что для того, чтобы подготовить хороших акробатов, их нужно обучать и тренировать практи­чески с детства. Суставы нужно приучить сгибаться сильнее, чем у обыч­ных людей, потому что у среднего западного человека очень низкая под­вижность суставов. Восточный человек, как обычно говорят, «гуттаперче­вый», _ если быть точным, у восточного человека большая подвижность суставов. Чрезвычайно опасно для западного человека среднего возраста пытаться выполнять упражнения, которые для любого человека Востока являются чем-то совершенно обычным. Очень опасно западному человеку пытаться сидеть в позе лотоса после отвердения суставов.

Человек из Ирана, задавший вопрос о позе лотоса, спрашивал также о символе благополучия Хо Тай.

Ну конечно, Хо Тай — это только один из Тысячи Будд. На Дальнем Востоке существуют представления, а не конкретные термины. Люди не поклоняются идолам, они не поклоняются фигуре Будды. Фигуры просто стимулируют течение мыслей в определенном направлении. Например, Хо Тай — это приятного вида старик с толстым животиком, сидящий в позе лотоса. Но это не означает, что вам тоже нужно обязательно сесть в позу лотоса. Это просто означает, что у этого приятного старика с толстым животиком нет стула, а если бы ему его и дали, он не захотел бы на нем сидеть, потому что ему бы это было неудобно. Поэтому он сидит в наи­более удобной для него позе — вследствие той тренированности, которой обладает его тело, — со скрещенными ногами или в позе лотоса.

Тогда Хо Тай — просто одно из изображений, фигур или статуэток, созданных человечеством в разные периоды. Вы можете сказать, что дос­тижение состояния Буддовости возможно для всех, не важно, король вы или простой человек, не имеет значения ваше положение в жизни, не имеет значения, богатый вы или бедный. Вы можете достигнугь состояния Буддовости, каково бы ни было ваше положение в жизни. Единственная вещь, необходимая для этого, — то, как вы живете. Живете ли вы в соответствии со Срединным Путем, в соответствии с правилом поступать по отношению к другим людям так, как вы хотели бы, чтобы другие поступали по отношению к вам? Если это так, то вы на пути к состоянию Будды.

Все эти дела с Буддой слишком часто неправильно понимаются, так же как и йога, йогин, лотос и т. д. Будда был Гаутама. Гаутама — это его имя. Может быть, будет полезно обратиться к христианской термино­логии: Иисус был человек. Или можно сказать так: Иисус был одним из Христов. Вы можете быть подобны Христу, но вы не можете быть подобны Иисусу, правильно? Точно так же Будда — это состояние, статус, конечный результат. То, что вдохновляло Будду, и то, чего он достиг. На самом деле, это этап эволюции, и все эти разные фигуры, которые многие несведущие люди называют «идолами», являются чем-то совсем иным. Это просто репрезентации, просто напоминания о том, что не имеет значения, аскет вы (Будда Спокойствия) или весельчак (Хо Тай), — все равно вы можете достигнуть состояния Будды, если будете жить в соответствии с правиль­ными представлениями, то есть Срединным Путем, и будете поступать по отношению к другим людям так, как хотели бы, чтобы они поступали по отношению к вам.

Старый Автор откинулся назад, изнуренный работой. Его здоровье становилось все хуже, о чем свидетельствовал и инцидент с полицией, когда захлопнулась еще одна дверь к свободе на Земле. И сейчас он устал от писания.

Он включил на время добрый старый эддистоуновский коротковол­новой приемник и послушал новости в мире, об Индии, Китае, Японии и России. Казалось, что все в мире говорят недоброе друг о друге. «Ах! — сказала мисс Клеопатра. — Зато у нас нет телевизора, и мы не смотрим все эти ужасы западных боевиков. Почему бы не показывать по телевизору хорошие новости вместо секса, садизма и всяких извращений?»

Мисс Клеопатра — мудрая кошка. Она посмотрела вниз и опять при­нялась умываться, хотя чище ее человека редко встретишь. «Послушай, — сказала она немного застенчиво, — послушай, ты ничего не забыл?»

Старый Автор сильно призадумался по поводу того, что же он мог забыть. И почему мисс Клеопатра сказала это так робко? «Нет, — сказал он наконец, — я не думаю, что я что-то забыл, но если ты так считаешь, тогда скажи мне, и мы попробуем с этим разобраться».

Мисс Клеопатра встала и, пройдя по Автору, уселась у него на груди. Это было ее любимое место, с которого она могла шептать ему прямо на ухо. «Послушай, — сказала она, — ты говорил раньше в этом разделе о животных, которых учили говорить, о шимпанзе. Но ты говорил мне как-то раньше, что никогда не следует цитировать что-то из другой книги, не приводя полное название книги и имя автора. Ты забыл об этом?»

Бедный Автор почти покраснел, хотя это было совсем не в его стиле. Он поклонился Маленькой Кошечке и сказал: «Клео, ты совершенно пра­ва. Сейчас я исправлю свою оплошность».

И он сделал ссылку на супругов-исследователей, носивших фамилию Гарднер, которые обучали шимпанзе языку жестов. Информация была получена из 170-й и 171-й страниц книги «Body Language» bу Julius Fast, published bу М. Evans and Co. Inc., New York.

Мисс Клео медленно поднялась, зевнула и, шевельнув кончиком хвос­та, прошлась по Автору обратно и улеглась в ногах. По-видимому, она была чрезвычайно удовлетворена тем, что она выполнила свою роль в том, чтобы ссылка была сделана там, где она должна была быть сделана. Теперь она уютно свернулась в клубочек и задремала. Ее уши тихо подрагивали от радости чистых и невинных снов.

Глава 9