Тибетский лама

Глава 5

Если бы вы смогли прочитать письма, которые я получаю, то дней  через десять вы пришли бы к неизбежному выводу: мои читатели — странные люди. Не ВЫ, конечно, но многие другие читатели, или, скорее, некоторые из них, потому что есть среди них и очень приятные люди.

Я постоянно получаю письма, в которых меня стараются убедить, что я должен больше рассылать бесплатных экземпляров своих книг в публичные библиотеки. Люди пишут, что они не могут себе позволить купить мои книжки и смогут их прочесть только в том случае, если я буду их бесплатно посылать в библиотеки.

Не могу сказать, чтобы я был в восторге от этой идеи. Ведь средс­твом к существованию для человека, который пишет книги, являются только авторские гонорары. Когда выходит моя книга, то, в зависимос­ти от страны, я получаю семь или десять процентов прибыли, но всегда от нижней продажной цены.

Если, например, книга отсылается из Англии, где она стоит совсем недорого, в Америку, то приходится оплачивать почтовые услуги, и я не получаю ничего от высокой цены в Америке. Мой гонорар исчисля­ется от самой низкой цены в Англии, да и то после того, как окупятся все затраты моего издателя.

Время от времени я также вынужден пользоваться услугами пос­редников, на оплату которых уходит около одной пятой из этих десяти процентов. Кроме того, существуют налоги, а автор книги часто вы­нужден платить их вдвойне — в стране, где книга написана, и в стране, где она издается. Так что, поверьте, когда сняты все сливки, автору едва остается «на хлеб».

Кроме того, мне приходится покупать массу различных мелочей — канцелярские принадлежности, конверты, марки и т. д. Позвольте так­же напомнить вам, что автор, отвечающий на все письма, которые к нему приходят, является самым низкооплачиваемым человеком на Земле. Индеец-землекоп, который лениво ковыряет землю в яме пос­реди дороги, получает деньги за то, что он сделал, получает деньги за затраченное время. Оплата юриста или врача также зависит от его квалификации и затраченного времени. А те, кто пишут письма автору книги, прося его о той или иной услуге или подарке, в девяти случаях из десяти даже не присылают почтового конверта для ответа. А если и присылают, то чаще всего это оказывается конверт другой страны. Ведь если конверт приходит, скажем, из Соединенных Штатов, то его невозможно использовать в другом суверенном государстве, например Канаде. И что я должен после этого делать? Оплачивать канцелярские принадлежности? Впечатывать обратные адреса на конвертах? Некото­рые письма приходится печатать на машинке, и это тоже стоит денег. И почтовые расходы надо оплачивать. Так что, согласитесь, те, кто пишут автору книги, часто хотят многого, не отдавая ничего взамен. Как-то раз я получил письмо от джентльмена, который пишет, что купил одну из моих книг и в результате считает, что имеет право полностью рассчитывать на мои услуги. Он пишет, что прочитал в конце книги, что я прошу людей писать мне. Ему и в голову не пришло заметить, что я прошу людей НЕ писать мне!

Как автор, я нуждаюсь в авторских гонорарах, а от тех, кто берут мою книгу в библиотеке, не получаю ни гроша. А именно те, кто пользуются библиотеками, наиболее требовательны. Одна из таких читательниц написала мне, что она прочла какую-то из моих книг и «Теперь вы можете выслать мне полный комплект ваших книг с дарс­твенной надписью. Мне хотелось бы также иметь вашу фотографию с автографом».

Что бы ответили на это Вы, дорогой Читатель?

Часто происходят довольно забавные случаи. Например, я от души веселился, следя за поведением небольшой группы жителей австра­лийского города Аделаиды. Я назвал их «аделаидскими обезьянами». Это небольшая компания, у которой были какие-то неприятности с полицией. Однажды кто-то написал мне, поверяя свои тайны, и спро­сил, не мог бы я поручиться за этих людей. Я ответил, что нет, не могу, и с тех пор начал получать от этих людей дюжины непристойных писем, большая часть из которых содержала фразу «Сим отрекаюсь от Вас». Это скорее позабавило меня, поскольку у нас никогда не было никаких контактов, а как можно отречься от того, с кем ни разу даже не встречался? Позже мне сообщили, что члены этой группировки требуют от каждого, кто присоединяется к ним (о, бедная, несчастная душа!), вписать свое (или просто любое) имя на заранее отпечатанном письме и отправить его мне. Что ж, по крайней мере почтовое ведомс­тво получает какую-то прибыль. Это также неплохо для служителей закона: я переслал целую кипу таких писем вместе с конвертами в полицию Аделаиды, и они сообщили мне, что уже занимаются этими ребятами. А я — с большим интересом жду развития событий. Так что, «аделаидские обезьяны», я посылаю вам свои благодарности и мне очень хотелось бы узнать, как вы можете отречься от того, с кем никог­да не были связаны.

Один житель Ванкувера написал своему другу (который сразу рас­сказал об этом мне), что «Лобсанг Рампа не может быть истинным учителем, потому что в одной из своих книг он написал, что ему не нравятся ирландские сборщики налогов»!

Другая леди, тоже из Ванкувера, узнав, что я очень беден, просто заявила, что я, очевидно, мошенник, потому что если бы я был истин­ным учителем, то деньги текли бы ко мне рекой и я стал бы миллионе­ром. Очевидно, ей даже в голову не приходит, что существуют некото­рые вещи, значительно более ценные, чем золото и бриллианты. Поис­тине, она идет по ложному пути, потому что оккультист, который действительно может помочь людям, никогда не станет делать из этого бизнес. Если кто-нибудь хочет передать деньги в дар, чтобы оказать помощь, это другое дело, но таких людей на Земле меньше, чем зубов у курицы.

Впрочем, я всегда бываю вознагражден. Ко мне обращается мно­жество прекрасных людей. Однажды я получил письмо, в котором один известный «провидец» открыто высказывал мнение, что «Лоб­санг Рампа сделал для оккультного мира больше, чем любой другой человек на Земле». Правда, неплохой комплимент? И я очень высоко ценю его, ведь что бы там ни говорили, я делаю все, чтобы помочь людям узнать, что к чему в этой жизни и после нее.

Да, мое вознаграждение — это хорошие люди. Более десяти лет назад, когда я впервые оказался в Канаде, я получил письмо от одной женщины, и с помощью психометрии* я определил, что это очень приятная женщина. Она спрашивала, нельзя ли ей приехать, чтобы встретиться со мной. В то время у меня была машина — сейчас я уже не могу себе этого позволить, у меня есть только инвалидная коляска, — и я подумал, а почему бы мне не сделать ей сюрприз и не поехать к ней самому. Я так и сделал и встретил действительно прекрасную жен­щину, миссис Валерию Сорок. За последних десять лет наша дружба и взаимная симпатия между ней и моей семьей окрепла настолько, что мы воспринимаем ее уже не просто как друга или человека, пишущего нам письма, но как члена нашей семьи. Мы переписываемся и встреча­емся всякий раз, когда нам приходится бывать в Канаде. Она навещала нас даже тогда, когда мы жили в Монтевидео, в Уругвае.

* Психометрия — способность сообщать сведения о предмете или его владельце через контакт с этим предметом. — Прим. перев.

Прошлой ночью мне позвонила миссис Валерия Сорок, и мы долго говорили с ней по телефону — в Канаде бастовали бесподобные почто­вые работники, и ей пришлось воспользоваться телефоном. Она сказа­ла, что, поскольку я пишу новую книгу, ей бы хотелось, чтобы я ответил на некоторые ее вопросы. Я записал их и сказал, что обязательно сде­лаю это, если она разрешит мне упомянуть ее имя — как человека, который задал их. Кстати, миссис Сорок — специалист по английскому языку. Она с содроганием читает мою неуклюжую прозу и время от времени ей приходится исправлять уж очень неправильные обороты и грубые ошибки. Теперь мне остается только передать привет миссис Сорок и перейти к ее вопросам.

Первый из них: Как преодолеть страх?

Страх? Вы должны знать, чего вы боитесь. Вас пугает Неизвестное? Пока вы не будете точно знать, чего именно вы боитесь, вы ничего не сможете поделать со своим страхом. Страх — губительное чувство, это позорное чувство, способное свести на нет все ваши усилия. Как же преодолеть его? Лучше всего — это просто думать о том, что вас пугает. Рассмотреть под разными углами. Что это такое? Как оно может на вас повлиять? Что, по вашему мнению, оно может вам сделать? Может оно вам повредить физически? Материально? Будет ли это иметь значение через пятьдесят лет?

Если вы тщательно проанализируете свои ощущения, осторожно проникнете в суть вопроса «Почему-я-боюсь?», то обязательно придете к выводу, что бояться-то нечего. Мне еще ни разу не удалось найти ничего, что могло бы напутать, если человек действительно разобрался в сути вопроса.

Вам внушает страх полиция или вы боитесь нашего старого врага — налоговой инспекции? Вас пугает что-то в астральном мире? Я могу вас заверить, что этого не стоит бояться, потому что, если вы проана­лизируете сам объект, условия или обстоятельства, которые вызывают у вас страх, вы увидите, что на самом деле все это совершенно безо­бидно.

Вы боитесь бедности? Чего ИМЕННО вы боитесь? Вытащите это на свет. Это и есть ваш «скелет в чулане»? Вытаскивайте его наружу, снимите с него паутину и попытайтесь рассмотреть со всех сторон. Вы обнаружите, что страх исчез. Помните, если вы не будете бояться, то ничто ни в нашем мире, ни за его пределами не сможет причинить вам вреда. И поверьте мне, люди, живущие за пределами этого мира, гораз­до добрее тех, кто окружает нас на Земле.

Теперь перейдем ко второму вопросу: Каким образом человек может узнать, правильно ли он поступает?

Каждый из нас, каждая сущность в этом мире и за его пределами обладает внутренним «цензором» — той частицей разума, которая дает ему возможность определить, правильно ли он поступает. Только употребление спиртного или наркотиков на время оглушает этого цен­зора, вот почему поведение пьяного или находящегося под действием наркотиков человека может быть очень плохим, намного хуже того, когда его личный цензор находится в рабочем состоянии.

Вы всегда можете определить, правильно ли вы поступаете. Вы чувствуете это. И если вы делаете что-то не так, у вас возникает непри­ятное ощущение, что что-то не так. Лучшим способом оценить прави­льность своих действий является медитация. Когда вы погрузились в медитацию, вы изолированы от остального мира, ваше астральное тело свободно от внешних влияний и вы получаете информацию непосред­ственно от своего Высшего Я. Так что, когда у вас возникают сомнения, медитируйте, и вы узнаете правду.

Миссис Сорок, теперь вы опять должны меня о чем-нибудь спро­сить!

Вы спрашиваете: Как можно развить свои экстрасенсорные спо­собности?

Как ни печально, некоторые люди никогда не смогут этого сделать. Точно так же, как некоторые никогда не смогут научиться рисовать, другие никогда не смогут петь, а если и сделают это, их сразу же попро­сят замолчать. Некоторые люди не могут развить экстрасенсорные способности потому, что они уверены в том, что не могут их развить. Но если кто-то хочет попытаться сделать это, знайте — это совсем не сложно. Обычно вам недоступен весь букет: телекинез, телепатия, яс­новидение, «яснослышание», психометрия и многое другое. Но если вы этому обучались с семи лет, вам все это будет очень легко.

Допустим, вы хотите развить в себе какую-либо разновидность экстрасенсорных способностей. Нам необходимо выбрать что-нибудь одно, поэтому остановимся, скажем, на психометрии. Вы страстно же­лаете освоить психометрию. Вы должны приниматься за занятия, по­добно начинающему музыканту, который хочет обучиться игре на пи­анино. Он играет гаммы и день за днем, неделя за неделей, постепенно продвигается в своем искусстве. И даже достигнув совершенства, он продолжает играть гаммы.

Но вернемся к психометрии. Если вы хотите обучиться психо­метрии, то лучшее, что вы можете сделать, это неделю или две просто убеждайте себя в утвердительной манере, что вы НАМЕРЕНЫ стать специалистом в этой области (или, если хотите, в ясновидении, «яснослышании» или в чем там вы еще захотите). Мысленно представляйте себя протягивающим руку — обычно левую — над каким-нибудь пред­метом и представляйте, что вы видите отчетливую картину или отчет­ливое впечатление об этом предмете.

В течение недели или двух, просыпаясь, думайте о том, что вы наверняка это сумеете сделать. Спустя, скажем, четырнадцать дней, встав утром, дождитесь почтальона, возьмите письма, которые он вам принесет, положите одно из них на стол и просто спокойно протяните над ним свою левую руку — конечно, еще до того, как вы вскроете его. Закройте глаза, сидя в любом удобном для вас положении, расслабив­шись. Представьте себе, что вы ощущаете (а позднее так и будет) необычное воздействие, исходящее от конверта, особое щекотание в ладони и пальцах.

Потом в левой руке появится определенное ощущение. Тогда по­пытайтесь сделать свой разум пустым, чистым, как белый лист бумаги, и наблюдайте, какое впечатление возникает у вас от этого письма. Сначала оно будет грубым, зачаточным. Вы сможете лишь определить письмо как «хорошее» или «плохое», «дружелюбное» или «недруже­любное». Потом вскройте письмо и проверьте, правильным ли было ваше впечатление. Если вы были правы, вы будете быстро совершенс­твоваться, ведь ничто не способствует продвижению вперед больше, чем успех.

Сначала попробуйте проделать это с одним письмом. На следую­щий день возьмите два-три письма или, если хотите, продолжайте упражняться с одним, но попробуйте «почувствовать», о чем оно. Вы должны упорно работать над этим и, когда добьетесь успеха, сможете перейти к гораздо более серьезным вещам.

Когда вы добьетесь совершенства в психометрии — а это всего лишь дело практики, — вы сможете визуализировать или даже в самом деле видеть человека, который написал письмо, и узнавать содержание письма, не вскрывая конверта. Это достаточно простая вещь, но требу­ет тренировки.

Если вы хотите научиться печатать на машинке, вы должны трени­роваться, не глядя на клавиатуру: подглядывая, вы сами себя отбрасы­ваете назад. Когда же вы, наконец, сможете находить нужные клавиши в нужной последовательности, не глядя на них, это придаст вам уверен­ности и дело пойдет быстрее.

То же самое можно сказать и о психометрии: правильная «догад­ка», которая в действительности является правильным впечатлением, укрепляет вашу уверенность в себе, вы чувствуете, что начали продви­гаться вперед все быстрее и быстрее, что ваши ощущения становятся все более четкими, все более подробными.

Но это тяжелая работа, вы должны постоянно упражняться. И очень важно, чтобы в это время поблизости никого не было. Если вокруг, подобно стаду обезьян, будут сновать разные люди, они будут отвлекать ваше внимание и вы не сможете ничего добиться. Так что продолжайте упражняться в одиночестве, пока не овладеете этим мас­терством. Когда же вы достигнете совершенства, то сможете делать это и с помощью рук, и с помощью ног. Даже сидя на конверте, вы сможете определить, что у него внутри!

Нам осталось ответить на последний вопрос миссис Сорок: Как убедиться в том, что урок усвоен достаточно хорошо, так что не нужно опять начинать все сначала?

Поверьте, если вы в самом деле усвоили урок, вы это ПОЧУВС­ТВУЕТЕ. Вы должны помнить, что, покидая эту Землю, вы оставляете на ней все: деньги, вещи, физическое тело, обладающее столь низкими вибрациями. Единственное, что вы заберете с собой, это все то хо­рошее, чему вы научились. Так что если вы усвоили урок-другой, то все, что умеете, — вы возьмете с собой и сможете пользоваться им, нахо­дясь уже По Ту Сторону.

Предположим, у вас возникли определенные затруднения в об­щении с каким-нибудь человеком. Вы решаете предпринять какие-то действия, заставить его повиноваться, но через некоторое время вдруг чувствуете, что вы не в силах совершить эти действия. Такая слабость характеризует вас отрицательно, ставит на вас «черную отметину».

Если вы решились на что-то и уверены, что это правильно, то должны сделать это любой ценой. Если вы начали что-то делать и повернули, это действует как отрицательный фактор, это воздвигнет лишние препятствия на вашем пути, станет причиной возникновения еще больших трудностей, преодолеть которые будет еще сложнее.

Теперь отвечу на ваш вопрос: как убедиться в том, что урок усвоен достаточно хорошо, чтобы больше не нужно было к нему возвращать­ся. Разберитесь, какой образ действий вы считаете для себя правиль­ным, и, приняв решение, не позволяйте ничему увести вас с выбранного пути. Тогда вы всегда будете поступать правильно и необходимости возвращаться к пройденному не возникнет.

Вы также можете следовать старому доброму правилу: «поступай с другими так, как ты хотел бы, чтобы поступали с тобой». Если вы будете так поступать, значит, вы усвоили всеобщий великий Закон и у вас не будет нужды возвращаться назад и начинать все сначала.

* * *

Так что попрощаемся на этом с Валерией Сорок и поговорим о чем-нибудь еще.

Вопросы, вопросы, вопросы! Хорошо, какой же следующий?

В своих книгах вы пишете о сиамских кошках, Кью и Фифи. Как они поживают?

Леди Кью больше нет на этой Земле. С ней было все в порядке, но, когда я оказался жертвой этих абсолютно незаконных и совершенно недозволенных нападок прессы, Леди Кью, которая, как и я, прожила нелегкую жизнь, не смогла перенести всех тягот преследований и поки­нула эту Землю. Сейчас мы встречаемся в астральном мире. Миссис Фифи Грейвискерс тоже покинула эту Землю, ведь она уже совсем состарилась и ослепла. Она достаточно настрадалась от людской мер­зости, теперь этому пришел конец. У нее был удивительно ласковый характер. С ней мы тоже встречаемся в астральном мире. Обе они имеют здесь своих «представителей».

Одна из них, Мисс Клеопатра, настоящая сиамская кошка. Нужно сказать, что она — самое умное животное из всех, с кем я когда-нибудь встречался. Если бы у кошек измеряли коэффициент умственного раз­вития, ей, безусловно, достался бы очень высокий балл. Она — просто золото.

Второй «представитель» — это Мисс Тадалинка, голубая сиамская кошка. Она исключительно добросердечна и по-матерински заботли­ва. По ночам она заходит ко мне в комнату и по-настоящему ухаживает за мной. Обе они — самые лучшие мои товарищи в долгие часы ночной бессонницы.

Никогда никому не позволяйте говорить, что человек в чем-то превосходит животных. Эти двое — Клеопатра и Тадалинка — облада­ют такими характерами, что, будь они людьми, их бы считали святыми.

Другой человек пишет: В одной из своих книг вы утверждаете, что христианская религия переживает свой упадок и в скором буду­щему Ватикана возникнут серьезные проблемы. Не думаете ли вы, что христианство, наоборот, завоюет весь мир?

На самом деле не имеет никакого значения, что я думаю. В дейс­твительности ИМЕЕТ значение только то, что содержится в Вероят­ностях Хроник Акаши. А согласно Вероятностям Акаши, христианству скоро наступит конец. От христиан (а сам я буддист!) уже сейчас можно услышать, что Бог мертв, что Бог перестал заботиться о людях, и про­чую ерунду. Но Бог есть Бог, независимо от того, как вы Его назовете. Это Высшая Сущность, и не важно, какое имя дадут ему люди.

Очень слабым местом христианства является то, что протестанты борются против католиков, а католики борются против всех осталь­ных, и все они до ужаса уверены в том, что не существует иного пути на Небеса, кроме как через двери именно их маленькой церкви. Хроники Акаши свидетельствуют, что в недалеком будущем христианство пос­тепенно исчезнет и возникнет совершенно новая религия. Многие ве­рят, что христианство — самая распространенная религия на Земле. Это вздор, и каждый может в этом убедиться, если пойдет в любую публичную библиотеку и посмотрит на карту, где приведено сравни­тельное количество людей, исповедующих различные религии.

Христианству в его нынешнем виде приходит конец, его место займет новая религия, служители которой будут значительно лучше знать людей, чем нынешние христианские священники, которые пани­чески боятся что бы то ни было обсуждать, а умеют говорить только притчами и избитыми фразами. Для них, людей с гарантированным доходом, нет ничего проще, чем в разговоре с обездоленными нести чепуху вроде «Бог поможет». Но это совсем не так просто для тех, кто сам страдает от бедности. Новая религия будет значительно более со­вершенной. Так что подождем немного?

К слову сказать, раньше меня очень занимала деятельность Армии Спасения. Эти люди прекрасно помогали бедным, но мой личный опыт показывает, что теперь это совсем не так. В наши дни это мелкие люди, отъявленные лицемеры и ханжи, собирающие под свои знамена тех, кому не повезло в жизни. Я говорю это не просто так. Я прошел через всевозможные злоключения, и я знаю, что это такое, когда ты хоть недолго вынужден прожить в приюте Армии Спасения, где тобой по­мыкают ничтожные люди. Я знаю, что чувствует человек, которому кто-нибудь из этих людишек визгливо приказывает: «Пойте, мой доро­гой, вы должны петь и молиться перед тем, как получите свой суп».

Повторяю, что много лет назад представители Армии Спасения делали действительно замечательные вещи для бедных, но за последние двадцать пять лет они, похоже, настолько изменились, что через некоторое время их придется распустить и отправить рыть канавы или что-нибудь в этом роде, чтобы они могли узнать и другую сторону медали. Это мое личное мнение, но оно основано на немалом личном и очень болезненном опыте общения с Армией Спасения.

Упоминание об армии — плохое ли, хорошее или совершенно безразличное, логически приводит нас к следующему вопросу:

Что происходит с этим миром? Почему нас постигла неудача? Что мы делаем не так? Как получилось, что люди все время выступают друг против друга? Можете ли вы объяснить все это?

Думаю, что могу. Я думаю, что объяснить это совсем несложно. Всему виной отсутствие дисциплины. Армия остается армией только тогда, когда в ней присутствует порядок. Когда дисциплина нарушает­ся, армия превращается в толпу. Давайте поговорим об этом попод­робнее.

Каждый человек и каждое общество, будь то маленькая деревня, провинциальный городишко, столица или вся страна, или мир в целом, стоят перед выбором Пути, истинного или ложного. Это напоминает бесконечный экзамен. Знают ли люди ответ? Могут ли они сделать правильный выбор, принять верное решение? Способны ли стать на Истинный Путь?

Увы, бедная старушка Земля пошла по ложному Пути, и то время, которое должно было стать временем отрицания Эры Кали (Кали-Юги), когда все ужасы и разочарования Кали-Юги должны были прек­ратиться, стало временем ее полного расцвета.

Как же это случилось? В 1914 году началась Первая мировая война. Мужчин забрали в армию, а женщины были вынуждены обрезать во­лосы, надеть штаны и пойти работать на фабрики и заводы алчных военных промышленников, где им пришлось выполнять всю мужскую работу. Таким образом они добились того, что раньше жизнерадостно называли «равенством между мужчиной и женщиной».

Какая это чепуха! Ни один мужчина никогда не сможет родить ребенка и ни одна женщина не может стать отцом. Мужчина и женщи­на совершенно разные, и у каждого из них свое назначение в жизни, в эволюции. И, вероятно, роль, которую играет женщина, значительно важнее роли мужчины. Так что женщина обладает равенством, жен­щина всегда обладала равенством. Высшая задача женщины — хра­нить семейный очаг, воспитывать детей хорошими людьми и гражда­нами своей страны.

Когда женщина сидела дома, заботясь о своей семье, этот мир был значительно лучшим местом, в нем было меньше преступлений, забастовок и гражданских волнений. Женщины поддерживали порядок в своих домах, следили, чтобы подрастающее поколение получало надле­жащее воспитание и знания, с которыми оно вступит во взрослую жизнь.

Но потом женщины отправились на заводы, встали за прилавок, сели за руль автобуса и стали выполнять любую работу. И что из этого вышло? Их маленькие дети оказались выброшенными на улицу. Едва начав ходить, они оказывались предоставленными сами себе, были вынуждены сами о себе заботиться, стали питаться не дома, а в плохих столовых и кафе. В компаниях дети и подростки со слабым характером попадали под влияние более волевых и сильных, но более порочных товарищей, и очень скоро появились отряды шпаны, снующей повсю­ду. Они не признавали законов и порядка. Они научились врать и воровать, стали играть в азартные игры, а их преждевременная половая активность стала вызывать беспокойство окружающих.

Родители больше не пользуются авторитетом у своих детей, дети часами отсутствуют днем и ночью, старшие больше не могут за них отвечать. Для этих детей не существует авторитета учителей, они ведут себя как ненормальные. Вырастая, они становятся гангстерами и наем­ными убийцами, и, по моему глубокому убеждению, главная причина этого кроется в том, что их родители были слишком заняты добывани­ем денег, что нужда заставила работать обоих родителей — и отца и мать, а дети — наше будущее — оказались забыты.

Когда оба, жена и муж, идут работать, у них появляется больше денег, а фабриканты, в свою очередь, имеют возможность организо­вать дополнительные рабочие смены, выпустить больше товаров и тоже получить больше прибыли. При этом они очень заботятся о том, чтобы время службы вещи не превысило определенного срока, а наск­возь лживая реклама убеждает вас, что тот или иной предмет вам совершенно необходим.

В автомобилях из года в год изменяются лишь незначительные внешние детали, и делается это только для того, чтобы прошлогодняя машина выглядела полностью вышедшей из моды. Но они движутся по тем же старым дорогам, внутри них находятся те же старые двига­тели, которые с годами не становятся намного лучше. Все, что сейчас нужно человеку, — это жить не хуже других, а еще лучше — держаться хоть на шаг впереди.

Весь мир сошел с ума, и это произошло потому, что мужчины и женщины выжимают эту Землю, как лимон. Здесь, в Канаде, один из членов профсоюза почтальонов (или как они там себя называют), ко­торые организовали забастовку, доставив остальным людям столько неудобств, чтобы добиться тридцатипроцентной надбавки к своему и без того достаточно щедрому жалованью, выступал по радио и дейс­твительно так и сказал, что страна похожа на лимон, а профсоюзы собираются выжать его до последней капли. Пока в стране, во всем мире преобладает такое отношение, ничего хорошего ждать не прихо­дится.

Единственное, что сейчас может спасти мир, — это возвращение к разуму, возвращение к тем взаимоотношениям, когда мужчина будет зарабатывать деньги, чтобы обеспечить семью» а женщина будет ма­терью, она будет оставаться дома, выполняя самую благородную из всех задач — по крохам прививать детям любовь к порядку и воспиты­вать в них духовные ценности, которые они, став взрослыми, смогут, в свою очередь, передать другим.

Мир утратил веру. Множество существующих религий заняты лишь борьбой друг с другом. Взять хотя бы христианство. Казалось бы, христианство должно быть религией добра. А вместо этого представи­тели англиканской и римской церквей считают серьезной духовной победой, если им удается поговорить без взаимных оскорблений. Но ведь оба они христиане! Что произошло с ними? Почему они считают членов любой другой конфессии преступниками, рожденными, чтобы гореть в аду? Какая разница, иудей ты, христианин, буддист или индуист? Каждый исповедует свою веру. И каждая вера достойна уважения. Католический мир слишком сильно напоминает коммунистический: коммунисты всегда пытаются склонить к своей вере каждого, не счита­ясь с тем, хочет он этого или нет. И католики точно так же стараются силой навязать свою веру, даже с помощью ужасных угроз — адских мучений, вечных пыток и прочей ерунды.

Поверьте, не существует ничего похожего на такой ад, все дороги ведут к одному и тому же Дому. Каждый из нас умрет, независимо от его вероисповедания. Неверующий человек умрет точно так же, как и сам Папа Римский. И единственное, что имеет значение, — прожили ли вы свою жизнь согласно своей собственной вере.

Вы не сможете найти откормленного священника, готового отве­тить за ваши грехи. Он не возьмет на себя вину ни за какие ваши поступки. Это можете сделать только вы сами. Вы не просто несете ответственность за все, что совершили и чего не совершили. Вам при­дется отвечать не перед мстительным судьей, готовым навечно осудить вас на адские муки, — ничего подобного! — вам придется отвечать только перед самим собой, и поверьте, не существует более сурового судьи ваших поступков, чем вы сами.

Но каждому из нас опять и опять предоставляется новый шанс. Однако этот вопрос выходит за рамки нашего разговора.

Человек нуждается в духовной дисциплине. Религия — полезная вещь для того, чтобы привить духовную дисциплину, при условии, конечно, что религиозные лидеры не будут враждовать между собой. В наши дни религия превратилась просто в ремесло, так что все ныне существующие религии в скором времени исчезнут, как исчезают тени с заходом солнца, и на Землю придет новая религия, которая поможет людям подняться из тьмы и страданий, в которых они сейчас погрязли. Но время еще не пришло. Последняя Битва еще не началась. Сей­час человечество ждут еще большие беды и страдания этого века — Эпохи Кали, — беды, которые начались с Первой мировой войной, когда женщины покинули свои дома и своих детей, предоставив их воспитание улице.

Представьте, что вы вырастили прекрасный фруктовый сад, для которого не жалели ни труда, ни денег, и вдруг перестали о нем забо­титься. Очень скоро все придет в запустение. Деревья перестанут цвес­ти, плоды станут вялыми и горькими. Человечество чем-то похоже на сад. Люди сейчас — как деревья с подгнившими стволами. Но скоро опять начнется процесс возрождения, и на Землю будет принесена свежая кровь.

Но сначала нас ждут страдания. Весь мир должен пережить своего рода коммунизм. Конечно, не такой, как в Китае, где, кажется, даже часы и автомобили работают благодаря заботе прославленного Мао Цзэдуна и где, если у человека возникает хоть малейшее внутреннее недовольство, ему достаточно просто вспомнить старого Мао и все его беспокойство мигом улетучится!

Нужно смотреть правде в глаза: Землю ждут отвратительные, трудные времена. Все будет охвачено чем-то вроде коммунизма. Каж­дый получит номер и потеряет свое имя и индивидуальность. Все эти забастовки приведут к уничтожению ценностей. Профсоюзы будут набирать все большую силу, и в конце концов они создадут собствен­ные армии из своих рабочих, напоминающих стадо овец, и это будет самым серьезным шагом на пути к гибели Земли.

В конце концов владельцы газет, подобно средневековым баро­нам-грабителям, мобилизуют войска своих «работников пера», и они достигнут еще больших глубин в своих атаках на людей, атаках, кото­рым так трудно противостоять: ведь даже самый посредственный жур­налист имеет право писать на страницах своей газеты все, что ему захочется, а его жертва лишена какой бы то ни было возможности защищаться. Это нечестно и несправедливо. И именно люди этого типа, которых трудно даже отнести к человеческому роду, сегодня правят на Земле и толкают нашу планету все глубже и глубже в про­пасть. И пока мы, живя в этой Эпохе Кали, не коснемся самого дна, — неукротимый дух, живущий в некоторых людях, будет заставлять нас содрогаться. Позор падет на Землю, и тогда восстанет разум и начнет действовать, чтобы дать возможность Земле и людям на ней подняться снова. Но, возможно, нам понадобится помощь людей из Космоса, Садовников Земли.

Наше время — век заказных убийств. Одним из тех, кто пал от руки наемников, был великий религиозный лидер Мартин Лютер Кинг. Он был хорошим человеком и должен был многое сделать на этой Земле. Что же касается остальных, то они были просто политическими деятелями (никому из них я не подал бы руки!), и история еще докажет, что это всего лишь карлики, выросшие до гигантских размеров только благодаря рекламе, рекламной машине устрашающей силы, которая смыла с них зловоние и превратила карликов в гигантов, подобно тому как поставленный за спиной оловянного солдатика фонарь увеличива­ет его тень на стене до огромных размеров. Но тень от игрушечного солдатика — это всего лишь тень, она нематериальна, и на нее можно не обращать внимания.

Мартин Лютер Кинг не был тенью. Он был добрым человеком и нес добро, не только цветным, но людям всего земного шара с любым цветом кожи. Белые люди, преследующие черных, коричневых, крас­ных или желтых, набирают огромное количество кармы, как все вмес­те, так и каждый в отдельности, и что бы они сейчас ни совершали по отношению к цветным, они должны будут искупить свою вину с по­мощью страданий, тяжелого труда и смирения.

Возможность спасти нашу Землю от деградации и позора появится только в том случае, если женщины вернутся в свои дома, начнут заботиться о своих детях и обеспечивать им необходимое воспитание, потому что именно отсутствие воспитания дает возможность наемным убийцам выполнять свою грязную работу. Именно отсутствие воспи­тания делает возможными расовые столкновения, грабежи и насилие. Все это не было столь распространенным явлением, когда женщина в семье была больше чем равной, когда она занимала самое почетное место — место Матери семейства.

Было бы намного лучше, если бы критериями женственности ста­ло: «Хорошо ли ведут себя ее дети», «Как она ухаживает за мужем», «Какую пользу приносит обществу», «Является ли она примером для других». И если да, то ей есть чем гордиться. Сейчас, как ни стыдно в этом признаться, о женщинах больше судят по тому, как развита ее грудь, торчит она кверху или свисает вниз. Насколько доступна эта женщина и сколько раз была замужем. Секс — прекрасная штука, но это называется совсем иначе. Люди, вступающие в такого рода отноше­ния, недоразвиты. Они ничего не знают о ЛЮБВИ, а могут служить лишь производителями потомства. Но самое интересное, что боль­шинство из этих «королей секса» — импотенты, как евнухи, которых по ошибке кастрировали дважды!

Если каждый из нас станет молиться о том, чтобы Великий Учи­тель сошел на Землю и помог навести порядок, этот Великий Учитель придет не с огненным мечом и приведенным в боевой порядок войс­ком, потому что с помощью войны ничего нельзя решить, войны только приносят нищету и создают новые трудности. А все это никому ненужно.

Самый лучший путь — это путь мира, и самый лучший способ установить этот мир — это вернуть женщин в их дома, чтобы они могли научить мужчин правилам хорошего тона. А вам хорошо извес­тно, что они могут это сделать. Вспомните старую пословицу: «Хоро­шая женщина — очень хороша, но плохая женщина — хуже самого плохого мужчины».

Глава 6