Тибетский лама

Глава 4

Успех — это кульминационный момент пути,

резуль­тат тяжелой работы и тщательной подготовки.

— Но почему толпа выходит из-под контроля?

Баттеркап не позволила вопросу остаться незамеченным.

— Вы говорите, что футбольные болельщики становятся неуправ­ляемыми, мы тоже об этом знаем, но почему это происходит, как это происходит, какие механизмы несут за это ответственность?

Старый Человек вздохнул, зная, что обсуждать придется нечто совсем иное, но вопрос есть вопрос, и существует много людей, кото­рые хотели бы узнать, почему, как и т. п.

Вокруг каждого человека существует магнитное поле, о да, конеч­но, надо добавить, его магнитное поле, и при этом с грустью заметить, что слишком часто магнитное поле женского представителя данного вида оказывается сильнее магнитного поля мужского представителя. Возможно, это происходит потому, что жизнь женского представителя всегда сопряжена с большей опасностью. Следовательно, тело каждого окружено магнитным полем. Это не аура, она эфирна, и если вам не слишком легко создавать мысленные образы, попробуйте представить вместо скопления людей скопление магнитных брусков. Естественно, они будут ориентированы в пространстве так же, как и эти люди, скажем, их северный полюс будет направлен вверх, а южный — вниз. Если взять множество магнитов с взаимодействующими полями, одни из которых сильнее, другие слабее, а некоторые, возможно, слегка де­формированы, вместе они образуют поистине огромную силу, оказы­вающую очень сильное влияние на соседние структуры.

Точно так же люди, со встроенными в них магнитами, взаимодейс­твуют между собой. Некоторые магнитные поля искажены настолько, что они оказываются противоположно направленными по сравнению с другими и вызывают «рябь» недовольства, которое может расти и влиять на людей, обычно вполне разумных и уравновешенных.

В толпе футбольных болельщиков каждый более или менее думает об одном и том же — об игре. Как нетрудно догадаться, примерно половина толпы хочет, чтобы победа оказалась на одной стороне, другая — чтобы на другой. Но мы не должны забывать, что все они думают примерно об одном и том же — о «победе». Так что на протяжении всей игры магнитное поле все время усиливается под действием поло­жительных мыслей о «победе». Когда какой-нибудь игрок допускает ошибку, одна сторона приходит в неописуемый восторг и поднимает волну энергии (что приводит к нарастанию энергии), тогда как другая сторона приходит в уныние, вызывая обратный поток энергии, что опять-таки вносит диссонирующую ноту и приводит к нарушению частоты, которую можно назвать основной частотой человеческого рода.

При определенных условиях возникает массовая истерия. Люди, которые обычно ведут себя вполне благопристойно, теряют контроль над собой, начинают совершать поступки, которых потом искренне стыдятся.

Как вам уже известно, у каждого есть внутренний цензор, то есть «тихий внутренний голос, который заставляет нас придерживаться прямого узкого пути», но массовая истерия оказывает влияние на Кундалини человека, вдоль его позвоночного столба начинают двигаться обратные токи (заметьте, именно обратные токи), и они берут верх над положительными импульсами Кундалини, подавляя и временно пара­лизуя внутреннего цензора.

Когда внутренний цензор подавлен, не остается ничего, что сдер­живало бы жажду разрушений, вандализм и ту откровенную дикость, на которую так часто бывают способны люди. Каждое новое действие придает силы этому процессу. Люди забывают, что наносят ущерб самим себе, они получают синяки и ушибы и настоящие раны в руко­пашном бою, сами того не замечая.

Более слабые оказываются на земле, под ногами толпы. Людей охватывает паника, и вся масса устремляется к выходу или к огражде­ниям и прорывается сквозь них, оставляя на своем пути множество пострадавших.

Когда толпа рассеивается, совокупное магнитное поле разрушает­ся и рассеивается тоже, и люди начинают «приходить в чувство». Те, кому удается дойти домой, испытывают горький стыд и сожаления, а те, кого увезла «Черная Мария» или «Черный ворон», остывают в по­мещениях, которые полиция деликатно именует «холодильниками». Холодильники, конечно, представляют собой камеру, где очень быстро остывают горячие головы.

Подобный процесс, хотя и в меньшей степени, может происходить с группой или с посетителями религиозных собраний. Почти то же самое вы получаете, когда вся компания собирается вместе и начинает представлять, что она медитирует, хотя это совсем не так, она создает прямо противоположные токи, от которых больше вреда, чем пользы.

* * *

Леди и джентльмены, те, кто, руководствуясь самыми благими намерениями, пытаются делать людям добро, лучше направьте свое внимание на что-нибудь, что жизненно важно для страждущих.

Пытались ли вы когда-нибудь заниматься так называемым «заоч­ным лечением»? Посылали ли вы Богу молитвы за больных и потеряв­ших надежду? Не считаете ли вы, что подобным образом можете при­нести пользу? Будучи жертвой подобных действий, совершаемых с самыми лучшими намерениями, я хочу заявить решительный протест, защищая страждущих.

Предположим, есть три, четыре, пять или шесть человек, желаю­щих «заочно вылечить» бедного страдальца. У всех у них могут быть самые чистые намерения, но они не знают точной природы заболева­ния, они пытаются применить всеобъемлющее лечение, и, поверьте мне, я определенно пострадал от этого так называемого всеобъемлю­щего охвата.

Крайне опасно ввести в состояние гипноза человека, будучи уве­ренным, что он абсолютно здоров, когда на самом деле он чуть ли не умирает от какой-нибудь болезни. Не менее опасно проводить это «заочное лечение», если вы не являетесь квалифицированным врачом и не знаете природы заболевания и тех побочных явлений, которые оно может давать. Опять мы сталкиваемся с нашим старым другом, или, вернее, старым недругом, Законом Обращенного Усилия, спорить с которым бесполезно.

При некоторых условиях, когда кто-то очень страстно чего-то желает и, не будучи достаточно обучен, концентрирует на этом свои мысли, вместо положительного результата он добивается отрицатель­ного. И когда это делают пять-шесть человек, желающих облегчить страдания жертвы, — о, я знаю, что из этого получается!

Исходя из наиболее печального личного опыта, я вам настоятель­но рекомендую не заниматься заочным лечением, не зная точной при­роды заболевания, не зная тех побочных эффектов, к которым это может привести, не зная всей серьезности заболевания.

Приходилось ли вам когда-нибудь оказаться в действительно пе­ренаселенной местности и попытаться настроить радиоприемник? Вам кажется, что все станции накладываются одна на другую, взаимодействуя друг с другом, и в результате на всех частотах вы слышите лишь нестройную какофонию звуков. Я часто слушаю приемник на корот­ких волнах, сейчас это мое почти единственное развлечение, и иногда все частоты глушат Россия или Китай, и вопли, стоны и извращенные звуки заставляют вас поскорее выключить приемник. К сожалению, нельзя так просто выключить группу людей, когда они вопреки здра­вому смыслу и не согласованно друг с другом пытаются осуществить заочное лечение. Учтите, что эти люди могут руководствоваться самы­ми высокими соображениями, но пока они не приобретут квалифи­кации священнослужителей или практикующих врачей, им лучше бы за это не браться.

* * *

На следующий день водитель такси задал вопрос Баттеркап:

Не кажется ли вам, что в наши дни молодые люди гораздо более понятливы и сообразительны, чем были раньше?

У Баттеркап есть собственное мнение на этот счет, и, думаю, оно совпадает с моим.

Считаю ли я, что в наши дни молодые люди гораздо более понят­ливы и сообразительны, чем их родители в их возрасте? Нет, право, я так не думаю, они значительно более тусклые. Я думаю, в наши дни некоторые из них представляют собой банду эксгибиционистов, выс­тавляющих напоказ свои чувства, расхаживающих с длинными воло­сами в неряшливой изодранной в клочья одежде, а исходящее от них зловоние настолько плотно, что может приподнять вашу шляпу. Но дело не только в этом, слишком многие из них оказываются безнадеж­но глупы.

Когда-то, когда родители, или нет, оставим отцов, когда бабушки с дедушками были подростками, они вынуждены были работать, они должны были учиться и не могли все время сидеть перед телевизором или слушать магнитофонные записи. Они делали вещи, они придумы­вали собственные развлечения. Это приучало их думать. Сейчас моло­дые люди, похоже, не в состоянии понять свой собственный язык, они безграмотны и поистине убоги. Сколько есть детей школьного возрас­та, английский язык которых вообще трудно назвать языком. Они безграмотны, как дикари, которые даже понятия не имеют о школе.

Я считаю, что дети и подростки стали такими потому, что и отец и мать уходят на работу и совершенно забывают, что о подрастающем поколении должны думать те, кому оно придет на смену.

Я также думаю, что за безграмотность и общую умственную вя­лость подростков несут ответственность телевидение и кино. Они показывают выдуманный мир, сказочные особняки, обставленные фан­тастически дорогой мебелью, и создается впечатление, что кинозвезды только и делают, что все время носятся в кадиллаках и все скопом живут со своими возлюбленными. Аморальность не только оправды­вается, она поощряется.

Вот вопрос, присланный одной женщиной:

Облако, которое три дня держится над телом умершего, — это душа или астральное тело? Скоро ли душа оказывается По Ту Сторону?

Да, конечно, душа покидает тело, как только обрывается Серебря­ная Нить, которая соединяла ее с телом, точно так же, как пуповина соединяет ребенка с телом матери. Пока пуповина не отделится, ребе­нок составляет единое целое со своей матерью. Подобным образом, пока не отделится Серебряная Нить, астральное тело соединено с фи­зическим.

Облако три дня, или около того, висит над мертвым телом, потому что должна рассеяться накопившаяся энергия. Представьте себе, что вы собираетесь пить чай. Он налит в чашку, но прежде чем вы сели за стол, вас кто-то позвал. Чай, налитый горячим, постепенно остывает и над чашкой поднимается облачко пара. Подобным образом, пока тело не потеряет энергию, накопленную в течение всей жизни, облако будет кружить над ним, постепенно рассеиваясь. Это вы и наблюдаете в течение трех дней.

Здесь, в Северной Америке, распространен ужасный варварский обычай бальзамировать труп. Мне это напоминает фаршированного цыпленка. Так что я предпочитаю быть кремированным, это куда луч­ше, чем вас будет обрабатывать и вертеть с боку на бок бальзамиров­щик со своими помощниками.

И тут, подобно рассудительной леди, кошка сказала:

«Старый Человек хочет закончить «Зажечь огонь» до того, как будет разожжен огонь».

Я, со своей стороны, хочу сказать, что я надеюсь, они не напишут на двери крематория (когда я буду находиться внутри): «Зажарить сегодня вечером».

Одна леди — я уверен, что это леди, поскольку она пишет в такой элегантной манере, — задала мне еще одну задачу:

«Почему оккультисты всегда говорят — это так, а то этак, но не предлагают никаких доказательств? Людям необходимы доказа­тельства. Почему вы их не даете? Почему мы должны чему бы то ни было верить? Никто не слышал, чтобы Бог произнес хоть слово, и астронавты не видели в небе никаких признаков его присутс­твия».

Доказательства! Это одна из важнейших вещей, но скажите мне, если в царстве слепых оказывается один зрячий, как он может доказать, что существует зрение? Кроме того, какие еще нужно приводить дока­зательства, если люди не верят тому, что находится прямо у них под носом?

Многие выдающиеся ученые (сейчас мне вспомнился только сэр Оливер Лодж) очень интересовались доказательствами, они хотели организовать сотрудничество науки с миром оккультизма. Например, сэр Оливер Лодж, отличавшийся особой духовностью, адресуя свое письмо одной из наиболее весомых английских Ассоциаций, писал в 1913 году:

«Либо мы бессмертны, либо нет. Мы можем не знать своего назна­чения, но есть же у нас какое-то назначение. Наука не может раскрыть человеческого назначения, но она не должна затмевать его».

Он хотел сказать, что, по его мнению, современные научные мето­ды не способствуют получению доказательств. Он также говорил, что верит, что известным ученым разрешат свободно вести свои исследо­вания, без надзирателей и безграмотных критиков, чтобы они могли свести оккультные явления к физическим законам, каковыми они, без сомнения, в значительной степени и являются.

Люди, требующие доказательств, хотят их видеть в виде аккуратно сложенных кирпичиков, они хотят видеть доказательства, и в то же время всю жизнь стараются воспрепятствовать этим доказательствам. Люди, которые, собираясь изучать оккультизм, сразу же хотят получить вещественные доказательства, подобны тем, кто, входя в темную комнату, зажигает свет в надежде увидеть кадры еще несоздан­ного фильма. Их действия определенно тормозят любое предъявление доказательств.

В оккультном мире мы имеем дело с неосязаемой материей, с материей, обладающей чрезвычайно высокими вибрациями, а тот путь, по которому люди хотели бы идти сегодня, напоминает исполь­зование пневматического молота для рассверливания пломбируемого зуба. Прежде чем можно будет представить доказательства в материалистическом понимании, ученые должны научиться понимать, что мо­жет быть и чего быть не может. Бесполезно бросаться, как бык на ворота, стену головой не прошибешь, ведь они пытаются найти нечто, что лежит в основе самого существования человечества. Если люди будут честными сами с собой, если они оторвутся от телевизионных экранов, кинофильмов и всей этой чепухи и начнут заниматься меди­тацией, они сами начнут осознавать, что подобные вещи существуют, они сами осознают свою духовную природу, если допустить, конечно, что их духовная природа не настолько низкая, что ее проявление невоз­можно.

* * *

— Послушай, Старик, — сказала Мисс Тэдди, быстро пробуждаясь от крепкого короткого сна. — Я задам вопрос, на который не сможет ответить ни один человек.

— Прекрасно, Тэддикис. Что это за вопрос? Мисс Тедди села, сложила лапки и сказала:

— Хорошо, вот он: мы, кошки, знаем, как все устроено По Ту Сторону, но почему вы не говорите людям, как им планировать свою жизнь на Земле?

Лично я думаю, что я уже сказал об этом достаточно, и мне не хотелось бы, чтобы Баттеркап набросилась на меня со словами, что я опять повторяюсь, а после того, как я столько писал о самоубийцах, было бы равносильно самоубийству, если бы я начал опять писать о жизни после смерти, так что лучше мне, наверное, назвать свой ответ: «Жизнь до рождения».

По Ту Сторону этой жизни сущность решает, что она должна опять отправиться в школу для прохождения специального курса. Воз­можно, некоторые уроки были выучены прежде и возвращение Домой способствовало тому, что эти уроки были лучше усвоены и в них обна­ружены слабые места. Так что сущность садится и обдумывает все еще раз.

На Земле студенты часто обсуждают свое будущее со своими нас­тавниками, решают, какие курсы необходимо прослушать, чтобы при­обрести определенную квалификацию. Например, медсестра хочет стать хирургом. Безусловно, она обладает некоторыми знаниями по анатомии, так что же ей требуется, чтобы поступить в медицинское учебное заведение? Она советуется, что ей следует сделать еще, а потом отправляется туда. Подобным образом наша сущность, находящаяся По Ту Сторону земной жизни, воспользовавшись квалифицированной помощью, решает, какие уроки ей еще нужны, какие препятствия она должна преодолеть и какие трудности вынести. Потом все очень тща­тельно планируется.

Вы играете в шахматы? Если да, значит, вам должны быть извест­ны шахматные задачи, которые часто печатают некоторые журналы. Перед вами шахматная доска, уставленная пешками, конями, ладьями, и все они находятся в определенных позициях. Вам приходится долго думать, прежде чем ваш мозг разработает путь, который приведет к победе в этой партии.

Примерно то же происходит и с планированием будущей жизни. Устанавливаются все препятствия, формулируются все условия. Чему вы хотите научиться? Хотите вы узнать нужду и научиться ее преодоле­вать? Тогда не стоит идти в богатую семью, не так ли? Хотите вы научиться быть щедрым по отношению к другим или распоряжаться деньгами? Тогда вам не подойдет бедная семья. Вы должны решить, чему вы хотите научиться, и должны решить, какого типа семья лучше всего подходит для этой цели. Идти ли вам в семью торговца или в семью, члены которой владеют какой-нибудь профессией? Или вы хотите оказаться в одной из знатных семей? Нетрудно догадаться, что все это имеет значение.

Как актер на сцене может играть в одной пьесе короля, а в другой — нищего, так и жизнь — все зависит от того, чему вы хотите научить­ся. Вы попадете на то место, в те условия, встретитесь с теми труднос­тями, проблемами и препятствиями на своем пути, которые вы сами выберете. Прежде чем вы вернетесь на Землю, вы установите свои проблемы подобно тому, как составляется шахматная задача.

Итак, вы видите перед собой все свои проблемы, и вместо того, чтобы немедленно сесть, почесать в затылке, или что вы там делаете в подобных случаях, и попытаться взяться за их решение, вы начинаете подготовку. Вы ищете и находите семью, страну, местность, которые больше всего подходят, чтобы воплотить намеченные вами проблемы и разрешить их самим актом своей жизни, преодолев все трудности и испытания.

В конце концов, студент, поступающий в аспирантуру, знает, что ему придется преодолеть некоторые трудности, что ему необходимо заработать соответствующие оценки, иначе придется начинать все сна­чала. Он знает, что должен «отбыть» некоторое время в аудиториях, он это знает и хочет пройти через это, потому что хочет получить квали­фикацию или приобрести знания. Так что, все планируете вы, но никог­да в ваши планы не входит самоубийство. Если вы покончите с собой, это будет означать, что вы бросили школу, что вы потерпели пораже­ние, а если человек бросил школу, он не может двигаться дальше из-за отсутствия квалификации и из-за отсутствия внутренней силы духа. Все без исключения, кто выбывает из жизни путем самоубийства, воз­вращается обратно и начинает все сначала, с новой кучей проблем, выпавших на его долю.

* * *

В следующий раз, когда вы увидите в какой-нибудь газете или журнале шахматную задачу, так тонко расписанную по черным и бе­лым квадратам, вспомните, что подобным образом вы устанавливаете свои проблемы перед тем, как приходите на эту Землю.

Как вы их будете решать? Все ли вы сделаете так, как надо? Не стоит расхолаживаться, надо начинать!

Глава 5