Тибетский лама

Глава 11

Фиф! — сказала Мисс Ку, возбужденно взбегая вверх по лестнице. — Фиф! — воскликнула она, проскочив верхнюю ступеньку и входя в комнату, — Хозяин сошел с ума!

Она хмуро бормотала что-то себе под нос, устремившись в кухню, чтобы раздобыть чего-нибудь поесть.

Хозяин сошел с ума? Я не могла понять, что она имеет в виду, я лишь знала, что он пригласил Мисс Ку проехаться на Риверсайд. И теперь, после часового отсутствия, Мисс Ку заявляет, что он сошел с ума! Я прыгнула на подоконник и задумалась. С реки донесся гудок парохода, который, по словам Хозяина, означал: «Я возвращаюсь в порт».

Послышались мягкие шаги маленьких лапок, и Мисс Ку легко вспрыг­нула и уселась рядом со мной.

— Ему в голову угодил булыжник размером с Хаутский холм, — сказала она, принимаясь за умывание.

— Но, Мисс Ку, — начала убеждать я ее, — что случилось? КАК Хозяин сошел с ума?

— О! — ответила она, — мы так мирно ехали по дороге, как вдруг на Хозяина нашло помешательство. Он остановил машину и осмотрел двигатель.

«Мне не нравится его звук, — сказал он, — я знаю, что-то должно случиться». Ма сидела, как фаршированная утка, и молчала. Он вернулся в машину и, как только мы отъехали, сказал:

«Мы должны отвезти Ку домой, а потом отправимся в гараж и посмотрим, какие там есть другие машины». И вот я здесь, выброшенная, как мусор, в то время как они шастают где-то на моей машине!

Она сердито устроилась на краю подоконника, продолжая что-то бор­мотать себе под нос.

— Вот так-так! О Боже!

Мисс Ку вскочила и принялась танцевать по подоконнику в страшном возбуждении. У меня, слепого существа, не оставалось никакого выбора, как охранять спокойствие, потому что причина возбуждения была мне неизвестна.

— Мяу! — пронзительно закричала она, голос ее становился все выше и выше. — Это самый умный, самый быстрый и великолепный автомобиль! Белый с розовым.

Я продолжала спокойно сидеть, ожидая, пока она успокоится и расскажет мне, что же случилось. Как раз в этот момент я услышала стук автомобильной дверцы и несколько секунд спустя — шаги Хозяина и Ма, подни­мающихся по лестнице.

«Прекрасно! — подумала я. — Теперь я узнаю, в чем дело».

— Да, другая машина, «Меркурий», — говорил Хозяин. — Принадле­жала только одному владельцу, и километраж небольшой. Действительно хорошая машина. У другой, я боюсь, могут возникнуть трудности с распре­делительным валом. А эту мы сегодня испытаем. Не хотите ли пойти пос­мотреть?

Мисс Ку вскочила на ноги и стремительно направилась к двери, чтобы о ней по крайней мере не забыли.

— Хочешь проехаться на новой машине, Фиф? — спросил Хозяин, почесывая мой подбородок.

— Нет, спасибо, — ответила я. — Я останусь с Ма и займусь хозяйс­твом.

Он назвал меня старой консерваторшей и направился вниз по лестни­це. Мисс Ку и Лютик уже сидели в машине. Я слышала, как они отъехали, после чего мы с Ма занялись приготовлением чая к их возвращению.

— Дррр… Дррр… Дррр… — заскрипел телефон.

Ма поспешила ответить, поскольку телефон, похоже, не намерен был ждать.

— О! Привет, миссис Дэрр, — сказала Ма.

С минуту она слушала — до меня доносились едва различимые звуки из телефона, недостаточно громкие, чтобы можно было что-нибудь понять.

— Его нет дома, он хочет опробовать новую машину. Когда он вернет­ся, я ему передам, — сказала Ма.

Она еще некоторое время поговорила с миссис Дэрр, после чего верну­лась к своему занятию. Вскоре мы услышали шаги Хозяина, Лютик и Мисс Ку, поднимающихся по лестнице после того, как они поставили на место машину.

— Звонила миссис Дэрр, — сказала Ма. — Просто дружеский звонок, но у нее возникли некоторые проблемы, кто-то ее подвел с помещением, которое она собиралась снять.

Нам всем нравилась миссис Дэрр. После тяжелой работы на чьей-то фирме она собиралась открыть собственный книжный магазин под назва­нием «Буклэнд» (Книжный мир), в Виндзоре, на Дорвин Плаза.

— Она попала в затруднительное положение, — сказала Ма, — ей негде хранить книги и свои вещи, пока она не переедет в новый магазин на Дорвин Плаза.

Не произнеся ни слова, Хозяин занялся своим чаем, а когда закончил, спросил:

— И сколько же ей придется ждать места?

— Месяц, не больше, — ответила Ма.

— Скажи ей, пусть она зайдет к нам. Она может все свои вещи оставить на месяц в квартире на первом этаже. Мы ее оплачиваем, хозяйка ничего не сможет сказать, пока не появится покупатель.

Ма подошла к телефону и набрала номер…

— Это Рут! — воскликнула Мисс Ку.

— Ку! — сказал Хозяин, — ты не канадка, которые каждого зовут просто по имени, — ее зовут миссис Дэрр.

— Фу! — сказала Мисс Ку. — Для меня она РУТ, а ее маленький джентльмен Сиамский Котенок для меня просто Чьюли, а не мистер Дэрр.

Миссис Дэрр поднялась по парадной лестнице, и, поздоровавшись друг с другом, мы все спустились по лестнице черного хода, чтобы осмотреть квартиру на первом этаже. Хозяин нес меня на плече, потому что он опасал­ся, что по дороге мне придется избегать слишком большого количества ног.

— Вот, это ваше, миссис Дэрр, — сказал Хозяин. — Вы можете здесь держать свои вещи и, если хотите, можете весь день здесь работать. Вы только не должны вести здесь свою торговлю, и вы ничего не должны нам платить. Против этого не смогут возражать ни наша хозяйка, ни Виндзорс­кий муниципалитет. Здесь, как вам известно, нет никаких магазинов.

Миссис Дэрр казалась очень довольной. Она поиграла со мной, и я отблагодарила ее вторым из своих лучших мурлыканий — самое лучшее мурлыканье мы всегда сохраняем для  Своей Семьи. Я знаю, что мистер Чьюли Дэрр сумеет ей это объяснить, когда станет постарше. Пока это действительно маленький котенок, его мордочка и хвост еще совсем белые. Теперь, когда я пишу эти строки, я поняла, что он действительно самый замечательный образец Кота. Недавно Мисс Ку получила от него фотогра­фию, и она очень хорошо и подробно мне его описала.

На следующее утро в квартире на первом этаже появились горы книг. Казалось, с самого раннего утра прибывали люди с огромными ящиками, громко ворча, когда им приходилась с трудом протискивать их через двери. Вскоре после ланча я услышала, что пришли еще люди.

— Телефонисты, — сказала Мисс Ку. — Должен же у нее быть телефон, не правда ли? Каждому дураку это понятно!

Донесся стук молотка и немного спустя раздался телефонный звонок — проверяли телефон.

— Я спущусь вниз посмотреть, все ли в порядке, — сказала Мисс Ку.

— Подожди минутку, Ку, — сказал Хозяин, — дай людям закончить, и тогда мы все спустимся повидаться с миссис Дэрр.

Мне показалось, что самым лучшим для меня было бы раздобыть немного поесть, так как я не знала, как долго это еще продлится. Я обошла кухню, и мне посчастливилось обнаружить там Ма, которая как раз накла­дывала свежую порцию. Я уткнулась в нее головой и потерлась о ее ноги, говоря спасибо. Как жаль, подумала я, что она еще не научилась разговари­вать с Кошками, как это делает Хозяин.

Вскоре после этого Хозяин открыл дверь в кухню, ведущую к черному ходу. Мисс Ку очертя голову бросилась вниз — я уже легко могла справиться с лестницей, зная каждую ступеньку и будучи уверена, что там нет никаких препятствий. Хозяин ОЧЕНЬ твердо стоял на этом, он особенно тщательно следил за тем, чтобы все мои «дороги» оставались чистыми и чтобы мебель всегда стояла на одних и тех же местах.

Я думаю, что именно потому, что Хозяин сам был больше года слепым, он понимал мои проблемы лучше любого другого.

Мы быстро скатились по ступенькам и затормозили у двери миссис Дэрр. Она открыла дверь и пригласила нас войти.

Я подождала Хозяина у двери, потому что не знала, какие препятствия меня ждут дальше. Он поднял меня и внес в комнату, посадив за большим ящиком, так чтобы я могла с помощью носа узнать все новости. Весьма грубые сообщения оставили собаки, другие запахи говорили о том, что дно ящика долго находилось на влажном грунте. На книге я прочла сообщение от мистера (мисс) Стабби Дэрр. «Оно» было бы очень радо увидеть Госпо­дина Чьюли Дэрр. Мисс Ку вздохнула, охваченная счастливыми воспомина­ниями.

— Старый Стабби, очень приятный друг или подруга, — заметила она. — Как ни грустно, когда утрачивается пол, получается какая-то путаница, а бедное старое Стабби имеет оба, что приводит в полное замешательство! Однажды вечером я позвонила в дом миссис Дэрр и не могла удержаться, чтобы не закрыть глаза, — нет, я имею в виду, я не знала, куда их деть.

— Да-да, Мисс Ку, — сказала я. — Но, насколько я понимаю, у него приятнейший характер, и «оно» прекрасно ухаживает за мистером Чьюли Дэрр.

Мисс Ку много ездила в новой машине, «Меркурии», осматривая мест­ные пейзажи, и теперь собиралась отправиться в Лемингтон. Я любила, когда она, придя домой, рассказывала мне обо всем, что видела. Она расска­зывала мне о вещах, которых я больше не могла увидеть сама. Однажды, возвратившись после полудня, она вошла, вся сияя от радости. Слегка под­толкнув меня, она сказала:

— Пошли под кровать, Фиф, я обо всем тебе расскажу.

Я поднялась и последовала за ней под кровать. Мы сели рядышком, поближе друг к другу. Мисс Ку начала свой рассказ, одновременно заняв­шись умыванием.

— Итак, Фиф, мы поехали по большому шоссе. Мы проезжали много ларьков с фруктами и овощами, где люди продавали выращенный ими урожай. Лютик всякий раз восклицала «Ох!» да «Ах!», но Хозяин не останав­ливался. Мы ехали все дальше, дальше и дальше. Мы подъехали к озеру, а потом проехали фабрику, где изготовляют пятьдесят семь видов продуктов! Подумай только, Фиф, подумай, как бы ТЕБЕ понравилось оказаться там!

Я действительно стала думать об этом, и чем больше я думала, тем сильнее росла моя уверенность в том, что ничто, ничто в целом свете, не может быть лучше моего нынешнего дома. Пятьдесят семь видов продуктов — может быть, это и замечательно, но здесь я имею ОДИН вид любви, самый лучший. Одна только мысль об этом заставила меня замурлыкать.

— Потом мы вышли и пошли посмотреть на озеро, — сказала Мисс Ку, — и мы увидели, что вода такая же мокрая, как в Виндзоре, так что мы повернули домой. У ларьков с фруктами Лютик опять восклицала «Ах!», «Ох!», так что Хозяину пришлось остановиться, она вышла и купила эти зловонные веши, от которых летят брызги, когда их надкусывают. Она сияла всю обратную дорогу, все время трогала эти зловонные фрукты и обдумывала, что она будет с ними делать. Потом мы повернули на Уолкервилл, забрали почту, и вот мы здесь.

— Кошки, вам придется заткнуть свои уши, — сказал Хозяин. — Завтра миссис Дэрр будет вывозить свою мебель, она наконец получила помеще­ние на Дорвин Плаза.

— Оу! — пронзительно закричала Мисс Ку. — Ты возьмешь меня посмотреть на это?

— Конечно, — ответил Хозяин, — и Фиф тоже, если она захочет.

Мы спустились вниз по лестнице и постучали в дверь.

Миссис Дэрр открыла и очень любезно пригласила нас войти. Мы обсмотрели все комнаты и обнюхали все ящики с книгами, которые уже были упакованы и готовы к переезду в новый магазин.

— Зачем она их распаковывала, Мисс Ку? — спросила я.

— Как зачем, глупая старая кошка? — ответила Мисс Ку. — Она должна была их просмотреть, чтобы проверить все счета и составить какой-нибудь каталог. ВСЯКАЯ разумная кошка должна это знать. Во всяком случае, я видела, как она это делала.

Я подошла к миссис Дэрр и потерлась об нее, чтобы показать ей, как мне жаль, что ей приходится так много работать. Потом спустились Хозяин и Ма, и мы все вместе отправились в сад нюхать розы.

День спустя между Хозяином и Ма возникла острая дискуссия.

— Цены в этой стране фантастически высоки, так что я ДОЛЖЕН работать, — сказал Хозяин.

— Нет, это вам не подходит, — ответила Ма. — Но жить все равно нужно. Я схожу на биржу труда и посмотрю, что они скажут. В конце концов, я могу писать, я работала на радио, и существует еще масса вещей, которые я умею делать.

Он вышел за машиной.

Ма крикнула ему вслед:

— Ку хочет поехать с нами в Уолкервиль, чтобы отвезти почту.

Вскоре Хозяин подкатил к подъезду, и Ма вышла к нему, неся Мисс Ку. Она села в машину, и они уехали. Они вернулись ко времени ланча и выгля­дели очень мрачными.

— Пошли под кровать, Фиф, — прошептала Мисс Ку, — я расскажу тебе, что случилось.

Я поднялась и отправилась под кровать на наше место для совещаний. Как только мы там удобно устроились, Мисс Ку сказала:

— После того как мы побывали на почте, мы поехали в Отдел трудоус­тройства. Хозяин вышел из машины и зашел туда. Мы с Ма остались в машине. Хозяин вышел не скоро и выглядел так, как будто он сыт по горло. Он сел в машину, нажал на стартер и отъехал, не произнеся ни слова. Мы доехали до места под Посольским мостом — ты знаешь, Фиф, там, куда мы тебя брали с собой. Он остановил машину и сказал:

— Как мне бы хотелось уехать из этой страны!

— Что случилось? — спросила Ма.

— Я зашел, — ответил Хозяин, — и клерк у стойки захихикал и стал издавать козлиные звуки, запустив пальцы в воображаемую бороду. Я подо­шел к другому клерку и сказал ему, что мне нужна работа. Человек рассме­ялся и сказал, что я могу получить только место чернорабочего подобно любому другому ***** П. Л.

— П. Л? — спросила Ма. — Что это значит?

— Перемещенное лицо, — ответил Хозяин, — эти канадцы считают себя посланниками Бога на земле, они думают, что всякий, кто прибыл из другой части земного шара, — бывший каторжник или что-нибудь в этом роде. Ну ладно, но этот человек сказал мне, что я не смогу получить даже место чернорабочего, пока не сбрею бороду. Вошел еще один клерк и сказал:

— Битники нам здесь не нужны, работу мы предоставляем только канадцам.

Мисс Ку остановилась и вздохнула, выражая глубочайшее сочувствие.

— Хозяин носит бороду потому, что он не может бриться. Когда япон­цы избивали его в тюрьме ногами, они полностью раздробили ему челюсти. Я очень хочу, чтобы мы уехали из Канады, по крайней мере из Онтарио, — добавила Мисс Ку.

Мне было так грустно, что этого нельзя описать словами. Я знала, что нет никакой уважительной причины подвергать Хозяина преследованиям. Я встала, прошлась вокруг Хозяина и выразила ему свое сочувствие. Мисс Ку опять позвала меня.

— Ничего не говори об этом Лютик, — сказала она. — Мы не хотим, чтобы она разочаровалась в Канаде. О! Я совсем забыла — она ведь не понимает того, что говорят кошки!

Весь остаток дня Хозяин был очень тихим и мало разговаривал со всеми нами. Когда мы отправились спать, я села у него в изголовье и мурлыкала, пока он не уснул.

На следующее утро после завтрака Хозяин позвал Мисс Ку и сказал:

— Эй, Ку! — Мы собираемся на Дорвин Плаза посмотреть новый магазин миссис Дэрр. Поехали?

— Ура! Да, сэр! — сказала Мисс Ку возбужденно.

— А как ты, Фиф? — спросил Хозяин меня.

— Нет, спасибо, Хозяин, я не поеду, — ответила я. — Я помогу Лютику по хозяйству.

Когда Хозяин, Ма и Мисс Ку поехали навестить магазин миссис Дэрр, Лютик надолго исчезла в ванной, а я сидела на кровати Хозяина и думала, думала.

— Гоп! — пронзительно закричала Мисс Ку, стремительно взбегая по лестнице. — Слушай, Фиф, у нее замечательная квартира. Подожди, я дол­жна сначала что-нибудь поесть.

И она, сминая коврики, бросилась в кухню. Я не спеша спрыгнула с кровати и направилась вслед за ней, старательно выбирая дорогу, старатель­но, потому что боялась споткнуться о какой-нибудь из сдвинутых ковриков.

— Да! У нее и правда замечательная квартира! — сказала Мисс Ку между двумя глотками. — У нее есть открытки на все случаи жизни: позд­равительные открытки на случай, если вы попадаете в тюрьму, открытки для выражения сочувствия, если вы настолько глупы, что приезжаете в Канаду, и открытки, чтобы выразить свою грусть, если вы собираетесь вступить в брак. Любые книги! У нее много книг Хозяина, есть «Третий глаз» и «Доктор из Лхасы».

ТЫ должна туда съездить, Фиф, это прямо по Даугал, потом нужно пересечь железную дорогу и ты увидишь справа на Дорвин Плаза все мага­зины. Хозяин может взять тебя туда в любое время. Французские книги тоже, Фиф!

Я улыбнулась про себя и услышала, как за моей спиной посмеивается Хозяин.

— Как же моя Фиф сможет читать, если она слепая? — спросил он Мисс Ку.

— О! — воскликнула она, испытывая раскаяние. — Я забыла, что эта Старая Курица ничего не видит!

Хозяин заболел. Очень сильно заболел. Мы думали, что он умрет, но каким-то образом ему удалось уцепиться за жизнь. Однажды ночью, когда я дежурила возле него, — все остальные уже давно отправились спать, — пришел Человек с Той Стороны Смерти и стал рядом с нами.

Я привыкла к таким Посетителям, все кошки к ним привыкли, но это был совсем особый Посетитель. Слепые, как я уже рассказывала вам, перес­тают быть слепыми, когда речь идет об астральном мире. Астральное тело Хозяина покинуло земное тело и улыбнулось Посетителю. Хозяин — его астральная форма — был одет в мантию и ризу Высшего Аббата Ламаистского Ордена. Я безудержно замурлыкала, когда Посетитель склонился надо мной, потрепал мой подбородок и сказал:

— Какой у тебя прекрасный друг, Лобсанг.

Хозяин ласково провел своими астральными пальцами по моей шерс­ти, заставив меня задрожать от наслаждения, и ответил:

— Да, она одно из самых преданных созданий на Земле.

Они обсуждали разные вещи, и я отключила свою способность воспри­нимать телепатические мысли, потому что никто НИКОГДА не должен красть мысли других, а слушать их можно только тогда, когда вам это предложат. Однако я успела услышать:

— Когда мы показывали вам Кристалл, мы хотели, чтобы вы написали еще одну книгу, которая бы называлась «История Рампы». Хозяин выглядел грустным, и Посетитель продолжал:

— Что с того, что люди на Земле не имеют веры? Может быть, они не обладают способностью верить? Может быть, ваши книги, заставив их ду­мать, помогут им приобрести такую способность. Даже их собственная Христианская Библия призывает к тому, чтобы они стали как маленькие дети, ВЕРУЮЩИМИ!..

Из астрального тела Хозяина в мерцающей золотой мантии Высшего Ордена донесся вздох, и я услышала:

— Если вы хотите, чтобы я продолжил свой путь и свои страдания, было бы жаль бросить все сейчас.

Раздались легкие шаги Мисс Ку. Я видела, как ее астральная форма выпрыгнула прямо из ее тела, потрясенная видением Сияющих Фигур.

— Чи! — воскликнула она. — И всегда я должна буду чувствовать себя вором, подкрадывающимся тайком? Одного поклона достаточно?

Хозяин и Посетитель повернулись к ней и рассмеялись.

— Мы вас всегда рады видеть, Леди Ку, — сказал Посетитель.

— Это же относится к Старушке Фиф, — сказал Хозяин, обхватив меня рукой. Хозяин больше любил меня, наверное, потому, что нам с ним обоим пришлось перенести много ударов судьбы. Мы — Хозяин и я — были связаны теснейшим образом. Мне это очень нравилось!

Утром Ма и Лютик зашли в комнату, чтобы узнать, как чувствует себя Хозяин.

— Прекрасно, мои дорогие, — воскликнул он, — я собираюсь писать новую книгу.

Его заявление было встречено тяжелым вздохом. Ма и Лютик отправи­лись к миссис Дэрр, чтобы купить бумагу и другие необходимые предметы. Хозяин оставался в постели, и я сидела возле него и ухаживала за ним. Он чувствовал себя еще недостаточно хорошо, чтобы писать, но книга уже ДОЛЖНА была быть написана. И в этот день он ее начал. Он сел в кровати и взялся за пишущую машинку.

— Двенадцать слов в каждой строке, двадцать пять строк на каждой странице — это значит, по триста слов на странице, то есть порядка шести тысяч слов в каждой главе, — сказал Хозяин.

— Да-а, я думаю, этого вполне достаточно, — сказала Мисс Ку. — И не забывай, что в абзаце должно быть не больше ста слов, — добавила она, — иначе это будет утомлять читателей!

Хихикнув, она отвернулась и добавила:

— И ТЕБЕ следует писать книгу, Фиф. Не пускай волка к двери. Лютик не справится, или придут волки и соберутся у ее двери, если она будет продолжать рассказывать свои страшные истории.

Я улыбнулась: у Мисс Ку было прекрасное настроение и это делало меня счастливой. Хозяин протянул руку и потрепал меня за ухо.

— Да-да, Фиф, пиши книгу, а я буду печатать ее на машинке, — ска­зал он.

— Ты должен заняться «Историей Рампы», Хозяин, — ответила я. — Пока что ты успел напечатать только заголовок.

Он засмеялся и перевернул вверх ногами Мисс Ку, которая пыталась взобраться к нему на колени вместо пишущей машинки.

— Иди сюда, Фиф, — позвала она, вскочив на ноги. — Иди и поиграй со мной, пускай Хозяин играется со своей пишущей машинкой. Я слышала, как Ма кому-то говорила:

— Он очень болен, у него была слишком тяжелая жизнь. Я не знаю, удастся ли ему выжить.

Мисс Ку хмуро толкнула меня в бок.

— Как бы она не накаркала, Фиф, — сказала она шепотом, — нужно быть рядом. Я помню, каким ласковым он был, когда умирала моя сестра. Она еще даже не успела до конца вырасти, как заболела и умерла на руках у Хозяина. Она была вылитая твоя копия, Фиф, похожа на толстую барменшу. Хозяин любил мою сестру Сью. О, конечно, — добавила она, — ты тоже завоевала сердце Хозяина. И я — он в восторге от моего ума!

Я запрыгнула на кровать и подошла очень близко к Хозяину. Он перес­тал печатать, чтобы меня приласкать. У него ВСЕГДА находилось время для кошек.

— Не умирай, Хозяин! — сказала я. — Это разобьет сердца всем нам.

Он опять потрепал меня по голове, и я приняла его телепатическое послание. Почувствовав облегчение, я спустилась на пол и свернулась у ножки кровати.

Письма, письма, письма, в которых сообщается о том, что в Канаде НЕТ работы. Неужели им нужны только чернорабочие? Хозяин обращался за работой то в одно место, то в другое, но по их ответам можно было подумать, что канадцы предоставляют работу только канадцам или же тем, кто пользуется политическим влиянием или поддержкой профсоюзов. Кто-то сказал ему, что имеется много рабочих мест в более культурной, более цивилизованной Британской Колумбии, так что Хозяин решил съездить туда и посмотреть сначала, каковы там условия. Он тщательно взвесил свои силы и решил, что Лютик тоже поедет, чтобы присмотреть за ним.

И вот этот день наступил, и они отправились посмотреть, действитель­но ли условия в Ванкувере лучше.

Мало радости, когда любимый человек отсутствует, когда минуты тя­нутся как часы, исполненные печали, и кажется, что целая вечность прохо­дит в ожидании и сомнениях. Дом казался вымершим, даже Ма передвига­лась бесшумно, как в морге.

Тяжесть навалилась на мою душу, я чувствовала, как ее сдавливают холодные щупальца страха, нашептывая мне, что он не вернется, что он болен, — ВСЕ, что вызывает страх и тревогу. Ночью я сворачивалась в его холодной пустой кровати, часто вскакивая, чтобы убедиться, что это не кошмарный сон. Слепой живет внутренней жизнью, и страхи разрушают и холодят его душу.

Мисс Ку играла с напускной веселостью. Ма ухаживала за нами, но ее мысли были далеко. Вокруг царил холод, неумолимо просачивающийся в душу. Я уселась на полученную от него телеграмму и пыталась с ее помощью найти утешение. Наступило время, когда я даже бросила свои записки.

Достаточно сказать, что, когда дверь открылась и Хозяин снова оказал­ся рядом со мной, я опять почувствовала, как меня переполняет любовь. Моя старая грудь готова была разорваться от радости, и я мурлыкала так долго и громко, что у меня заболело горло.

Я все время путалась под ногами, тычась головой и стараясь потереться обо всех и обо все, что мне попадалось.

— Не ставь себя в глупое положение, Фиф, — увещевала меня Мисс Ку, — можно подумать, что ты маленький котенок, только что появивший­ся на свет, а не старая кошка — пра-пра-прабабушка. Твое легкомыслие меня поражает!

И она чопорно уселась, аккуратно сложив свои лапки перед собой.

Хозяин рассказывал Ма о своей поездке, рассказывал также и нам, если мы слушали вместо того, чтобы мурлыкать, потеряв голову. Лютик чувство­вала себя неважно, поездка и перемена пищи выбили ее из колеи, и она лежала в постели.

— Мы прибыли в аэропорт Торонто и через четыре с половиной часа были в Ванкувере. Не так плохо, если учесть, что расстояние между ними составляет пять тысяч миль. Мы летели на высоте семи миль над Скалисты­ми горами.

— Что такое Скалистые горы, Мисс Ку? — спросила я шепотом.

— Глыбы больших камней со снегом наверху, — ответила она.

— Ванкувер встретил нас очень дружески, и правда — очень милое место, — продолжал Хозяин. — Но там тоже очень много безработных. Он отличается от Онтарио, как Рай от Ада. Если нам повезет, именно там мы будем жить.

Вдруг стремительно влетела Мисс Ку.

— По-моему, Лютик умирает, — произнесла она, задыхаясь, — позвать владельца похоронного бюро?

Хозяин и Ма направились в ее спальню, но оказалось, что бедная Лютик всего лишь испытывает страдания от волнения и от перемены климата и пищи. Хозяин был рад заверить Мисс Ку, что владелец похоронного бюро НЕ потребуется!

— Посмотри! — сказал Хозяин, обращаясь к Ма. — Я увидел это в Ванкувере и не мог удержаться, чтобы не купить. Это обязательно должно понравиться миссис Дэрр, и я купил это для нее.

— Фиф! — возбужденно сказала Мисс Ку. — Он достал маленькую фарфоровую фигурку женщины, она очень похожа на миссис Дэрр. Тот же цвет волос, тот же тип лица, и так же, как миссис Дэрр, одета в кринолин. Хозяин! — воскликнула Мисс Ку. — Это наверняка вобьет ее в Старую Королевскую Дорогу!

Я расхохоталась — слэнг Мисс Ку был поистине интернационален, ей были известны даже все самые худшие слова по-французски! Когда мы улеглись спать этой ночью — я рядом с Хозяином, — я чувствовала, что мое сердце готово разорваться от счастья. Никогда больше грохот маневрирую­щего поезда не будет казаться угрожающим. Теперь, когда железнодорож­ный состав медленно продвигался вперед, в каждом глухом ударе вагона о соседний, казалось, слышалось: «Он ВЕРНУЛСЯ, ха-ха! Он ВЕРНУЛСЯ, ха-ха!» Я потянулась и осторожно коснулась руки Хозяина, а потом уснула.

Следующие несколько недель Хозяин был очень занят своей «Историей Рампы». Ночью приходили особые Посетители из астрального мира и долго говорили с ним. Как писал Хозяин в своих книгах, смерти не существует, «смерть» — это просто процесс нового рождения, начало другой формы существования.

Кошке все это очень сложно объяснить. Но это так просто, так естест­венно. Как объяснить процесс последовательных вдохов и выдохов или процесс ходьбы? Как объяснить зрительный процесс? Это так же трудно объяснить, как трудно объяснить то, что смерти нет. И так же легко объяс­нить то, что жизнь есть, как то, что смерти нет.

Хозяин — и кошки — всегда могут наблюдать астральный мир и гово­рить с людьми из астрального мира.

Пришло время подумать о новом месте для жизни. Виндзор ничего не мог нам предложить. Здесь не было возможности устроиться на работу и «Виндзорский пейзаж» был скучным и неинтересным. Несколько деревьев украшали площадь, которая была в основном занята самой отсталой индус­трией. Воздух был влажным из-за огромных отложений соли, находящихся под тем местом, где был расположен город. Как-то Мисс Ку очень уместно заметила:

— Ей-богу, этот Виндзор — просто свалка отбросов!

Мы изучали карту, читали книги и, наконец, решили переезжать на Ниагарский полуостров. Ма поместила объявление в газетах в надежде най­ти подходящий дом. Приходили ответы, но большинству тех, кто собирался сдать дом, наверное, казалось, что ИХ дом построен из золотых кирпичей, если судить по той плате, которую они запрашивали.

Мы сказали кузине нашей очень милой виндзорской хозяйки, что мы уезжаем, и она стала изображать преувеличенную грусть. Наконец пришло время Великой Уборки. Любимым занятием Лютика было играться с рыча­щим пылесосом, и это было для нее чудесным оправданием, чтобы эта штука ревела целый день. Хозяин был помещен в постель, так как в прош­лом у него были три приступа коронарного тромбоза, а кроме того, он страдал от туберкулеза и других болезней. Работа над «Историей Рампы» отняла у него много сил. Миссис Дэрр, которая пришла нас провожать, говорила Ма:

— Я отвезу вас и кошек в любое время, когда вы захотите. А доктора Рампу, может быть, сможет отвезти Шила.

Мы всегда полагались на миссис Дэрр в подобных вещах. Я знала, что Чьюли ее полностью поддерживает.

Мы собирались найти меблированную квартиру, чтобы таким образом продать свою мебель, которая была почти новой. Но никто не хотел поку­пать ее за наличные.

Канадцы предпочитают обращаться к денежным кредиторам, которых они называют «Финансовыми компаниями», считая, что это придаст делу больше престижа. Получая займы от этих денежных кредиторов, канадцы обычно по купают безвкусные вещи и еженедельно платят огромные суммы. Однажды Мисс Ку мне сказала, что видела рекламу «любая машина за взнос десять долларов».

Наконец Хозяин и Ма услышали об очень милом молодом человеке, который собирался жениться, так что они решили отдать большую часть мебели в качестве свадебного подарка. Предварительно Ма навела справки и убедилась, что стоимость перевозки мебели непомерно велика. Мы соби­рались взять несколько особенно любимых вещей и договорились с транс­портной фирмой.

Мы с Мисс Ку были очень рады, что наши «Козлы для пилки дров» поедут с нами. У нас были старые Козлы для пилки дров, которые мы использовали как «Пилку для ногтей» и «Платформу для прыжков». У нас существовал договор с Хозяином, согласно которому мы обещали не цара­пать мебель, пока наши Козлы будут с нами. Посетители иногда изумлялись, увидев среди мебели Козлы для пилки дров, но Хозяин говорил:

— Никогда не заботьтесь о том, что думают люди, мои Кошки прежде всего!

Спустившись в сад, Мисс Ку громко позвала:

— Эй! Кот-Через-Дорогу, иди сюда!

Вскоре кот вышел через черный ход, посмотрел налево и направо на движущийся транспорт и проскользнул через дорогу. Он остановился, при­жав свой нос к решетке ограды, ожидая, что скажет Мисс Ку.

— Мы собираемся уезжать, Кот, — сказала она, — мы уедем туда, где быстро течет вода. У нас будет дом с деревьями. У тебя нет деревьев, Кот!

— Это должно быть замечательно всюду ездить, как вы, Леди Ку! — заметил Кот-Через-Дорогу. — Сейчас я должен уходить, но когда вы прибу­дете на новое место, я вам пошлю телепатограмму.

На следующее утро пришли грузчики за мебелью, которую мы собира­лись взять с собой. Вещи снесли вниз по лестнице и погрузили в фургон, который, по словам Мисс Ку, был большой, как дом. Вскоре большие двери захлопнулись, взревел мощный двигатель, и наше имущество отправилось в путешествие.

Теперь мы должны были сидеть на полу, как наседки. Я теперь ни на что не могла запрыгнуть — вокруг не было ничего, что для этого подходило бы!

— Эй, Фиф! Мы не попрощались с чердаком, — сказала Мисс Ку.

Я вскочила на ноги и бросилась вверх по лестнице догонять ее. Вместе мы взобрались на балки, которые поддерживают крышу дома. Эти балки были сделаны из ореха — дерева, которое обычно растет в тех местах, где живут индейцы. Они ЗАМЕЧАТЕЛЬНО подходят для того, чтобы точить когти. Мы с Мисс Ку постарались безупречно наточить кончики своих когтей, потом выскочили через маленькое отверстие возле трубы, куда люди не могут пролезть.

— До свидания, пауки! — сказала Мисс Ку. — Теперь вы можете сплес­ти еще большую паутину, но нас вы все равно не поймаете!

Мы в последний раз покачались в пыли под досками пола — некоторые из них электромонтеры оставили поднятыми — и опять бросились вниз по лестнице, с трудом переводя дыхание.

Снаружи остановилась машина. Мисс Ку прыгнула на подоконник и завопила:

— Входи, Рут, ОПЯТЬ ОПАЗДЫВАЕШЬ, КАК ОБЫЧНО! Что с вами случилось, СВИНЦОВЫЕ НОГИ?

Миссис Дэрр поднялась по лестнице, и мы приветствовали друг друга. Затем все, кроме Хозяина, взяли мелкие вещи и снесли их вниз в машину. Хозяин был очень нездоров, и в задней части нашей большой машины для него имелось нечто вроде кровати. Так как Хозяин был болен, за руль села Лютик, и они отправились, собираясь совершить путешествие в два этапа. Ма, миссис Дэрр, мисс Ку и я собирались сделать двести пятьдесят с чем-то миль за один день. Скоро все было готово к отъезду.

— До свидания, Хозяин, — сказала я, — увидимся завтра.

— До свидания, Фиф, — ответил он. — Не вздумай волноваться, все будет хорошо.

— О’кэй! — сказала Мисс Ку. — Покатили!

Мисс Дэрр сделала какое-то движение ногами, и машина тронулась. Через железнодорожный мост, мимо почтового отделения Уолкервилля и дальше вверх, оставив слева Виндзорский аэропорт. Я знала этот район, но вскоре мы оказались на незнакомых дорогах, и получаемая мною информа­ция стала зависеть от Мисс Ку.

— Впереди Сен-Томас! — завопила Мисс Ку.

О Господи! Я думала, мы попали в аварию или умираем. Как мы ехали, что увидели Святого Томаса?

— Мы собираемся немного перекусить, Фиф, как только преодолеем этот перекресток, — заметила Мисс Ку.

Потом я вдруг все поняла, и мне стало стыдно за свою глупость: Сен-Томас — это маленький городок. В Канаде небольшие поселки называются местечками, а более крупные — городами.

Мы ехали в течение нескольких часов, и наконец Мисс Ку сказала:

— По некоторым признакам мне кажется, что мы уже близко, да, вот отель Форт Эри. Впереди вода, Фиф, другой конец озера.

— Мы приехали, Мисс Ку? — спросила я.

— К моему большому огорчению, нет, — ответила она, — нам предс­тоит еще несколько миль.

Я опять устроилась на своем месте.

Машина повернула влево, а потом резко вправо. Двигатель замедлил свои обороты и остановился. Из горячей выхлопной трубы раздавалось легкое потрескивание. Какое-то мгновение все молчали, потом Мисс Ку сказала:

— Вот мы и прибыли, Фиф. Собирай свои вещи.

Ма и миссис Дэрр вышли из машины и перенесли меня и Мисс Ку в дом. Мы еще раз оказались во временном доме. Теперь я беспокоилась, как доедет Хозяин, но это должно было произойти не раньше чем завтра.

Глава 12