Тибетский лама

Глава 12

Мы должны поспешить, Фиф! — сказала Мисс Ку. — Хозяин и Лютик прибудут завтра, и мы должны успеть ознакомиться с каждым дюй­мом нашего жилища, прежде чем они будут здесь. Следуй за мной! Она повернулась и повела меня в комнату.

— Это гостиная, — заметила она. — Прыгай сюда — здесь высота три кошачьих роста — и ты окажешься прямо перед окном.

Она провела меня по комнате, обращая внимание на те места, которые представляли особый интерес. Потом мы побродили по комнате, которая должна была быть спальней Хозяина и моей.

— Сквозь деревья я вижу воду, Фиф, — сказала Мисс Ку.

И как раз в это время внизу раздался ужасающий грохот, ревущие, скрипящие и грохочущие звуки перемешивались со свистом. От страха мы подпрыгнули в воздухе, и, опускаясь вниз, я не попала на кровать и упала прямо на пол.

— Черт и пятьдесят Котов! — воскликнула Мисс Ку. — ЧТО ЭТО ТАКОЕ?

К счастью, мы услышали, как Ма говорила миссис Дэрр:

— О! Я думаю, что это насос, все воду качают из озера. Почувствовав облегчение, мы вернулись на место, больше не о чем было беспокоиться, звук я уже запомнила.

— Здесь какая-то решетка, Фиф, — сказала Мисс Ку. — Наверное, для того, чтобы через нее стекала вода, когда затопит дом или что-нибудь в этом роде.

Тут мы услышали приглушенный шум внизу, и в нас ударил горячий воздух — это было похоже на дыхание великана. Мы повернулись и, спаса­ясь бегством, бросились под кровать, решив там дождаться, чем это кон­чится.

— Фу ты! — сказала Мисс Ку с отвращением. — Это всего лишь венти­лятор для подогрева воздуха. Сначала я подумала, что за нами пришел самый большой кот на свете.

— Фиф! — Мисс Ку слегка толкнула меня в бок (я в это время дрема­ла). — Фиф, снаружи есть небольшая роща. Я надеюсь, Старый Человек позволит нам там играть, когда он опять встанет на свои задние ноги.

Я почувствовала грусть, вспомнив, что Хозяин еще где-то в пути и прибудет не раньше завтрашнего дня. Чтобы отвлечься от этих мыслей, я встала на ноги и стала бродить вокруг, стараясь тщательно прочувствовать свой путь. Откуда-то доносилось «тук-тук» — это ветки, раскачиваемые ветром, ударяли по крыше.

В квартире не было ничего замечательного, она была совсем «захуда­лой», но это было лишь временное жилье. Это было место, которое нам не хотелось бы назвать «домом», мы не стали бы здесь жить постоянно, даже если бы нам его отдали.

В эту ночь мы рано отправились спать. Миссис Дэрр должна была утром возвращаться обратно в Виндзор. Мы с Мисс Ку надеялись, что она некоторое время побудет у нас, но, подумав немного, мы поняли, что ее книгам одиноко без нее, да и мистер Чьюли Дэрр уже превратился в прек­расного молодого Сиамского Кота и требует ее внимания.

Ночью стонал и грохотал насос, тяжело дышала и пыхтела нагреватель­ная система. Снаружи под ночным ветром, дувшим с озера, поскрипывали и шелестели листьями деревья. Среди ночи Мисс Ку подползла вплотную ко мне и прошептала дрожащим голосом:

— Вот так-так! Это место, где живут привидения, Фиф, со всеми этими большими деревьями, и только что я видела огромного паука, который смотрел на меня!

Ночь, казалось, тянулась бесконечно, и когда я уже начала думать, что она никогда не кончится, я услышала, как с деревьев доносится тихое щебе­тание птиц, строящих свои дневные планы о поиске пищи. Где-то под окном шумно царапалась белка. Я поняла, что приближается день.

Зашевелилась Ма и неохотно встала, чтобы встретить новый день — день, когда очень многое нужно было сделать, чтобы привести квартиру в порядок. Мы с Мисс Ку бродили вокруг, стараясь вспомнить, какие места мы еще не обследовали. Мы знали, что под домом находится большой подвал, но Ма сказала нам, что мы не должны спускаться вниз, пока не приедет Хозяин, потому что там стоят насосы и разные предметы, которые жужжат, и гудят, и движутся. Мы лениво направились в переднюю комнату и запрыгнули на подоконник.

— В первый раз вижу такое! — воскликнула Мисс Ку. — Здесь есть вороватая белка, нет, СОТНИ белок, которые поедают наши деревья! — Она в раздражении подняла свою лапу, и, чтобы отвлечь ее, я сказала:

— Что здесь есть симпатичного, Мисс Ку?

— О, совсем захудалое место, — ответила она, — деревья нужно подре­зать, грунт очистить, дом необходимо покрасить — обычные работы в этих грудах хлама, которые приходится снимать. Почитаешь рекламу — и сразу начинаешь думать, что въезжаешь во дворец. А посмотришь — и начина­ешь сомневаться, доживет ли эта груда мусора до следующей зимы.

Остаток утра был очень тяжелым, пришлось двигать мебель, чтобы убрать в помещении, и только мы с Мисс Ку могли объяснить Ма и миссис Дэрр, как это делать. Мы совсем уже выдохлись, когда Мисс Ку посмотрела в окно и сказала:

— Приехали Хозяин и Лютик.

Как раз время прощаться, — сказала миссис Дэрр, — мне пора возвращаться, или у меня будут неприятности!

Весь день мы оставались дома и работали. На следующий день погода была солнечная и жаркая. Хозяин сказал:

— Идите сюда, Кошки, отправимся в сад!

Он поднял меня и посадил к себе на плечо. Мисс Ку уже танцевала у двери от возбуждения. Мы вышли, и Хозяин опустил меня на землю рядом с деревом.

— О-о! — пронзительно закричала Мисс Ку. — Деревья такие большие!

— Я привыкла взбираться на такие деревья, Мисс Ку, — ответила я, — такие деревья были у нас во Франции.

— Г-р-р-р! — раздалось сердитое рычание Кошки-из-Дома-Сзади. — Вы *****, Иностранные Кошки, ни на что не похожи. Старая слепая кошка никогда в жизни не взбиралась на дерево, только канадские кошки умеют это делать — да как! — Она повернулась и насмешливо закричала Смотри­телю Кошек из местной Организации:

— Эти иностранные штучки для нас, кошек, просто деревенщина, они не умеют взбираться на деревья!

— Вот как, Канадская Кошка? — ответила я. — Позвольте мне показать вам, как слепая кошка МОЖЕТ взбираться на деревья!

Широко расставив передние лапы, я обхватила ими ствол дерева и стала взбираться, как я это привыкла делать в недобрые старые времена во Франции. Поднявшись на двадцать пять или тридцать футов, я растянулась во всю длину на ветке дерева.

Выбежала обеспокоенная Ма, Лютик тоже вышла, зовя «кис! кис! кис!». Они устремились к задней стене дома, где стояла приставная лестница. Хозяин стоял под деревом, чтобы поймать меня, если я упаду. Прибежали Ма и Лютик с лестницей, Хозяин схватил ее и приставил к стволу. Потом он осторожно поднялся, нежно приподнял меня и посадил себе на плечо.

— Глупая Старая Кошка! — сказал он тихо. — Где это слыхано, чтобы слепые кошки лазили по деревьям!

Я почувствовала раскаяние, я слышала, как тяжело бьется его сердце и сразу вспомнила о его коронарном тромбозе. Но все же я ПОКАЗАЛА этой глупой канадской кошке!

Мисс Ку повалилась на спину и долго хохотала.

— О, Фиф! — воскликнула она наконец, справившись с приступом веселья. — Это самое смешное зрелище, какое мне довелось видеть за последние годы, ты перепугала полдюжины белок вокруг — они прыгали прочь, как сумасшедшие. Кошка-из-Дома-Сзади бросилась прочь со ско­ростью молнии, а Собака-из-Дома-Рядом — вслед за ней. Ты самая ловкая, Фиф!

Она так развеселилась, что все качалась на спине и никак не могла остановиться.

— Нужно проверить твои мозги, Фиф, — сказал Хозяин, — если у тебя вообще есть мозги.

И все-таки мне было хорошо от сознания, что старая слепая Французс­кая Сиамская Кошка смогла заставить хохотать Мисс Ку.

Хозяин и Ма часто брали нас с Мисс Ку в лес и позволяли играть среди деревьев. Зная, что кошки непредсказуемы, Хозяин всегда держал пристав­ную лестницу под рукой! Земля кишела змеями, и это приводило в восторг Мисс Ку. Мне приходилось быть очень осторожной, так как я боялась наступить на одну из них. Там был Джентльмен Лесной Сурок, который жил в норе возле старого-престарого дерева. Я много раз разговаривала с ним. Мисс Ку рассказывала, что он обычно сидел у двери своего дома и следил за нашими упражнениями. Конечно, мы соблюдали дистанцию, так как мы не были представлены, но мы были к нему очень расположены, и он так много нам рассказал об этих местах и их обитателях, живущих на деревьях и на земле.

— Остерегайтесь Енота, — сказал он, — когда он раздражен, он может быть довольно груб, и он сбивает спесь с любой собаки. Ну хорошо, мне пора идти вниз и заниматься уборкой!

Он исчез, и Мисс Ку сказала:

— Фу! Что за странное и мерзкое имя «Енот»?

— Боюсь, что я не смогу объяснить тебе, Мисс Ку, — ответила я. Некоторое время она сидела молча, потом, рефлекторно почесав за ухом, заметила:

— Ма собирает картинки с животными с коробок с чаем. Я посмотрю их, когда мы вернемся домой. Енот? Хмм!

Мы вернулись домой, и Лютик принялась сметать пыль. Мы всегда старались уйти прочь, когда она Сметала Пыль. Мы всегда опасались, что она сметет нас. Когда у нее в руках была щетка для сметания пыли или пылесос, ей все казалось грязным. Мисс Ку крутилась рядом, и я слышала, как падают на пол вещи.

— Что ты делаешь, Кью? — спросила Лютик слегка раздраженно.

— Пошли в спальню, Фиф, — сказала Мисс Ку, — не придавай значе­ния замечаниям Лютика, у нее плохое настроение, потому что провод пыле­соса сказал «пафф» и не хочет работать.

У нас была лодка, которую Хозяин взял напрокат, и однажды после обеда, когда высоко в небе светило жаркое солнце, он сказал:

— Пошли, возьмем кошек на озеро.

— Только не меня, Хозяин, — ответила я взволнованно, — меня нужно исключить!

— О, поехали, Фиф, нельзя быть такой неженкой! — сказал Хозяин.

Ма взяла Мисс Ку, а Хозяин взял меня. Мы спустились на тропинку, ведущую к озеру, Хозяин подготовил лодку и крепко держал ее за прочный канат, чтобы она не могла уплыть. Ма и Мисс Ку вошли в лодку, после чего Хозяин посадил туда меня. Лодка покачнулась, раздалось один-два всплеска, и я почувствовала, что мы движемся.

— Я не хочу включать двигатель, — сказал Хозяин, — шум может быть для них слишком сильным.

Мы медленно плыли по озеру, и Мисс Ку сидела впереди и пела:

«Я — кошка-мореплаватель».

К несчастью, ее пение внезапно прекратилось, и она сказала:

— Ой! Кажется, у меня начинается морская болезнь!

Хозяин дернул за кусок веревки, и рядом с нами взревел мотор, напугав нас, как маленьких котят! Лодка пошла быстрее, и это вызвало у Мисс Ку такой интерес, что она забыла о своей болезни. Обращаясь ко мне, она громко закричала:

— Мы в двадцати футах от Америки, Фиф, это Великий Остров. И это Великое Плавание!

К сожалению, солнце зашло за тучи, и Хозяин решил отвезти нас до­мой. Я была очень рада, потому что мне не нравилось, думать, что вокруг столько воды. Я не видела никакого смысла в том, чтобы плавать в этой штуке, которая может вызвать морскую болезнь, мне казалось, что у нас и так хватает неприятностей, чтобы навлекать новые. Мы вернулись домой и сели пить чай. Вечера становились короче, поэтому мы все раньше отправ­лялись спать.

Мы с Мисс Ку сидели на подоконнике в спальне Хозяина. Снаружи доносились разнообразные ночные звуки. Внизу, под досками пола, полевая мышь говорила о том, что ей нужно позаботиться о пище в связи с прибли­жающейся зимой. Внезапно Мисс Ку припала к подоконнику, и из ее горла вырвалось глухое рычание.

— Черт возьми! — воскликнула она. — Здесь ходит огромный кот в полосатой футболке!

Ее прервал очень приятный телепатический голос:

— Вы и есть те самые заграничные Леди Кошки, о которых я столько слышал?

— Конечно, Крошка, — ответила Мисс Ку. — А кто вы, черт возьми? Голос раздался опять, и в нем слышалась легкая насмешка:

— Я Енот Раку, я здесь живу и не пускаю по ночам бродячих собак.

— Очень рады с вами познакомиться, — ответила Мисс Ку, — особен­но, когда между нами такое толстое стекло!

— О! Меня вы можете не бояться, — ответил Енот Раку, — я всегда уважаю интересы жильцов. Ну, мне пора отправляться по своим делам.

— Мисс Ку, — сказала я, — мне кажется, что он очень приятный джентльмен, на кого он похож?

Она подумала с минуту, потом устроилась поудобнее, чтобы присту­пить к умыванию, и только после этого произнесла:

— Он похож на огромного кота, самого большого из всех, что тебе когда-нибудь приходилось видеть. Большего, чем многие собаки. Весь его хвост такой полосатый, как будто на нем отпечатались полоски влажной краски с какого-нибудь ящика. А его когти!.. — Она сделала паузу, чтобы подчеркнуть размеры его когтей, а потом добавила: — Его когти похожи на ту штуку, которую Лютик использует для того, чтобы сгребать листья. О! ОЧЕНЬ приятный джентльмен, если держаться от него на хорошем рассто­янии и так, чтобы между нами находилась кирпичная стена.

Тут опять донесся ГОЛОС:

— Эй! Я забыл вам сказать — спокойно пользуйтесь лесом, если вы хозяева этого дома, мы вам будем очень рады!

— Я думаю, нам оказывают большую честь, — ответила я. — Я попро­шу Ма пригласить вас как-нибудь к нам на чай.

— Прекрасно! — воскликнула Мисс Ку. — Думаю, я должна пойти поискать сумку. Завтра я очень занята, Хозяин собирается взять меня с собой в Риджуэй, мне необходимо кое-что купить, — и она отправилась к Ма спать.

Быстро наступили холода. Листья стали осыпаться, издавая сухой ше­лест, белки, которые успели разлениться за время обманчивого осеннего тепла, неистово рылись в кучах листьев в поисках желудей. Лютик сгребала листья, разговаривала с листьями, вдыхала их запах.

Листья продолжали падать в невероятном изобилии. Над всеми дома­ми вокруг и над далеко раскинувшимися парковыми зонами стоял дым от сжигаемых листьев, который поднимался высоко в небо. Воздух стал хо­лоднее, теперь только Хозяин выходил на улицу без пальто. Лютик закуты­валась так — как любила говорить Мисс Ку, — как будто она находилась на Северном Полюсе.

Проснувшись однажды утром, мы увидели снег, который плыл по озе­ру, сугробами лежал перед домом и делал дороги непроходимыми. Со страшным ревом и стуком прошли снегоочистители, их скребки скользили и вибрировали на обледеневшей поверхности дороги.

После того как выпал снег, ударил мороз. Озеро замерзло, соседняя бухта превратилась в твердую ледяную массу. Появились сумасшедшие ры­баки со своими специальными инструментами для пробивания дырок в слое льда толщиной в несколько футов, чтобы можно было сидеть, дрожать от холода и делать вид, что ты ловишь рыбу.

Каждое утро дороги покрывались свежим снегом и движение останав­ливалось. За окном свирепствовали и завывали снежные бури. Однажды ночью остановился водяной насос.

Хозяин встал с постели в два часа ночи и отправился на озеро, захватив большой железный лом и тяжелый молоток. Ма встала и достала котелок для чая. Я слышала удары молотка и звуки разбиваемого льда.

— Мисс Ку, — спросила я, — что все это значит?

Если Хозяин не сможет разбить лед вокруг того места, где насос забирает воду, у нас зимой вообще не будет воды. Видишь ли, Фиф, сейчас так холодно, что все озеро замерзло. Старый Человек собирается раскопать лед, а потом мы должны будем держать кран постоянно слегка открытым.

Я вздрогнула. Похоже, что эта Канада — холодная безжалостная странa, лишенная всех тех прелестей цивилизации, которые есть в Европе.

С наступлением холодов Ма каждую ночь выносила еду для диких животных, которые иначе могли бы умереть от голода. Мистер Енот был нам очень признателен и каждую ночь подходил к нашему окну. Приходил также Мистер Канадский Барсук, но самое интересное событие произошло с Мышью Роуз! Однажды Лютик что-то стирала в подвале, когда подошла очень приятная изысканная мышка и села на ее ногу. (Мисс Ку говорит, что это лемминг, но для меня мышь тоже звучит достаточно хорошо.) Эта Мышка крепко привязалась к Лютику, и Лютик, по-видимому, тоже привязалась к ней. После случая с обезьяной Лютик нас ничем уже не могла удивить.

— Мы должны помнить о наших манерах, Фиф, и не кушать друзей, — сказала Мисс Ку.

Лютик и Мышь Роуз вместе проводили в подвале много приятных минут. Мы с Мисс Ку заверили ее, что не причиним ей вреда, так что она не обращала на нас никакого внимания, а бродила вокруг Лютика. Это было САМОЕ трогательное!

Зима сменилась весной, и мы были рады покинуть наше жилище и переехать поближе к магазинам. Для Хозяина до сих пор не находилось никакой работы. В отчаянии он написал премьер-министру Канады, министру по делам иммиграции и министру труда. Никого из них это нисколько нe заботило.

Эти министры оказались еще хуже своих коллег в других странах. Я думаю, это потому, что Канада такая некультурная и недружелюбная страна. Теперь мы живем надеждой заработать достаточно денег, чтобы покинуть Канаду!

Я сидела на подоконнике в нашей новой квартире и вела дружескую беседу с Кошкой, которая пробегала мимо отеля. Я рассказывала ей о наших приключениях.

— Ах, Фиф! — сказала Мисс Ку. — Ты должна написать книгу! Я хорошенько над этим подумала, и в ночной тишине, когда мы оба не спали, я решила обсудить это с Хозяином.

—Хозяин! — сказала я. — Как ты думаешь, я могла бы написать книгу?

— Конечно, можешь, Фиф, — ответил он, — ты очень смышленая Бабушка-Кошка.

— Но я не умею печатать на машинке, — возразила я.

— Ну что ж, ты будешь диктовать ее мне, а я напечатаю ее для тебя, Фиф, — сказал он.

Утром мы сели рядом с ним, он открыл пишущую машинку, серую «Олимпию», на которой уже был напечатан «Третий глаз», «Доктор из Лха­сы» и «История Рампы». Он открыл машинку и сказал:

— Иди сюда, Фиф! Начинай диктовать!

Так с его одобрения и с помощью Мисс Ку я наконец закончила эту книгу. Она вам понравилась?

Книга 6. Ты вечен!