Тибетский лама

Глава 9

Ура! Ура! — с восторгом воскликнула Мисс Ку. — Какой замечательный, мощный автомобиль! Ее голос становился все выше и выше, пока она не завизжала:

— И ЭТО МОЙ НОВЫЙ АВТОМОБИЛЬ! Он едет сюда! Она все сильнее вжималась носом в стекло окна на кухне.

— Великие Коты! — наконец выдохнула она. — Закрытый верх, Фиф, голубого цвета — цвета твоих глаз — и с белой крышей. Классно! Хозяин просто умница, что приобрел такую штуковину!

«Мне нужно набраться терпения, — подумала я, — и подождать, пока она расскажет мне еще что-нибудь». Слепому иногда очень тяжело зависеть от благосклонности других. Как она сказала? Машина цвета моих глаз? Меня это ОЧЕНЬ поразило. Да еще и с белым верхом. Наверное, это замечательно выглядит и выгодно оттеняет голубой цвет. Но вот я услышала, как хлопну­ли дверцы машины — значит, скоро войдут Хозяин и Ма. Послышались шаги на тропинке, затем открылась противомоскитная дверь и пружина со скрежетом захлопнула ее. Они пришли: Хозяин и Ма. Лютик быстро сбежа­ла вниз по лестнице, соскучившись не меньше, чем мы с Мисс Ку.

— Выйдете посмотреть? — спросил Хозяин у Мисс Ку и меня.

— Нет уж, спасибо, — ответила я. — Мисс Ку все мне расскажет, когда вернется.

Хозяин и Лютик, у которой восседала на руках заботливо укутанная Мисс Ку, вышли к машине. А я телепатически улавливала мысли Мисс Ку, как она того и хотела.

«Шикарно, Фиф, до чего славно пахнет кожей. И коврики, в которые можно ХОРОШЕНЬКО запустить когти. Великие Кузнечики-Прыгуны, да здесь же целые АКРЫ стекла, и есть замечательное местечко у заднего окна. Прокатимся с ветерком, би-би, Фиф, пока».

Кое-кто поговаривает:

— Что ж, миссис Грейвискерс, почему бы вам все время не общаться с помощью телепатии?

Ответ на этот вполне уместный вопрос прост: если бы все кошки пос­тоянно и в полную силу пользовались своими телепатическими способнос­тями, то в «эфире» стоял бы такой галдеж, что никто ничего бы не понял. Людям ведь тоже приходится как-то регулировать работу своих радиостан­ций, чтобы те не мешали друг Другу.

Кошки же просто настраиваются на длину волны той подружки, с которой хотят пообщаться, и расстояние при этом не имеет значения. Но зато эту весточку слышит всякая кошка, которая настроена на ту же волну, так что о конфиденциальности не может быть и речи.

Желая поговорить друг с другом вблизи, мы пользуемся речью, а к телепатии прибегаем лишь для общения на дальних расстояниях, передачи весточек и широкого оповещения кошачьего сообщества.

Зная длину волны той или иной кошки, которая определяется основ­ной частотой ее ауры, можно общаться с нею где угодно, причем разный язык здесь нисколько не помешает. НИСКОЛЬКО? Ну, не то чтобы очень. Люди, как, впрочем, и кошки, обычно думают на своем родном языке и проецируют мыслеобразы, созданные непосредственно на основе своей культуры и своего представления о вещах.

Не стану извиняться за слишком подробные объяснения, поскольку если моя книга даст людям хоть малейшее понимание кошачьих проблем и мыслей, то это будет чрезвычайно полезно.

И человек, и кошка видят одно и то же, но с разных точек зрения. Человек видит стол и то, что на нем. Кошке видна лишь нижняя сторона столешницы. Мы смотрим снизу вверх, почти с уровня земли. Мы видим сиденья стульев снизу, нам открывается вид из-под автомашины, челове­ческие ноги возвышаются, словно деревья в лесу. Для нас пол — это обшир­ная равнина, где там и здесь расставлены огромные предметы и снуют неловкие ноги.

Где бы кошка ни находилась, перед нею открывается примерно одина­ковый вид, так что другой кошке будет вполне понятен смысл послания. Вот читать мысли людей — это совсем другое дело, потому что они все видят с точки зрения настолько несхожей с нашей, что мы временами теряемся в догадках. Кошки живут вместе с расой гигантов. Люди же живут с расой карликов.

Лягте на пол, положив голову на лапы, и тогда вы все увидите глазами кошки. Кошки норовят забраться на мебель и даже на стены, чтобы увидеть мир, как видят его люди, и понять приходящие к ним мысли.

Человеческие мысли неуправляемы и излучаются повсюду. Только лю­ди вроде моего Хозяина умеют управлять излучением своих мыслей, чтобы те не «заглушали» всех прочих.

Хозяин как-то рассказывал нам с Мисс Ку, что много-много лет назад люди общались с помощью телепатии, но затем стали использовать во зло эту способность и в конце концов утратили ее.

В этом, по словам Хозяина, заключен смысл Вавилонской башни. Как и мы, люди прежде пользовались устной речью для бесед в тесном кругу и телепатией — для дальних разговоров и группового общения. Теперь, ко­нечно, люди — по крайней мере их большинство — пользуются только устной речью.

Людям никогда не следует недооценивать кошек. Мы наделены умом, сообразительностью и многими способностями. Не пользуясь «рассудком» в общепринятом значении этого слова, мы зато пользуемся «интуицией». К нам это просто «приходит», мы УЗНАЕМ ответ, не давая себе труда на его поиски. Многим людям это покажется невероятным, но, как сказал однаж­ды Хозяин:

«Если бы люди, прежде чем соваться в космос, занялись изучением ЭТОГО мира, то впоследствии им и в космосе было бы легче. А не будь разума, не было бы и НИКАКИХ механических штуковин, потому что все они придуманы разумом».

Некоторые наши предания повествуют о великих делах между людьми и кошками в те далекие времена, когда люди еще не утратили дара телепатии и ясновидения.

НЕУЖЕЛИ кого-нибудь из вас позабавила мысль о том, что и у кошек есть свои предания? Почему бы тогда не посмеяться заодно и над цыганами, преданиям которых не одна сотня лет? Кошки не умеют писать, да нам это и не нужно, потому что мы храним в памяти все происходящее и можем заглянуть в Хронику Акаши. Многие цыгане тоже не умеют писать, но столетиями передают свои легенды из уст в уста.

Да и кто понимает кошек? Может быть, ВЫ? МОЖЕТЕ ли вы сказать, что кошки не наделены разумом? Поистине, вы живете рядом с племенем, которого не знаете, потому что мы, кошачий народ, и НЕ ХОТИМ, чтобы нас знали. Надеюсь, что когда-нибудь мы с Хозяином напишем книгу ко­шачьих преданий — то-то подивятся ей люди! Но все это весьма далеко от того, о чем я сейчас пишу.

Солнышко уже хорошо пригревало меня сквозь кухонное окно, когда вернулась Мисс Ку.

— Бррр! — сказала она, входя. — На улице холодно, Фиф. Хорошо, что в машине есть обогреватель!

Тут она вышла, чтобы слегка подкрепиться после увлекательной про­гулки в новой машине. Я тоже решила, что неплохо бы перекусить, зная к тому же, что ей будет по душе моя компания.

— Какая вкуснота, Фиф, — сказала она, — пожалуй, после прогулки у меня разыгрался аппетит. Тебе бы тоже неплохо прокатиться, и тогда ты съешь даже больше, чем сейчас, — если это возможно!

Я посмеялась вместе с ней, так как никогда не скрывала, что люблю вкусно поесть. После стольких лет полуголодной жизни очень славно иметь возможность поесть когда вздумается. Усевшись умываться после обеда, я попросила:

— Расскажи-ка мне о новой машине, Мисс Ку.

Она на минутку задумалась, моя лапкой за ушами и расчесывая усы.

— О цвете я тебе уже рассказывала, — промолвила она, — теперь, думаю, тебе хочется узнать, как все было. Ну, сели мы в машину, и Хозяин все о ней рассказал Лютику и мне. Хозяин и Ма поехали на автостоянку и пересмотрели там множество машин. Управляющий хорошо знает Хозяина и потому показал ему одну очень хорошую. Хозяин попробовал ее на ходу, она ему понравилась, и он ее купил. Ну а старого «монарха» продали. Нем­ного погодя Хозяин собирается взять нас на прогулку и специально для тебя будет ехать помедленнее.

Горлопан опять завопил во всю мочь:

— Хочуехать! Хочуехать! — орал он.

Лютик побранила его, хоть и очень ласково, за этот гвалт. Горлопан свихнулся, уж это мы точно знали. Вечно он на все жалуется.

— Когда мы отвезем его обратно? — спросила Лютик Хозяина.

— Ура! — взвизгнула Мисс Ку, подскочив от радости. — Старую Про­тивную Мартышку увезут, и теперь кругом будет сухо! Хотела бы я, чтобы у НЕГО замерз краник!

Прошлой ночью нагрянул сильный мороз, и у нас замерз водопровод. Как не раз замечала Мисс Ку, Горлопан был самой мокрой на свете мар­тышкой.

— Надо будет позвонить и сказать, что мы привезем его обратно, — сказал Хозяин, — нельзя же просто так свалить это создание на ничего не подозревающий мир, словно снег на голову!

Ма спустилась по лестнице к телефону. Хозяин НИКОГДА, если мог, не пользовался телефоном, так как нередко вместо слов читал мысли собесед­ника, — а это совершенно разные вещи! После нескольких случаев, когда Хозяин улавливал не то значение, что надо, было взято за правило, что по телефону будут говорить Ма или Лютик.

Ма выступала в роли «делового менеджера», так как Хозяин считал, что для этого она больше подходит. И за всеми счетами тоже следила Ма, но только потому, что так хотел Хозяин.

— Да, они возьмут его обратно, — сказала Ма и мрачно добавила: — Но денег не вернут!

— Что же нам делать, Шила? — спросил Хозяин.

Лютик так расстроилась, что начала заикаться и шаркать ногами.

— Ну, — сказала она, — он так и не поправляется, да и здесь ему явно не по душе. Может быть, он просто боится кошек, или ему было бы лучше в доме, где их нет. Давайте отвезем его обратно!

— ТОЧНО? СОВЕРШЕННО точно? — настаивал Хозяин.

— Да, ему же будет лучше, если мы отвезем его назад.

— Хорошо, сейчас я выведу машину. Хозяин встал и вышел в гараж.

— Ненавижу! Ненавижу! — взвыл Горлопан. — Хочуехать! Хочуехать!

Огорченная Лютик вынула его из клетки и укутала в одеяло. Вернулся Хозяин, вынес из дома большую клетку и поставил ее во вместительный багажник, после чего немного посидел в машине с включенным мотором, чтобы обогреть кабину для Горлопана. Затем, решив, что стало достаточно тепло, он просигналил Лютику.

Я услышала, как захлопнулась дверца, затем раздался шум тронувшей­ся с места машины и постепенно растаял вдали.

Машина была просто замечательная, и Мисс Ку очень ее полюбила. Да и я тоже выезжала несколько раз, хотя, как я уже говорила, я отнюдь не без ума от автомобилей. Как-то Хозяин повез Ма и нас с Мисс Ку в одно славное местечко под Амбассадор-бридж.

Мы сидели в машине, и Хозяин чуть приоткрыл окно, чтобы до меня донесся из-за реки запах Детройта. Мисс Ку сейчас напоминает мне, что в данном случае слово «запах» совершенно не подходит, но оно по крайней мере приличное!

Пока мы сидели там в уютном тепле кабины, Мисс Ку описывала мне вид из окна:

— Прямо над нами через реку протянулся Посольский мост, словно игрушка из детского конструктора над ванной. По нему бесконечной чере­дой гремят грузовики. Несметная рать легковых машин. Зеваки останавли­вают машины на мосту, чтобы сделать несколько снимков. По ту сторону видно железнодорожное депо, а немного правее американцы строят какой-то большой зал — они вообще любят ходить в такие места и разговаривать. У них это называется конференциями или съездами, а на самом деле это значит, что они смываются от своих жен, накачиваются даровой выпивкой и связываются с платными подружками.

Мисс Ку немного помедлила и заговорила снова:

— Смотри-ка! По реке лед пошел! Вот бы нам наловить хоть немного и сохранить до лета, мы бы тогда заработали кучу денег. Ну, как я обещала, если хочешь, я велю Хозяину отвезти нас в Детройт.

— Нет, Мисс Ку, спасибо! — занервничала я. — Боюсь, мне это не доставит никакого удовольствия. Все равно я ничего не вижу, так что и ехать незачем. Правда, я уверена, что Хозяин охотно тебя покатает!

— Ну и трусиха же ты, Фиф! — заметила Мисс Ку. — Мне просто стыдно за тебя.

— Давай-ка отвезем кошек и поедем искать новый дом, — предложила Ма.

— Ладно, — ответил Хозяин, — нам все равно пора переезжать, мне наш дом с самого начала был не по душе.

— До свидания, мистер Посольский мост, — сказала я.

С послами и консулами у меня были связаны свои воспоминания, так что мне не хотелось проявить неуважение к мосту. Мотор ожил и ровно заурчал, а Мисс Ку скомандовала Хозяину:

— ДАВАЙ! Поехали!

Хозяин мягко нажал на педаль, машина медленно покатила по засне­женному склону и выехала на набережную. Когда мы проезжали Виндзорский вокзал, стоявший там поезд нетерпеливо загудел, и я со страху чуть в обморок не упала. А мы ехали все дальше и дальше, мимо Пьяного Завода и еще дальше.

Мы миновали монастырь, и Мисс Ку заметила, что всегда, проезжая это место, вспоминает о мистере Лофтусе из далекой Ирландии. Дочь мистера Лофтуса стала Монахиней в Монастыре, и как мы слышали, дела у нее идут хорошо.

Проехав довольно долгое время, мы свернули в сторону, и Хозяин сказал:

— Потерпи, Фиф, скоро приедем домой, там и перекусишь. Может, сначала выпьем чайку, Рэб? — обратился он к Ма.

— Я не прочь, — ответила она, — потом не придется оглядываться на время.

Хозяину когда-то так крепко досталось, что теперь ему приходится есть часто и понемногу. И мне довелось пережить «постные годы», прежде чем я нашла свой Дом, как и предсказывала Старая Яблоня; и мне было худо, так что теперь тоже приходится есть часто и понемногу.

Тепло укутанные, мы вернулись в дом на руках Хозяина и Ма, потому что на земле еще лежал снег. Дома Лютик уже приготовила чай, так что я подошла к ней и сказала, что очень рада вернуться домой.

Напившись чаю, Хозяин встал и сказал:

— Ну, нам пора, не то мы попадем в вечерний час пик.

Попрощавшись со мной и Мисс Ку, он велел нам присматривать за Лютиком, после чего вышел вместе с Ма. Мы снова услышали тающий вдали шум автомашины. Зная, что на часок-другой мы будем предоставле­ны сами себе, мы первым делом немного побегали, сначала я погонялась за Мисс Ку по комнате, потом она за мной. Затем мы стали состязаться, кто быстрее проделает как можно больше дыр в газете. Вскоре нам это надоело, да и газеты уже не осталось.

— А ну-ка, кто дальше сможет пройти по лестничным перилам и не упасть, Фиф! — предложила Мисс Ку и тут же спохватилась: — Ой, я забыла, что ты ничего не видишь.

Присев, она легонько почесала за левым ухом в надежде на вдохно­вение.

— Фиф! — позвала она.

— Да, Мисс Ку? — ответила я.

— Фиф, расскажи-ка мне какую-нибудь историю, лучше всего одно из наших старых преданий. Только говори тихо, я хочу, чтобы ты меня убаю­кала. А ты сама можешь заснуть потом, — великодушно добавила она.

— Хорошо, Мисс Ку, — ответила я, — я расскажу тебе о Котах, которые спасли Царство.

— Вот это класс! Ну, валяй, рассказывай! — она устроилась поудобнее, а я повернулась к ней мордочкой и повела рассказ:

«Давным давно, может, тысячу, а может, и миллион лет назад под теплым взглядом ласково улыбающегося солнца нежился прекрасный зеленый Остров. Лазурные волны игриво плескались о лениво развалившиеся береговые камни, взбиваясь вверх фонтанами белоснежной пены и брызг и раскидывая в воздухе широкие мосты радуг.

Земля была богата и плодородна; обласканные благоуханными ветрами, высокие и стройные деревья росли до самых небес. С возвышенностей по огромным камням стекали реки, низвергаясь звенящими водопадами в глубокие водоемы и разливаясь затем по равнинам, чтобы спокойно течь дальше в вечно гостеприимное море. Вдали на горизонте громоздились горы, которые — как знать — служили фундаментом Обителям Богов.

На окаймленных белой пеной прибоя песчаных пляжах беззаботно игра­ли, плавали и любили жители Острова. Здесь царил лишь покой, радость и невыразимое наслаждение. Здесь не было места ни мыслям о будущем, ни мыслям о горестях или зле, — одна лишь радость в тени пальм, тихо качающихся на ветру.

От берега вглубь острова вела широкая дорога, исчезая в прохладных сумерках могучего леса, чтобы снова появиться многими милями дальше, где пейзаж был совершенно иным. Здесь стояли храмы, высеченные из цветного камня, золота и серебра. Высокие шпили вздымались ввысь, касаясь самых небес. Своды куполов поднимались над простором посе­девших от времени зданий.

Вспугнув тысячи птиц, дремлющих на солнышке на древних стенах, из амбразуры высокого храма донеслись низкие звуки гонга.

Под этот неумолчный звон в главное здание заспешили облаченные в желтые одежды люди. На некоторое время все пришло в движение, затем суета стихла, и вновь на землю опустился безмолвный покой.

А в главном Зале Собраний огромного Храма беспокойно шелестели одеждами монахи, раздумывая над причиной внезапного вызова. Нако­нец в дальнем углу Храма стукнула дверь, и из нее показался короткий ряд одетых в желтое людей. Впереди медленно шагал Настоятель, глубо­кий старец, которого сопровождали два громадных кота с черными хвос­тами, ушами и масками на мордочках, но с белыми телами.

Между котами и старцем было явное телепатическое взаимопонимание. Все вместе они прошли на возвышение, где старец немного постоял, вглядываясь в море собравшихся перед ним лиц.

— Братья всех степеней, — медленно произнес он наконец. — Я призвал вас, чтобы сообщить, что нашему Острову угрожает смертельная опас­ность. Давно уже над нами нависает угроза, исходящая от ученых, насе­ляющих этот край по ту сторону гор. Они отрезаны от нас глубоким горным разломом, который почти делит Остров пополам, и подступить­ся к ним непросто. В их краях религию заменила собой наука; у них нет ни Бога, ни представления о правах ближних. Теперь же, о Братья всех степеней, — старый священник помедлил, обведя печальным взглядом собравшихся.

И удовлетворившись тем, что полностью завладел их вниманием, про­должил:

— Нам угрожают. Если мы не падем на колени перед этими безбожника­ми и не отдадим себя в полное подчинение этим злым людям, они грозят уничтожить нас неведомыми и смертоносными вирусами.

Он устало смолк под тяжким бременем прожитых лет.

— Мы, Братья, собрались здесь, чтобы обсудить, как можно отвести от себя эту угрозу нашей жизни и свободе. Мы знаем, где хранятся запасы этого вируса, ибо некоторые из нас тщетно пытались похитить их и уничтожить. Однако нам это не удалось, а те, кто пытался это сделать, были подвергнуты мучительной смерти.

— Святой Отец! — молвил один юный монах. — Разве эти культуры вирусов так громоздки и тяжелы? Не может ли похитивший их человек просто УБЕЖАТЬ с ними?

И он сел, оробев от собственной смелости обращения к Святому Отцу. Старец невесело взглянул на него.

— Громоздки? — переспросил он. — Нисколько. Культуры вирусов по­мещены в пробирке, которую можно удержать двумя пальцами, но одной лишь капли довольно, чтобы уничтожить всех нас. И тяжести здесь никакой нет, но вирусы хранятся в башне, которую тщательно охраняют.

Он снова умолк и вытер лоб.

— Чтобы показать нам свое презрение, они поставили пробирку в отк­рытом окне, так чтобы ее хорошо видели все те, кого мы посылаем в их страну. У самого окна тянется тонкая ветвь стройного дерева — не толще моего запястья. Чтобы показать, что нас они не боятся, они направили нам послание с советом молиться, чтобы нам были дарованы пустые головы, и тогда, возможно, ветка не сломается под нашим весом.

Собрание затянулось до глубокой ночи — монахи обсуждали всевозмож­ные способы спасения своего народа от гибели.

— Не можем ли мы сбить ее на землю, чтобы она разбилась? Тогда они сами падут ее жертвами, а мы будем спасены, — предложил один монах.

— Верно, — ответил другой, — но уж если бы можно было ее сбить, то лучше захватить ее, и тогда власть окажется в наших руках, ибо сказано, что от вирусов нет ни противоядия, ни защиты.

В тайном святилище престарелый священник в изнеможении лежал на своем ложе. Рядом с ним, словно два стража, лежали оба кота.

— Ваше Святейшество, — телепатически сказал один из них, — а не мог бы я проникнуть в их страну, забраться на дерево и унести сосуд?

Другой кот поднял взгляд на собрата:

— Мы отправимся вместе, — сказал он, — это удвоит наши шансы на

успех.

Старый жрец надолго задумался, взвешивая все за и против. Наконец он

телепатически произнес:

— Возможно, это и есть выход, так как никто, кроме кошки, не сможет забраться на это дерево и проползти по ветке. Да, возможно, это решение.

Он снова ненадолго углубился в размышления, а ни один владеющий телепатией кот не позволяет себе проникать в чужие мысли.

— Да, это может быть выход! — вновь заговорил Старец. — Вас обоих отнесут через горный разлом, чтобы вы не слишком утомились, и там будут дожидаться вашего возвращения.

И помедлив, он добавил:

— И мы никому не скажем, что собираемся сделать, ибо даже в такой общине, как наша, есть те, кто слишком много болтает. Да! — и тут он хлопнул в ладоши от радости. — Мы отправим посланца, чтобы узнать их условия, и это отвлечет от вас их внимание.

Вслед за этим наступили хлопотные дни. Настоятель дал знать, что наме­рен отправить посланца, и вскоре пришел ответ с разрешением. Люди из охраны посланца, несшие с собой две корзины, добрались по горным перевалам до разлома, пересекли его и оказались на вражеской терри­тории.

Посланец отправился в твердыню врага, и под покровом ночи котов выпустили из корзинок. Безмолвные, как сама ночь, они тронулись в путь. Незаметно пробравшись к дереву, они остановились у его подно­жия. Там они призвали на помощь все свои телепатические способности, чтобы выявить, не затаился ли где-нибудь враг. Затем один стал осторож­но взбираться на дерево, тогда как другой остался внизу, телепатически следя за всем, что происходит вокруг.

С бесконечной осторожностью кот прополз по ветке и выхватил сосуд из-под носа у захваченного врасплох стража.

Задолго до того, как из крепости выбежала поднятая по тревоге толпа воинов, оба кота растворились во мраке, унося с собой сосуд, на долгие годы обеспечивший безопасность их родному краю. С тех пор в той стране для всех последующих поколений Кошки стали Священными, и лишь одним кошкам ведомо, по какой причине!

Тихое похрапывание поставило точку в заключительной фразе. Я под­няла голову и прислушалась. Ну да, храп, на этот раз погромче.

Довольно усмехнувшись, я подумала:

«Ну, так и быть, пусть я Старая нудная Кошка, но по крайней мере я умею убаюкать Мисс Ку!»

Впрочем, долго она не спала. Вскоре она уселась, вытянувшись в струнку.

— Пора умываться, Фиф, — скомандовала она, — они уже едут домой, и я не могу допустить, чтобы ты выглядела такой неряхой.

Несколько минут спустя мы услышали шум автомашины и вслед за ним скрежет гаражной двери. Затем — шаги на дорожке, и вот вошли Хозяин и Ма.

— Ну, как у вас дела? — спросила Лютик, снимая передник и отклады­вая его в сторону.

— Мы нашли дом, — ответил Хозяин, — он отлично нам подходит. Если хотите, я отвезу вас взглянуть, и Фанни Плюх захватим с собой.

Хозяин часто называл Мисс Ку «Фанни Плюх» из-за ее манеры носиться как угорелая от возбуждения. Я была рада, что он не стал приглашать меня взглянуть на новую квартиру, впрочем, Хозяин и сам отлично знал, что я терпеть этого не могу и предпочитаю дождаться, пока ВСЕ мы не перебе­ремся вместе. Что там может быть такого для слепой кошки? Чего ради мне туда ехать, если мне это место совершенно незнакомо, и я шагу не смогу ступить, чтобы не наткнуться на что-нибудь?

Уж лучше я дождусь, пока все устроится на новом месте, и тогда Хозяин и Мисс Ку проведут меня по всем комнатам и покажут, что где стоит, а Хозяин будет ставить меня на разные предметы, чтобы я запомнила, как далеко надо прыгать.

Освоившись на новом месте, я умею прыгать со стула на стул без промахов и ушибов. Сначала я встаю на задние лапки и ощупываю стул, чтобы не прыгнуть на спинку, а потом уж прыгаю куда захочу. Само собой, временами я наталкиваюсь на разные предметы, но у меня хватает ума не налетать на одну и ту же вещь дважды!

Их отсутствие не было долгим. Вернувшись, Мисс Ку со всех лап броси­лась ко мне.

Ушки на макушку, Фиф, — велела она, — самое время все тебе рассказать. Так вот, это дом, в котором две квартиры. Мы берем весь дом, чтобы Хозяин мог спокойно написать новую книгу. Мы будем жить в верх­ней квартире. Там просторные комнаты с видом на реку Детройт. Еще там есть большой балкон с перилами, и Хозяин говорит, что мы сможем на нем сидеть, когда потеплеет. И там еще есть ЧЕРДАК, Фиф, где можно играть и кататься в пыли сколько хочешь. Ты будешь в ВОСТОРГЕ!

Стало быть, Хозяин собирается писать новую книгу? Я знала, что Люди настаивали на том, чтобы она была написана; знала, что он получил на этот счет особые указания от бестелесных сущностей. Уже и название было при­думано. Мисс Ку перехватила мои мысли.

— Да! — радостно воскликнула она. — Как только мы переберемся на той неделе в новый дом, мы тут же отправимся к миссис Дэрр, купим у нее писчей бумаги и начнем работать.

— Миссис Дэрр? — переспросила я. — А кто она такая?

— Как, ты не знаешь миссис Дэрр? Да ее же ВСЕ знают, эта женщина торгует книгами для одной виндзорской фирмы, но скоро собирается отк­рыть собственное дело. Она не знает миссис Дэрр! Ну и ну! Ты прямо не от мира сего, да и только, — и покачав головой, она что-то недовольно провор­чала.

— А как же она выглядит, Мисс Ку? — спросила я. — Ты же знаешь, что я ничего не вижу!

— Ах, да, конечно, я совсем забыла, — заметно смягчившись, ответила Мисс Ку. — Ладно уж, садись, старушка, я тебе расскажу.

Забравшись на подоконник, мы сели друг против друга, и Мисс Ку начала:

— Ты, конечно, многое пропустила. Мисс Дэрр — а для друзей просто Рут — воплощенная ЭЛЕГАНТНОСТЬ! В меру полненькая, милые черты лица, и по словам Ма, у нее золотисто-каштановые волосы, не знаю, правда, что это значит. Она носит юбки-кринолины, разве что спать в них не ложит­ся, и Хозяин говорит, что она похожа на фигурку из дрезденского фарфора. И кожа у нее красивая. Словно фарфоровая, понимаешь, Фиф?

— Конечно, ты очень живо ее описываешь, Мисс Ку, спасибо, — отве­тила я.

— Она продает книги и все такое, и хотя она настоящая голландка, но продает книги в Англии. Она продает и книги Хозяина. Нам она нравится, и теперь, когда мы будем жить в Виндзоре, мы надеемся, что будем видеть ее чаще.

Мы немного помолчали, размышляя о достоинствах миссис Дэрр, а потом мне пришел в голову вопрос:

— А есть у нее кто-нибудь из кошачьего семейства? Мисс Ку помрачнела.

— Ах! Как жаль, что ты об этом спросила. Это очень печальная исто­рия, ОЧЕНЬ печальная.

Она умолкла, и я даже расслышала пару всхлипов. Вскоре она справи­лась со своими чувствами и продолжила:

— Да, у нее есть Стабби, это котик, который ничего не может, к тому же он еще и барышня, которая тоже ничего не может. Словом, произошла ужасная ошибка; у бедняги Стабби все безнадежно перепуталось в его или ее Жизненном Отделе. Но у него золотое сердце, просто золотое. Добрейшая душа. Застенчивый, очень сдержанный, что, впрочем, вполне естественно в его состоянии. Из бедняжки получилась бы хорошая мамаша для каких-ни­будь бездомных котят. Непременно поговорю об этом с Хозяином.

— А есть мистер Дэрр? — поинтересовалась я и добавила:

— Конечно, должен быть, иначе она не была бы миссис.

— О да, мистер Дэрр тоже есть, он производит молоко для Виндзора, без него все пропали бы от жажды. Он тоже голландец, так что дочка у них, надо думать, двойная голландка. Да, Фиф, тебе миссис Дэрр понравится, она из тех, кому стоит помурлыкать. Но теперь у нас нет времени на эти разго­воры, нам надо заняться устройством дома. На будущей неделе мы пере­едем, и я пообещала Хозяину позаботиться о том, чтобы ты не слишком боялась нового места.

— А я и не испугаюсь, Мисс Ку, — ответила я, — на моем веку было немало переездов.

— Ну, — сказала Мисс Ку, пропустив мимо ушей мое замечание, — через неделю багаж и прочие вещи погрузят в грузовик, и Ма отправится туда следить за доставкой. Затем Хозяин заберет тебя, Лютик и меня, и когда мы устроимся на новом месте, Хозяин и Ма вернутся сюда, чтобы прове­рить, все ли здесь в порядке, и отдать ключи домовладельцу.

Снега уже начали таять, лед в озере тронулся и поплыл по реке. Внезап­ные снежные бури напоминали нам, что до лета еще далеко, но мы чувство­вали, что самое худшее уже позади. Жизнь в Канаде была поразительно дорогая, цены на все были вдвое — а то и втрое — выше, чем цены в Ирландии или Франции.

Хозяин попытался подыскать работу в прессе или на телевидении, но на горьком опыте убедился, что канадские фирмы не жалуют приезжих, если только они (как назвал их Хозяин) не РАБОТЯГИ. Обнаружив, что ни р прессу, ни на телевидение ему не попасть, он попытался найти хоть какую-то работу, и тут тоже выяснилось, что он никому не нужен.

И всем нам Канада не нравилась из-за поразительно низкой культуры к неумения ценить прекрасное в жизни. Я же утешала себя мыслью о том, что скоро лето и всем станет лучше.

Хозяин, Лютик и Мисс Ку отправились однажды на прогулку. Надо думать, они поехали в магазин купить торфяного мха.

Мы с Ма взялись стелить постели и занялись мелкой домашней рабо­той. Надо было подмести лестницу, сложить и прибрать старые газеты. Когда мы со всем этим управились, они вернулись домой.

— Как тебе это нравится, Фиф? — зашептала Мисс Ку, подойдя ко мне.

— Что, Мисс Ку? Что случилось?

— Ох, Боже мой, ты ни за что не догадаешься, — промурлыкала Мисс Ку. — Ни за что. Тебя это УБЬЕТ НАПОВАЛ. Она познакомилась с челове­ком по имени Хедди, который любит обезьян.

— Мартышек, Мисс Ку? Неужели у нас в доме опять будет обезьяна! Мисс Ку цинично усмехнулась.

— Нет, Фиф, у нас будет не ОДНА обезьяна, у нас будут целых ДВА этих ужастика. Пожалуй, нам придется пускаться вплавь, если обе устроят потоп, работая сверхурочно.

И немного помолчав, она добавила:

— Но, может быть, их будут держать на балконе, не могут же две дикие мартышки носиться по всему дому. Горлопан хоть не мог ходить, зато эти две в полном порядке, полная гарантия, море удовольствия или деньги обратно.

И шумно вздохнув, она сказала:

— Лютик собирается вскоре зайти к этому Хедди, она ведь ОБОЖАЕТ мартышек!

— Очень странно, — заметила я, — ведь у обезьян такая скверная репутация. Помню, во Франции у одного отставного моряка была мартыш­ка, так вот в один прекрасный день она сбежала и совершенно разорила фруктовую лавку.

Сама я этого, правда, не видела, но мне все рассказала одна особа по имени мадам Баттерболл, которая заведовала ветеринарной клиникой. Ког­да я там лечилась, она рассказала мне историю прежнего жильца моей клетки, этой самой мартышки, которая сильно порезалась, разбив стеклян­ный прилавок.

Потом мы вовсю занялись сборами, ведь столько всего надо было упаковать в ящики. Мы с Мисс Ку изо всех сил топтались по вещам, чтобы поплотнее уложить их в чемоданах. Временами нам приходилось даже вы­таскивать вещи из уложенных чемоданов, чтобы убедиться, что ничто не забыто. Приходилось нам и сминать оберточную бумагу, так как всем извес­тно, что мятая бумага мягче новой и гладкой.

Мы трудились непокладая лап, и я горжусь тем, что мы тоже помогли делу. Особенно мы любили готовить к употреблению чистые простыни. Ну кому на свете нравятся простыни прямо из прачечной, жесткие и шерша­вые! Мы с Мисс Ку придумали целую систему беготни по простыням, пока те не станут мягкими и гибкими, избавившись от своих жестких наглажен­ных складок.

—Шила! — позвала Ма из кухни. — Пришел Плотник насчет обезьянь­ей клетки.

— Иду, — отозвалась Лютик, топоча ногами по лестнице. Мисс Ку недовольно проворчала:

— Ага, обезьянья клетка! Ну и влетит же она в копеечку! Честное слово, не знаю, к чему мы все идем. Надо будет пойти послушать, это не помешает.

— Та, та, — говорил Плотник, — стало быть клетка фам нужна разбор­ная, нет? Да? Я ее быстренько сфарганю. Мой шена тоше люпит мартышек. Я и ее прифеду, а? Я еще приту.

Мисс Ку тихо посмеивалась про себя.

— Не успел сказать «Я приту» — и тут же ушел, Фиф. Ну и ну! Должно быть, у него получится не клетка, а целый сарай, где поместятся и Хозяин, и Ма, и Лютик, и мы с тобой.

— А места ей в новом доме хватит, Мисс Ку? — спросила я.

— Да! Да! Там уйма места, а наверху у нас будет большая веранда, забранная сеткой. Я было понадеялась, что там у нас будет площадка для игр, но вместо этого там будет обезьянник! Вот так все надежды и рушатся!

И побежали друг за другом последние деньки. Хозяин и Лютик съезди­ли к Мистеру Голландскому Плотнику и вернулись с известием, что клетка закончена и устанавливается в новом доме. С каждой поездкой Хозяина в Виндзор отвозилось все больше вещей.

Мисс Ку съездила посмотреть, все ли там в порядке, и вернулась со словами:

— Ну, Фиф, завтра ты уже будешь спать в Виндзоре, откуда открывает­ся прекрасный вид на Детройт. Там есть на что посмотреть, некоторые даже переезжают через реку сюда в своих блестящих машинах. Правда, они и доллары в страну привозят. Очень полезно для торговли и всего такого.

Хозяин взял меня на руки, и мы немного поиграли. Я очень любила играть с ним. Он брал тонкий прутик с привязанной на конце погремушкой и водил им по полу, чтобы я могла гоняться за ним по звуку. Он, конечно, часто позволял мне поймать его, просто чтобы меня подбодрить.

Я ЗНАЛА, что он позволяет мне поймать прутик, но притворялась, будто не знаю. А в этот вечер он взъерошил мне шерсть и погладил грудку.

— Сегодня ложимся спать пораньше, Фиф, завтра у нас трудный день.

— Спокойной ночи, — сказали Ма и Лютик.

— Спокойной ночи, — ответили мы, и я услышала щелчок выключате­ля. Это Хозяин в последний раз выключил свет в этом доме.

А завтра? Завтра будет новый день, который приведет нас в новый дом. А сегодня я улеглась и заснула.

Глава 10